Выдержки из пресс-брифинга Официального представителя Госдепартамента США Хизер Нойерт

27 июня 2017

[…]

ВОПРОС: Россияне опубликовали сообщение о вчерашнем телефонном разговоре между Государственным секретарем Тиллерсоном и Министром иностранных дел Лавровым. Согласно российской версии, они обсудили вопрос сдерживания применения химического оружия. Поделился ли Госсекретарь –

Г-ЖА НОЙЕРТ: Что они обсудили?

ВОПРОС: Сдерживание применения химического оружия –

Г-ЖА НОЙЕРТ: Так.

ВОПРОС: — в Сирии. Поделился ли Госсекретарь с россиянами информацией, которую нам сообщили вчера вечером, о том, что США обнаружили подготовку на местах? И предостерёг ли Госсекретарь Министра иностранных дел Лаврова в связи с этим, или попросил ли он его оказать давление на сирийцев, с тем чтобы они не применяли химическое оружие?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Я могу подтвердить, что Госсекретарь Тиллерсон вчера поговорил со своим коллегой, г-ном Лавровым, Министром иностранных дел России. Как вы знаете, они на регулярной основе беседуют на разные темы. Они начали диалог в Москве, если я не ошибаюсь, в марте. Они встречались здесь около месяца назад. Кроме того, конечно, они регулярно беседуют по телефону, как, например, вчера вечером.

Госсекретарь Тиллерсон не публикует подробного сообщения о содержании этого разговора. Мы знаем, что россияне обнародовали то, что они считают своей версией, поэтому я не буду пункт за пунктом обсуждать то, что, как мы думаем, они сказали, или что, как они утверждают, было сказано в ходе этого разговора. Но в прошлом Госсекретарь чётко излагал свои опасения, и он продолжает делать это в отношении России.

[…]

ВОПРОС: Вы хотите сказать, что оспариваете описание разговора, предоставленное россиянами?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Нет, я просто не собираюсь обсуждать сказанное пункт за пунктом. Россияне часто публикуют информацию, в которой иногда содержится неверное описание фактов, и поэтому я не буду вступать с ними в перепалку о том, что было сказано в ходе этого разговора. Госсекретарь Тиллерсон всегда чётко заявляет россиянам о том, как мы относимся к тем или иным вопросам, и Госсекретарь предпочитает в значительной степени вести дипломатию в частном порядке в этих разговорах, потому что он считает, что это позволяет нам действовать с максимальной эффективностью.

[…]

ВОПРОС: О дискуссии между Госсекретарем Тиллерсоном и Министром Лавровым по Сирии и предполагаемым планам химической атаки.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Вы имеете в виду опубликованное вчера вечером заявление о том, что Соединенные Штаты обеспокоены начавшейся подготовкой Сирии к тому, что, по нашему мнению, является возможной химической атакой? Ваш вопрос в том, будут ли дополнительные разговоры на эту тему?

ВОПРОС: Да, что-то в этом роде.

Г-ЖА НОЙЕРТ: У меня нет каких-либо дополнительных сообщений о телефонных звонках или другой информации на эту тему. Это то, чем правительство Соединенных Штатов по-прежнему очень обеспокоено. Я просто пока не в курсе каких-либо последующих переговоров, которые запланированы по данному вопросу.

ВОПРОС: Я знаю, что вы не хотите вдаваться в детали, но прилагаются ли какие-либо усилия для повторного открытия канала встреч между Шенноном и Рябковым? И является ли это –

Г-ЖА НОЙЕРТ: Мы считаем, что это очень важный разговор, который должен вестись. Вы все слышали здесь, что наши отношения с правительством России находятся на самом низком уровне, и мы хотели бы исправить эту ситуацию, с тем чтобы мы могли найти области общих интересов, включая борьбу против ИГИЛ, и работать в этих сферах в духе полного сотрудничества. Я знаю, что мы хотели бы возобновить переговоры с россиянами на эту тему. У меня нет каких-либо сообщений о встречах или каких-либо поездках в этой связи, но я буду держать вас в курсе событий.

ВОПРОС: Нет, просто хотелось бы знать, разговаривал ли Госсекретарь с Министром иностранных дел Лавровым на эту тему — в числе других пунктов повестки дня, если –

Г-ЖА НОЙЕРТ: Я знаю, что мы много говорили об областях взаимной обеспокоенности. Что касается планирования новой встречи, я просто не знаю об этом. Извините.

[…]

ВОПРОС: Может ли ваше ведомство поделиться с нами какими-либо доказательствами этой потенциальной подготовки к использованию химического оружия? Потому что на самом деле такие доказательства не были представлены.

Г-ЖА НОЙЕРТ: Да, и они не будут представлены, потому что это рассматривается как вопрос разведки. Так что, как вы все знаете, иногда появляется информация, в подробности которой мы просто не можем вдаваться, но эти данные, безусловно, привлекли внимание правительства Соединенных Штатов на самом высоком уровне.

ВОПРОС: Возможно ли, что наблюдаемая активность была связана с какой-то другой причиной, помимо подготовки к атаке с применением химического оружия?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Например?

ВОПРОС: С какой-то другой деятельностью сирийцев на авиабазе — возможно ли это?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Я бы сказала, что это гипотетический вопрос. Мы знаем из прошлого опыта, что сирийский режим использовал химическое оружие против собственных граждан, так что это, несомненно, остаётся очень важным предметом нашей обеспокоенности в будущем.

[…]

ВОПРОС: Ясно. Посол Хейли сказала сегодня, что США обвинят Иран, Россию и Сирию, если химическое оружие будет снова применено. Что это значит — обвинить эти страны? Как США привлекут их к ответственности в случае очередного удара?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Так.

ВОПРОС: Намерены ли США нанести военный удар по Ирану или России в случае нападения с применением химического оружия?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Ясно. Я не могу ответить на ваш третий вопрос; это вопрос к Министерству обороны, и он также носит гипотетический характер. Что касается вашего первого вопроса — почему мы будем обвинять Сирию и Иран? Таков вопрос?

ВОПРОС: Что значит обвинить эти страны?

Г-ЖА НОЙЕРТ: Всё, что нам нужно сделать, это заглянуть в прошлое, и мы увидим, как сирийский режим еще в 2015 году был на грани коллапса — и кто пришел ему на помощь и спас сирийский режим? Кто пришел на помощь? Россия. И именно поэтому сегодня нам — то есть, всему миру, — приходится иметь дело с нынешней ситуацией в Сирии. Россия помогла укрепить сирийские вооруженные силы, и с тех пор мы видим там смерть, уничтожение, разрушение.

Поэтому, когда мы говорим, что Россия будет привлечена к ответственности, мы считаем, что она также играет в этом определенную роль. Россияне имеют большое влияние на режим Асада, и мы последовательно призываем их использовать свое влияние на режим Асада, чтобы добиться прекращения этого вида деятельности.

[…]

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.