Выдержки из пресс-брифинга Государственного департамента США

17 октября 2017

Брифинг проводит Официальный представитель Хизер Нойерт

Г-ЖА НОЙЕРТ: Сегодня мы начинаем наш брифинг немного позже, чем обычно, потому что ранее сегодня мы приветствовали греческую делегацию и Премьер-министра Греции в Белом доме, где находился Государственный секретарь Тиллерсон, принимавший участие в некоторых из состоявшихся там встреч.

Вначале я хотела бы сегодня поговорить немного о поездке нашего заместителя Госсекретаря в столицу Японии Токио. Заместитель Государственного секретаря США Джон Салливан провел сегодня в Токио двусторонние встречи со своим коллегой, заместителем Министра иностранных дел Японии, а также с советником по национальной безопасности. В ходе обеих этих встреч заместитель Госсекретаря и его японские коллеги подчеркнули важность тесного сотрудничества с целью оказания максимального дипломатического, экономического и военного давления на КНДР, чтобы заставить эту страну отказаться от разработки ядерного оружия и ракет. Замгоссекретаря также подтвердил важность трехстороннего сотрудничества США с Японией и Республикой Корея для преодоления угрозы со стороны КНДР и решения ряда других актуальных региональных и глобальных проблем.

Замгоссекретаря был рад возможности лично встретиться с сотрудниками дипломатического представительства США из числа американских граждан и местного персонала. В ходе этого мероприятия, состоявшегося в посольстве США в Токио в формате общего собрания коллектива, он выразил сотрудникам признательность Государственного департамента за их жизненно важный вклад в продвижение интересов США в Японии. Я знаю, что они очень усердно трудились в ходе подготовки к этой поездке, а также к поездке Президента США в этот регион в следующем месяце.

Кроме того, заместитель Госсекретаря встретился с бизнес-лидерами и представителями Американской торговой палаты в Японии, чтобы обсудить конкретные пути расширения американо-японских экономических связей. За сегодняшними встречами Джона Салливана последуют его трехсторонние встречи с коллегами из Республики Корея и Японии завтра в Сеуле в целях дальнейшего улучшения координации в преодолении критически важной угрозы со стороны КНДР и других вопросов, представляющих взаимный интерес.

Теперь я хотела бы перейти к Сомали и отметить, что мы выражаем глубокие соболезнования всем сомалийцам, особенно тем, кто потерял своих родных и близких в результате бессмысленных и варварских нападений, в ходе которых погибли, по крайней мере, двое граждан США. Мы также желаем скорейшего выздоровления всем, кто получил ранения. 17 октября в Могадишо прилетел американский военно-транспортный самолёт C-130 с медицинскими и другими грузами. Материалы распределяются среди больниц и травмпунктов сомалийской столицы. Управление по оказанию помощи в чрезвычайных ситуациях за рубежом в составе Агентства США по международному развитию (USAID) предоставило немедленную помощь в области ликвидации последствий катастрофы, организовав доставку чрезвычайных медицинских принадлежностей, а также направив на места чрезвычайные медицинские бригады. Как всегда, мы благодарим их за хорошую работу.

Далее, я хотела бы упомянуть то, что, на мой взгляд, является важным событием для всех вас как журналистов: убийство журналиста на Мальте. Многие из нас очень внимательно следили за её материалами. Ее звали Дафна Галиция, и мы, работники Государственного департамента, самым решительным образом осуждаем ужасающее насилие, применённое против нее.

Это было трусливое нападение, оборвавшее жизнь талантливой и храброй молодой журналистки, которая посвятила свою карьеру борьбе за верховенство закона и информированию о фактах коррупции. Мы быстро отреагировали на просьбу Премьер-министра о помощи. Правительство и полиция Мальты поддерживают контакт с Федеральным бюро расследований (ФБР) в отношении расследования этого инцидента, и ФБР оказывает конкретную помощь в соответствии с запросом. Мы призываем к тщательному, прозрачному и независимому расследованию обстоятельств смерти г-жи Галиции. Однако для получения более подробной информации об этом расследовании мы советуем вам обратиться к мальтийским следователям.

И, наконец, событие, о котором мы много слышали сегодня: речь идёт о ситуации в Ракке в Сирии. Я знаю, что многие из вас уже сообщили об этом сегодня, поэтому я хотела бы предоставить вам последнюю имеющуюся у нас информацию о нашей кампании по разгрому ИГИЛ в этом городе. Как видели некоторые из вас, ранее сегодня официальный представитель коалиции полковник Диллон провел брифинг в Багдаде и заявил, что, по нашим оценкам, Ракка уже на 90 процентов освобождена от противника, и мы продолжаем поддерживать наших партнёров, Сирийские демократические силы (СДС), в оказании давления на несколько районов, где в настоящее время остаются очаги сопротивления боевиков ИГИЛ.

За последние несколько дней мы наблюдаем значительный прогресс в этом городе, и СДС помогают многим гражданским лицам переходить в безопасные районы. В результате этого только за последнюю неделю спасено почти 3000 мирных жителей. Близится освобождение Ракки от жестокого правления ИГИЛ, и достигнута важная веха в нашей кампании по разгрому ИГИЛ. Группировка быстро теряет контроль над своим так называемым халифатом.

Соединенные Штаты и наши союзники готовы к следующим шагам и будут продолжать работать с партнерами над оказанием гуманитарной помощи нуждающимся и поддерживать усилия по стабилизации в Ракке и других освобожденных районах, включая удаление взрывчатки, оставленной ИГИЛ, восстановление основных услуг и поддержку местных органов управления.

У ИГИЛ было более трех лет для подготовки к обороне Ракки. Группировка использовала женщин и детей в качестве живого щита, заставляла мирных жителей и своих боевиков становиться террористами-смертниками, минировала школы и дома и направляла автомобили, начиненные взрывчаткой, на наших партнеров, стремящихся освободить своих соотечественников-сирийцев. Но, в конце концов, ИГИЛ стоит на грани потери контроля над Раккой. Мы будем работать с нашими партнерами над завершением работы в Ракке, до тех пор пока все сирийцы и иракцы не будут свободны от ИГИЛ, и жестокие террористы больше не будут представлять угрозы для Соединенных Штатов или международного сообщества.

[…]

ВОПРОС: Благодарю Вас. Теперь, если больше никто не хочет попробовать задать вопрос по этой теме, я бы хотел перейти к Ракке.

Г-ЖА НОЙЕРТ: (Смех.) Хорошо. Спасибо.

ВОПРОС: Таким образом, Вы не готовы сказать, что весь город освобожден. Очевидно, что вы сказали “90 процентов”, сославшись на –

Г-ЖА НОЙЕРТ: Да. Пока ещё не весь город освобожден. Мы хотим проявлять осторожность с подобными заявлениями.

ВОПРОС: Что бы вы хотели видеть на месте того вида правления, которое установило там Исламское государство? Какой вы хотите видеть новую власть? И по-прежнему ли вы намерены с помощью ваших денег восстановить самую основную инфраструктуру, а затем как бы уйти и предоставить другим возможность осуществлять восстановление в более среднесрочной перспективе?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Позвольте мне начать с первой части вашего вопроса о нынешнем положении дел в Ракке. Пентагон осветил этот вопрос сегодня. По нашим оценкам, город освобожден примерно на 90 процентов. Поэтому я бы хотела проявлять осторожность с заявлениями на эту тему, потому что там еще могут продолжаться боевые действия, происходить стычки, и могут оказывать сопротивление боевики. Так что борьба ещё не окончена, но сделан важный шаг. Мы на верной дороге. Мы на правильном пути.

После того, как Ракка будет освобождена, а мы, Соединенные Штаты вместе с 73 партнерами по коалиции, очень упорно трудимся над этим в течение многих и месяцев, — далее мы будем вести работу по разминированию. В конце концов, мы доберёмся до момента, когда мы сможем начать удалять обломки, доберёмся до момента, когда мы хотели бы восстановить электричество, восстановить снабжение чистой водой. Такие же работы, которые США и партнеры по коалиции проводили в Мосуле — вначале в восточной части Мосула, а затем в западной части Мосула. Все это требует времени, но у нас есть преданные делу люди, которые готовы проводить эту очень трудную работу по восстановлению основной инфраструктуры для сирийцев, в частности, в районе Ракки.

Затем Вы задали вопрос о том, какой будет роль США с американским финансированием. И частично она будет заключаться в восстановлении базовых услуг. Таков наш план. Речь не идет о государственном строительстве, которым правительство США ранее занималось в других странах. В настоящее время мы видим нашу роль в восстановлении основных услуг, а затем, со временем, мы передадим эстафету другим странам и, если хотите, стране, где находится город.

Мы провели много встреч в Организации Объединенных Наций, в которых участвовал Государственный секретарь. В ходе совещаний стран-единомышленников, заинтересованных в этом вопросе, в частности, в Сирии, эти страны проявили интерес к выполнению определенных ролей в осуществлении некоторых крупных строительных проектов. Таким образом, мы, безусловно, приветствуем участие других стран в этом процессе.

ВОПРОС: Ясно. Но вы считаете, что ваша роль завершится после расчистки обломков, после восстановления электроснабжения, после того как жители начнут получать достаточное количество –

Г-ЖА НОЙЕРТ: Я думаю –

ВОПРОС: — чистой питьевой воды? Или вы видите роль, выходящую за рамки этого и включающую создание или организацию местных органов власти, которые смогут управлять городом?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Кроме всего прочего, мы призвали местных должностных лиц взять на себя ответственность за обеспечение безопасности после освобождения города. Мы, конечно, находимся сейчас в Ракке. Наша цель и миссия в Сирии в настоящее время — разгромить ИГИЛ. Именно поэтому правительство США осуществляет взаимодействие в Сирии. И это действительно всё: разгромить ИГИЛ.

Но мы будем осуществлять помощь и, по существу, выполнять ведущую роль в деле восстановления водоснабжения, электроснабжения и так далее, но, в конце концов, вопрос правления Сирией — это то, что, я думаю, по-прежнему очень интересует все страны. Мы видели, что народ Сирии прошел через ужасные вещи. Вы видите видеокадры, поступающие из Сирии. Эти города были фактически разрушены ИГИЛ, тем, что принесла в них эта группировка.

И мы привержены женевскому процессу. Мы много говорили здесь об этом, о нашей поддержке заслуживающего доверия политического процесса для будущего Сирии, о том, что мы считаем, что Сирией должны править сирийцы, уважающие права человека. Так что мы продолжаем сосредоточивать внимание на этом. Некоторые из наших коллег участвовали в различных совещаниях в других частях мира для обсуждения подобных вещей, так что мы не отходим от этой позиции. Я просто хочу чётко объяснить, на каком этапе мы находимся, и какой будет наша роль.

[…]

ВОПРОС: Ведь к настоящему моменту вы признаёте государство Сирия, правительство Башара аль-Асада в качестве законного правительства в Сирии, и признаёте, что Ракка является частью сирийского государства, верно?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Я не принимаю такое описание обстановки. Но мы знаем, как и вы знаете, — и мы уже говорили об этом здесь, — что США, конечно, ведут переговоры с Россией — мы не будем отрицать это, — к примеру, о прекращении огня, которое в целом соблюдается со 2 июля, и это существенный момент. Это перемирие позволило партнерам по коалиции войти в этот район, где боевые действия по большому счёту прекратились, и помогло доставить гуманитарную помощь, что очень важно, помогло перебросить в этот район людей, которые могут заниматься удалением обломков, которые могут снова подключить электричество, которые могут восстановить водоснабжение и со временем вернуть детей в школу.

Это важно, и когда мы в целом рассматриваем отношения с Россией, мы, в частности, ищем области, в которых наши взгляды совпадают. И наши взгляды совпадают в необходимости разгрома ИГИЛ. Так что это соглашение о прекращении огня успешно соблюдается, и мы надеемся, что это будет продолжаться.

ВОПРОС: Я понимаю, но вы всегда утверждали о вашей приверженности единству Сирии. Вы хотите сохранить Сирию как единую страну, чтобы она не оказалась раздробленной на небольшие государственные образования, что может произойти в Ракке, верно?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Да, Саид, я просто не собираюсь обсуждать гипотезы о том, что могло бы –

ВОПРОС: Но могли бы Вы –

Г-ЖА НОЙЕРТ: — могло бы произойти. Вот где мы находимся сегодня: по нашим оценкам, освобождено 90 процентов города. Это потрясающие новости. И я не хочу уводить в сторону внимание от этой потрясающей новости, достигнутой в результате ожесточенных боёв, которые невероятно упорно вели так много людей — наши американские войска и коалиционные силы. Они добиваются успеха. Я не хочу отвлекать внимание от успеха, достигнутого ими к настоящему моменту.

[…]

ВОПРОС: Вы имеете в виду Астанинский процесс? Женевский? Который из них?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Женевский процесс — это то, что мы –

ВОПРОС: А не Астанинский?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Мы, конечно, присутствовали — не на задворках, но мы присутствовали там, когда проходили переговоры в Астане. Мы не являемся их участником, но мы поддерживаем Женевские переговоры о будущем.

[…]

ВОПРОС: Ясно. Государственный департамент выпустил что-то вроде ответа на это, заявив, что Госсекретарь призывает Северную Корею продемонстрировать, что она всерьез желает вести переговоры, и в качестве начала этого процесса ей следовало бы прекратить ракетные и ядерные испытания. Что ваша администрация считает серьезным подходом к переговорам? Я хочу сказать, каковы критерии? Просто не проводить испытания в течение определенного периода времени? Как мир узнает, когда Северная Корея будет готова к переговорам?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Такое впечатление, что мы как бы вернулись на два или три месяца назад, когда это было популярной темой для разговоров — что они должны сделать? Для всего правительства США совершенно очевидно, что Северная Корея не заинтересована в начале проведения каких-либо переговоров в настоящее время. Несомненно, мы бы предпочли переговоры. Дипломатия — это наш предпочтительный подход. Мы не отказываемся от усилий в этой области. Государственный секретарь Тиллерсон очень четко высказывался на эту тему, так же как и Министр обороны Мэттис и многие другие представители группы советников Президента в области национальной безопасности.

Мы хотим, чтобы Северная Корея понимала, что она может выбрать другой путь. Она может выбрать другой путь. Северокорейцы могут изменить свое поведение, если они хотят вернуться к заслуживающим доверия переговоров. Они не показывают признаков того, что они близки к желанию вести переговоры в настоящее время, так как они испытывают баллистические ракеты и выполняют продвинутые ядерные испытания. Они не показывают каких-либо признаков того, что они заинтересованы в переговорах и готовы к ним.

ВОПРОС: Это ясно, но ваше ведомство затронуло эту тему и заявило, что началом движения в этом направлении могло бы стать прекращение испытаний. Так –

Г-ЖА НОЙЕРТ: Это, несомненно, было бы началом. Это было бы хорошим началом процесса, если бы они прекратили незаконные испытания ядерного оружия и баллистических ракет. Это было бы отличным началом. Мы, конечно, хотели бы, чтобы это произошло, но мы в действительности этого ещё не видели.

ВОПРОС: Можно задать последующий вопрос?

ВОПРОС: Почему же тогда был опубликован такой ответ? Похоже, что это было ответом на то, что заявляли северокорейцы, но вы говорите, что они очень далеки от переговоров. Почему же было опубликовано заявление? Я не совсем понимаю, при каких условиях США скажут: “Хорошо, это серьезный шаг”. Каким будет серьезный шаг КНДР в сторону переговоров?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Я думаю, что мы продолжаем наблюдать, мы продолжаем следить за развитием ситуации. Мы знаем, что Северная Корея чувствует давление со стороны не только санкций, но и нашей общей кампании мирного давления. Мы получили очень хорошие новости в начале этой недели — буквально вчера, когда ЕС решил, что он запретит некоторые виды деятельности и некоторые действия, связанные с Северной Кореей. На прошлой неделе мы говорили о том, что сделало правительство Италии, решившее выслать из страны Посла Северной Кореи. Мы видели много новостей об эффективности общей кампании давления. Мы знаем, что она начинает перекрывать каналы поступления денег в Северную Корею. КНДР использует деньги, поступающие по этим каналам, для финансирования своих программ. КНДР также использует эти деньги для того, чтобы угрожать мировому сообществу и подрывать международный мир и безопасность.

[…]

ВОПРОС: Да. Спасибо, Хизер. Соединенные Штаты заявили, что они решат проблемы, связанные с северокорейской ядерной программной, дипломатическим путем. Идёт ли речь о дипломатическом давлении или дипломатических переговорах, или о том и другом, переговорах и давлении?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Я думаю, что речь идёт о дипломатическом давлении, что мы видим на примере нашей кампании давления. Заместитель Государственного секретаря Джон Салливан в настоящее время находится в регионе и завтра проведёт трехсторонние встречи с Республикой Корея и Японией. Это важный шаг; это важный способ дальнейшего укрепления прочных отношений с нашими союзниками, а также демонстрации миру последствий кампании давления, которая начинает сокращать потоки денег, поступающих в Северную Корею.

Сьюзан Торнтон, исполняющая обязанности помощника Государственного секретаря по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона, в настоящее время находится в том регионе. Она не в Корее; если я не ошибаюсь, она на самом деле в Маниле. Но одна из тем, которые она обсуждает, — это также наша кампания давления.

Так что мы применяем этот общегосударственный подход, в рамках которого различные должностные лица, различные министерства и ведомства уделяют этому вопросу особое внимание, делая всё возможное в стремлении добиться будущей денуклеаризации Корейского полуострова. Вы видели подобные действия со стороны Министерства финансов США, когда Министр Стивен Мнучин ввёл в действие различные санкции в отношении Северной Кореи. Мы видели, что Посол Никки Хейли также говорила об этом. Она только что выступила с речью, в которой говорила о том, что из Северной Кореи перестало поступать 90 процентов экспорта.

Итак, мы видим успех кампании. Мы надеемся, что этот дипломатический подход, в конце концов, принесёт успех. И я просто хотела бы вернуться к тому, что Государственный секретарь Тиллерсон недавно сказал, что он, вероятно, самый оптимистичный представитель правительства США.

ВОПРОС: Когда дипломатические варианты терпят неудачу, всегда возможны военные варианты?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Подобные варианты доступны нам в отношении почти каждой возможной ситуации по всему миру, так что мы всегда имеем их в распоряжении. И мы продолжаем подчеркивать нашим союзникам, особенно в регионе, которые, возможно, более всего нервничают по поводу Северной Кореи — Японии и Республике Корея, — что мы их защитим. Мы их защитим; мы будем поддерживать и защищать их. Конечно, это относится и к находящимся там гражданам США. Там несут службу много американских военнослужащих. У нас всегда есть в распоряжении такой вариант. Но в этом зале и в этом ведомстве мы говорим о дипломатии, и мы сосредоточиваем на ней внимание.

[…]

###

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.

Department Press Briefing — October 17, 2017