Я умру самым счастливым человеком на свете.

Мне 19 лет, я лежу на больничной койке с иглой в вене где-то недалеко от Туапсе , через пару километров легендарный лагерь Орлёнок, напротив чёрное море, оно шумит в открытое окно палаты. Где-то тикают часы, медсестра в тапочках мягко проходит по коридору, из открытой двери пробивается луч тёплого света. Я не могу пошевелиться, но из глаз катятся слёзы, нельзя чтобы кто-то видел что я плачу, но мне себя жаль, чувствую как слеза скользит по щеке и холодной каплей падает за шиворот. Я всегда драматизирую. В тот момент мне казалось что я готова умереть, сил больше нет, сопротивления больше нет, опускаешь руки, всё. И именно в этот момент тебя кладут на мягкую кровать, вставляют иглу в вену и начинают лечить. Прозрачная жидкость в капельнице переливается в луче света, главное не смотреть вниз, можно закрыть глаза и умереть, уже всё. Ты не можешь больше бежать от себя, остаются только мысли и ночь и море в открытое окно палаты.
 Если честно я думала что он ко мне придёт тогда, точнее мне этого хотелось, чтобы он пришёл, обнял меня крепко как в начале и забрал оттуда. Мысль пробивается где-то в сознании и будит меня, я открываю глаза, на часах 6 утра, палата светится от солнца, я больше не хочу умирать, хотя он за мной не пришёл. Тихо одеваюсь чтобы никого не разбудить и иду к медсестре, меня отказываются отпустить просто так и меряют температуру, 35,0, против вчерашних 40, обещаю что поем, всё станет лучше и меня отпускают. Выхожу на улицу, щурюсь от солнца, ветром в кипарисах звенит тишина, лагерь ещё спит, белый корпус с змейкой ступенек блестит как раковина. Чувствую тонкость своих рук, боль в мышцах и одновременно уязвимость, интересно, сколько сил мне стоили эти дни болезни. Поднимаюсь по ступенькам ко входу, открываю тяжелую дверь, возвращаюсь. Через пару часов зазвучит музыка, будет зарядка на плацу, завтрак, гул, беготня, дети, а я обещаю себе быть сильной и не расстраиваться из-за того кто не пришёл.
 Потом будет ещё много ночей или минуток, секунд, мгновений дня когда я закрою глаза и замолчу. Мне вспоминается наш выходной, я одеваю красивое платье, беру маленькую сумку, распускаю волосы, они у меня тогда ещё длинные и одеваю туфли на каблуках, все спрашивают меня, зачем, вы же отдыхать? Хочу чувствовать себя по-другому, хочу чувствовать СЕБЯ. Мы идём по набережной, не спеша, молча. Мы просто прошли её всю, ни разу не ускорив шаг и в этом было столько покоя- такого нужного тогда. Эта картинка застыла у меня в голове, белоснежный бордюр набережной уходящий в море, летний полдень, ветер развивается волосы и платье, он обнимает меня, звенит тишина. Кто-то меня зовёт, открываю глаза, летний полдень, солнце печёт, жара, духота, вытираю пот со лба, надо куда-то бежать, снова.

Мне казалось что если мы разобьёмся тогда, то я умру самым счастливым человеком. Прошёл год, мне 20 лет. Я на заднем сиденье мотоцикла, держусь за спину Димы, друга человека который тогда не пришёл. А Дима всегда за мной приходил, приезжал, забирал меня, спасал тысячу раз. Он гонит по пустому шоссе со скоростью 300, по сторонам лес, впереди дорога, под шлемом в наушниках музыка и никого нет. И мы сейчас не в прошлом и не в настоящем, это момент перехода, в будущем нас ещё нет, в прошлом уже и мы мчим. Будущего у нас нет- я это точно знала. Момент здесь и сейчас приближал нас к тому чего нет, впереди дорога и пустота, я не хочу останавливаться, не хочу приезжать на конечную остановку, попадать в пункт Б, не хочу слезать с мотоцикла, снимать шлем, с кем-то здороваться, что-то объяснять, не хочу обнимать друзей, не хочу видеть родителей, не хочу сидеть в аудитории института и переходить на следующий курс, объяснять мастеру почему я ничего не нарисовала за лето, не хочу покупать пальто на осень и снимать летние босоножки, не хочу убирать летние платья на верхнюю полку и одевать колготки, не хочу возвращаться в родной дом, включать телевизор, закрывать окна в квартире и варить свой любимы кофе в турке каждое утро. Мгновение пути навсегда- вот это и есть счастье, а будущего нет. Я так устала за лето. Закрыть глаза, отпустить руки с руля и прекратить всё это в один миг. Вот почему мне казалось что если мы разобьёмся тогда, то я умру самым счастливым человеком на свете.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.