Franck Vigroux: интервью с французским электронщиком

Французский артист Franck Vigroux совмещает в себе одновременно музыкант и режиссер. Как исполнитель он способен работать в очень широком музыкальном диапазоне от электроакустики и классики до индастриал-нойза и экспериментал-электроники. Как перформер и режиссер он активно сотрудничает с художниками, создавая междисциплинарные шоу, в которых задействуются видеоинсталляции и самые разные медиа.

На его счету работа с такими известными артистами, как Mika Vainio (из финской команды Pan Sonic), Reinhold Friedl, Elliott Sharp, Joey Baron, Zeena Parkins.

Фрэнк, расскажи о своем музыкальном бэкграунде

Прежде всего я гитарист, и с самого раннего возраста играл во множестве групп: в юности — метал, позже — свободную импровизацию. К счастью, у меня была возможность попробовать себя во многих музыкальных жанрах, и до сих пор я стараюсь быть открытым для любой музыки.

Но ты еще и занимаешься режиссурой перформансов. Откуда у тебя возник такой интерес?

Это пришло со временем. Работая на радио, создавая собственные видеоинсталляции или взаимодействуя с перформанс-артистами, всякий раз я изучал то, как взаимодействует музыка и изображение, музыка и текст, музыка и тело. Проделав огромную подготовительную работу, я со временем стал создавать свои аудиовизуальные перформансы — то, что я бы назвал «электронной оперой».

Твоя музыка часто звучить очень грязно и жестко. Ты можешь рассказать о своей музыкальной концепции?

Большая часть моей музыки — это комбинация электронных битов, нойза, дроуна и полифонии. Что-то звучит действительно очень жестко и грубо, но далеко не все. У меня даже есть пластинка, где я играю что-то вроде блюза (в моем стиле, конечно) — там только гитара и никакого нойза.

А работа в качестве режиссера и постановщика. Как она протекает?

Как режиссер я всегда очень четко понимаю, чего я хочу добиться и как должен выглядеть итоговый результат. Отдельная задача, которая стоит передо мной — добиваться согласованности с артистами, которых я приглашаю к работе. Потому что мне важно, чтобы итоговый результат был следствием равного участия всех: меня, танцоров, видео-перформеров, исполнителей и т.д.

В одном из твоих видео-клипов, Centaure, стереотипные рекламные слоганы появляются поверх записей реальных преступлений. С месседжем этого клипа ты согласен?

Определенно. Замысел клипа предельно ясен: здесь что-то идет не так!

Как ты пишешь свою музыку?

Обычно это интуитивный процесс. У меня нет какой-то конкретной «концепции», которая бы довлела над всей работой. Я просто создаю музыкальные фрагменты, отбираю какие-то из них и потом начинаю играть живьем.

Расскажи о проектах, над которыми ты сейчас работаешь

В данный момент у меня два проекта. Первый — аудиовизуальный перформанс Chronostasis, который я делаю совместно художником Антуаном Шмидтом. В основе идеи — обратимость времени.

Второй проект — иммерсивный перформанс Flesh, над которым я работаю вместе с командой из танцоров и видео-перформеров. В основе сюжета — история человека, который пережил сильную автокатастрофу и впал в неизвестное психическое состояние. Чтобы добиться полного погружения зрителя мы даже воссоздаем особенности ощущений героя. Премьера Flesh запланирована на март 2018.

Насколько важны технологии в твоей работе?

Я с интересом слежу за новыми технологиями, и стараюсь применять их в своих выступлениях. Но техника для меня — это скорее средство достижения каких-то целей. Не наоборот.

Расскажи о своем мультимедийном проекте Tempest

[проект можно было увидеть на московском Synthpozium 5, который проходил в 2018]

Первоначальная идея была в том, чтобы представить космогоническую картину, в которой шум будет визуализирован в качестве космической бури (Tempest). В этом перформансе мы с Антуаном Шмидтом работали бок о бок: я управлял музыкой, а он в реальном времени генерировал изображения, складывая их из 10.000 пикселей. С этой программой мы выступали 4 года и каждый раз дорабатывали ее.

А как ты вообще относишься к использованию видео в выступлениях? Например, есть артисты, которые не любят смешивать эти вещи.

Когда я выступаю — сольно или с группой — мне не нравится статичное видео. Так же, как и не нравится, когда я нахожусь по другую сторону от сцены. Для меня «использование видео» — это работа в реальном времени, когда видео-перформер или инженер параллельно со мной создает генеративные видеоряды. Именно так я работал над своими последними перфомансами Centaure, Croix или Tempest.


Увидеть сольное выступление Franck Vigroux вы сможете 28 апреля в московском клубе “Шаги”.

Билеты: https://shagi.timepad.ru/event/955778/?fbclid=IwAR1I0etzegTLG6pIh7ShOREcronvreSR9Xxs6i-dfFCjar0Y07-L2ctJdRw