Twitter/Prohibition

David Homak
Aug 14, 2018 · 7 min read
  1. Тут все развивается очень однообразно: все новое шокирует и пугает старших. Старшие с визгом требуют немедленно запретить и, по возможности, подают в суд на новое — за склонение к суициду и за страшный сатанизм. А дальше — как законы в стране устроены и какое время на дворе
  2. Меня с ранней юности, то есть с середины 90-х, интересовало запретное в массовом искусстве. Мой любимый советский писатель — Хармс. Протоколы допросов его и других обэриутов произвели на меня в юности неизгладимое впечатление
  3. С 1998 по примерно 2008 я писал примерно во все российские игровые журналы. Про видеоигры. Как раз в это время на Западе видеоигры постоянно пытались под тем или иным предлогом запретить, потому что не искусство и вообще, по какому праву. Я заинтересовался
  4. Как раз в начале 00-х в Россию стали проникать сканы комиксов. Я бурно поучаствовал в подпольном распространении болванок и жестких дисков с аниме и комиксами по России (отдельная история), узнал о запрете комиксов в США в 50-х и про Comics Code
  5. Ну и дальше понятно: кодекс Хейса в Голливуде, постоянные попытки запретить то хард-рок, то металл, потому что от них один гомосексуализм да сатанизм у детей происходит, возможны случаи суицида. В России начала 00-х это казалось дичью. Ну то есть каааак.
  6. Был такой чувак, Билл Гейнс. Прославился двумя вещами: издательством EC Comics и журналом Mad Magazine. Вы не знаете, скорее всего, ни того, ни другого. Но в 50-х EC выпускали всякие детективы, хорроры, трэш и угар. Пока их не запретили за дурное влияние на молодежь.
  7. Если вы в детстве смотрели «Байки из склепа», то примерно представляете, что там за влияние. Tales from the Crypt — одна из самых популярных серий EC Comics. В 89–96 ее вспомнили и экранизировали. Разврата и коммунизма уже не боялись. За погубление детей отвечали видеоигры.
  8. Гейнс, в отличие от некоторых, не отчаялся, а сделал подростковый сатирический журнал Mad Magazine, очень популярный в 60-х. Я этим журналом (и Гейнсом) немного в жизни вдохновлялся. Но в свою защиту скажу, что Гейнса никто не сажал и из страны не выставлял
  9. Вообще, Comics Code и кодекс Хейса штуки интересные — там запрещено было показывать всякий секс, разводы и наркотики. И ужасы в случае комиксов. И нездоровые отношения. Читайте, короче, про Супермена. Комиксы в 1955 году в США реально и довольно массово жгли
  10. Все ради детей, конечно. Коммунисты через комиксы прививали детям разврат, наркотики и прочие разрушающие здоровую семью ценности. Про Синих Китов читали? Ну в принципе оно, только не про интернет, а про комиксы, и вместо Мурсалиевой — Фредрик Вертхем, психиатр
  11. Разница с ситуацией в России при этом колоссальная: издателей, не согласившихся на жесточайшую самоцензуру Comics Code, выдавили из бизнеса (отказав в распространении их комиксов), но самих издателей не сажали и уж тем более не сажали читателей, одолживших комикс другу
  12. Сенатора Маккарти выгнали, комиссию по расследованию антиамериканской деятельности тихо свернули, черные списки Голливуда постепенно отменили, а вот Comics Code продержался до середины 00-х, пока вокруг не стало столько переводной манги, что как-то прям неудобно совсем уже
  13. То есть до середины 00-х на популярные комиксные серии лепили наклейку CCA (Comics Code Authority), что типа проверено — нет геев, измен, положительных коммунистов и прочих убийственных для школьника из 1955 года тем. На самом деле, конечно, это было НЕМНОГО не так.
  14. Теперь к более популярной в народе теме, музыке. Ну так-то всем понятно, что рок-музыка это сотонизм и убивает детей. Скандалов было очень много, нет смысла вспоминать. «А если эту пластинку проиграть задом наперед на 45 оборотах/мин, можно призвать Сотону!»
  15. Вообще, если запустить задом наперед Аллу Пугачеву, то сотону можно призвать куда более надежно. Но, к счастью, с тех пор, как грампластинки сменились кассетами, а потом дисками и mp3, метод «задом наперед» утратил былую славу. Стали винить тексты напрямую
  16. Первая знаменитая песня со «скрытым смыслом» — это Louie Louie в исполнении Kingsmen (1963). В 1964 году ФБР начало и через 2 года закончило исследовать песню «на предмет непристойного текста», так и не придя к однозначным выводам. https://www.youtube.com/watch?v=4V1p1dM3snQ
  17. Тут надо вспомнить Типпер Гор, теперь уже бывшую жену сенатора Эла Гора, (вице-президент США при Клинтоне, несостоявшийся президент США в 2000). В 1985 году году возглавила группу озабоченных жен конгрессменов «какой ужос слушают наши дети, не надо так!» Был большой скандал.
  18. Скандал начался с песен Prince, а перед Конгрессом выступили Фрэнк Заппа, Джелло Биафра, Джои Рамон (Ramones), Ди Снайдер (Twisted Sister)… 85 год! «Ладно, пойте, но прикладывайте тексты и вешайте наклейку EXPLICIT LYRICS». Индустрия пообещала (типа как бы ДОБРОВОЛЬНО).
  19. По идее это работает так: индустрия сама разбирается, что маркировать как «осторожно, секс и насилие!», а родитель может в магазине (тогда диски покупали в магазинах!) почитать тексты, увидеть там FUCK DA POLICE (x24) и подумать, брать ли это подростку. Ну, да, смешно.
  20. Вон, Мэрилин Мэнсон жаловался, что народ покупал его альбом Antichrist Superstar «детям на Рождество», не читая не то что текстов — названия самого альбома не прочитав толком! Каково же было их удивление, когда там петь начали немного не про Джизуса
  21. Вообще, после событий 1968 года в США и Европе (по большому счету после 70-х) в странах Первого мира все сравнительно хорошо со свободой слова и самовыражением. Где-то похуже, конечно — в Германии вот буквально на днях запрет на демонстрацию нацистской символики в играх сняли
  22. Так-то все 00-е прошли под флагом борьбы с насилием в видеоиграх (и иногда с сексом). Потому что игры это, во-первых, не искусство, а бессмысленное кнопконажимательство, а во-вторых, учат детей убивать. Кино не учит, а игры вот учат.
  23. Песню про «игры учат убивать» затянули еще в 80-е, когда игры выглядели ну вы понимаете как. Проблема в том, что уровень и подросткового насилия, и убийств вообще — в странах первого мира с 70-х как минимум не рос, чаще всего снижался. А игры становились все доступнее!
  24. Одно из немногих мест на планете, где количество убийств (и насилия) резко выросло вместе с доступностью видеоигр — это бывш. СССР и в частности Россия 90-х. Но дело тут немного не в играх. Да и там с ростом уровня жизни видеоигр стало больше, а убийств меньше.
  25. Был такой неприятный персонаж в американской действительности, адвокат Джек Томпсон. Он постоянно пытался судиться из-за школьных шутингов, уверяя, что если подросток играл в игры, значит и в школу пошел стрелять поэтому. Правда, в игры в 00-х играл уже примерно КАЖДЫЙ, гм
  26. Случалось палево: только Джек Томпсон даст интервью, что «в кошмарном происшествии несомненно виноваты производители видеоигр», как журналисты разузнают, что чувак был настолько асоциален, что у него дома не было НИ ОДНОЙ ИГРЫ ВООБЩЕ, только склад оружия.
  27. В конце концов закон о запрете видеоигр с насилием, который Томпсон продавливал в Калифорнии, был гневно потоплен, а сам Томпмон с позором лишен адвокатской лицензии и пропал из новостей. К видеоиграм все привыкли. Ну, к насилию в видеоиграх. С сексом все до сих пор эээ ой.
  28. В 2005 году для PC-версии GTA: San Andreas был выпущен пользовательский (!) мод, который давал доступ к скрытой мини-игре с сексом. Скандал был дичайший. Расследование конгресса, запрет в Австралии, все дела. Погуглите Hot Coffee mod. ЕБАТЬСЯ СТЫДНО
  29. В 2008 году в игре Mass Effect была постельная сцена с инопланетянкой. Очень, очень целомудренная сцена. Единственная. Естественно, эксперт Fox News тут же сообщила, что игра полна сценами секса, берегите детей! (При рейтинге M, то есть 17+). Был, вы угадали, скандал.
  30. Но потом, постепенно, кое-как, все стало плохо, но уже не настолько. То есть как: насилие подсократили, осторожных намеков на сексуальность персонажей стало чуть больше, за столько лет к играм все привыкли и даже в Германии, повторюсь, некоторые послабления. Но это у них.
  31. Это у них. В России же… Ну как. В России бурно развививался интернет, как и во всем мире. Но при этом совершенно никак не регулировался. Вернее, он саморегулировался довольно успешно. Но было понятно, что когда-нибудь нас заметят и настучат. Весь интернет заметят.
  32. В 2002 году на фестивале комиксов Коммиссия должен был пройти круглый стол, куда пригласили православную экспертессу Н.Е. Маркову. Я почитал ее тезисы, впал в экстаз, принес ссылку на ее сайт всей тусовке. «Комикс это первый шаг от православия к наркотикам!» Это было СВЕЖО.
  33. Я нарыл ссылку на ее гостевую книгу (2002!!), где невинно поинтересовался, реально ли она собирается в Сахаровском центре выступать на комикс-фесте с такими телегами. Мне был 21 год, ну. Другие были не столь деликатны, окей. Художники, чо. Дикие люди.
  34. Взбешенная православная от участия в выставке отказалась, НО! Через полгода в газете Родительский Комитет всплыло ее открытое письмо, где она «обещала показать криминальную изнанку нового комикса», обращаясь почему-то ко мне. http://www.r-komitet.ru/smi/smi-p-018.htm (Albert Alien = aalien)
  35. Позже Н.Е. Маркова была экспертом обвинения (то есть со стороны православных, надо понимать) в деле «Осторожно, религия». В 2005 Таганский суд признал организаторов выставки «виновными в разжигании национальной и религиозной вражды» (282, говорите?)
  36. Еще году в 03–04 я говорил с издателями-локализаторами видеоигр о том, что хорошо бы в России свою систему возрастных рейтингов сделать, пока государство не впряглось. «Ой, какое государство, кто законы в России исполняет!» Или «ТЫ ЧТО, ЗА ЦЕНЗУРУ?!» Нет, я против, ноооо…
  37. Но потом государство все-таки пришло и договариваться ни с кем ни по каким вопросам не стало. Но, знаете, из 2007–2008 года это все выглядело совсем не так. Но лично я ждал, когда начнется стычка с консервативной общественностью и как ей доказывать, что мы тут не едим детей.
  38. Когда ты живешь в 2010 году, видишь, как понемножку все-таки смягчаются нравы и жизнь немного НАЛАЖИВАЕТСЯ, как вам дают наладить интернет (а не разгоняют его как НТВ) — ты готовишься бороться за свои права в, ну, ПРАВОВОМ поле. За них придется побороться, НО МЫ НЕ В КИТАЕ Ж!
  39. До 2010–11 года еще была какая-то надежда, что все двинется в какую-то приличную сторону. Изнутри так казалось. Нам говорили «Свобода лучше чем несвобода» и «ну мы же не дураки!» Интернет бурно развивался. Кто ж в здравом уме по нему бить будет? В здравом, конечно, никто.
  40. Я помню этот момент, как в сентябре 2011 я достал телефон и прочитал «Путин баллотируется на третий срок». Тут я понял что все, приехали. То есть мы еще повоюем, но. Ну как повоюем: еще 13 месяцев и заблокировали Лурк, потом еще месяц и обыски по 282. Тоже за Лурк.
  41. Я-то надеялся на диалог, и приложил немало усилий к тому, чтобы он состоялся, но государство вдруг заметило Интернет и решило сказать мне ЗАТКНИСЬ. А для вязкости ээээ для верности досыпало еще уголовных и административных дел кроме 400 внесудебных запретов. ПОГОВОРИЛИ.

    David Homak

    Written by

    синтаксис в обмен на продовольствие

    Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
    Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
    Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade