Fragment 20991212154641

Энергетический кризис обвалил всю блокчейн экономику на планете. Причина банальна: недостаточно энергии, чтобы поддерживать майнинг оставшихся объемов монет, а мирный атом навсегда запрещен из-за последствий войны между ядерными державами. Бесконечные мощные дешёвые электростанции на угле и углеводородах и кустарные мусоросжигающие электрогенераторы, питающие прожорливые майнинг-пулы в Африке и Азии, безвозвратно изменили атмосферу планеты.

Плотность выбросов отработанных газов достигла такой степени, что сумрачно даже днём. Оставшиеся фермеры запускают огромные дроны и реостаты, которые освещают маджентовым светом генно-модифицированные адаптивные под экологические реалии скудные сельхоз-угодия. В уцелевших агломерациях постоянный дефицит дешёвых дыхательных смесей — единственных спасителей, сохраняющих жизнь при токсичных выбросах. Качественный воздух достать практически невозможно. Он баснословно дорог. Позволить его могут себе только киты. Киты — это те, кто в 2018 году завладел 90% всего обьема криптовалют. Они — Черная Тысяча, воплощение алчности всех времен, их никто никогда не видел. Часть из них умерли, не перенеся генетических экспериментов по продлению жизни, но их сознание скопировано в сеть и разбросано по защищённым и скрытым дата-центрам.

Цифровые двойники и конкурирующие ИИ правят миром. Киты контролируют руины экономики и правят Бал Сатаны в уцелевших агломерациях. Текущая картина мира усугубляется частыми радиоактивными и кислотными ливнями, приносимыми циклонами с отчужденных земель. В сети время от времени просачиваются крупицы информации, что где-то в Тайге и в Гималаях бывают просветы в атмосфере и можно увидеть солнечный свет. В этих регионах живут люди Прошлого Мира, адепты религиозных убеждений, которые не смогли смириться с обязательной установкой нейролинка при рождении и не смогли принять ставшую повсеместной технологию цифровых копий сознания.

Оказаться в этих локациях могут себе позволить менее сотой процента из оставшихся 5 миллиардов. Потому что разрушены все транспортные системы: наземное сообщение, инфраструктура железных дорог в упадке, отсутствует воздушное сообщение, взлетные полосы аэропортов пришли в не эксплуатируемое состояние, цены на топливо дороже биткоина, а перелеты на редких исправных воздушных судах частенько заканчиваются катастрофами, так и не достигнув тех заветных мест.

Только киты и топы транснациональных технологических корпораций могут достигать этих легендарных мест и поддерживать общение с людьми Прошлого Мира. А странники-мечтатели грезят выбраться на искусственные автономные острова-государства, бороздящие океан, или добраться до Светлых Земель. Про них мало кто слышал, а контролирующий ИИ ревностно блокирует любую информацию о них. Это аутсайдеры агломераций — они сторонятся сети и технологий, а многие вовсе удалили нейро-интерфейс и пользуются допотопными средствами связи.

Те, кто решился завести детей, все время и силы тратят на рабские заработки, чтобы откупить своих детей от обязательной и рабской службы на Марсе и Луне. Лишь легенды ходят о тех, кому удалось вернуться обратно на Землю. В сети информации мало, но поражают своей жестокостью рассказы из Дальних колоний. Из-за войны и глобального экономического дефолта полеты в колонии организуются редко, но все равно раз в год, строго по плану Объединенное Правительство отправляет тяжелые корабли с тысячами юношей и девушек на борту. Призывной возраст с 14 лет не оставляет шансов на свободную жизнь тех редких рожденных Новой Волны. Но все еще более печально — не многие доживают до 14 лет. И все понимают, что новая жизнь — это короткая дорога в один беспросветный конец. Колонии на Марсе и Луне называют Новым Адом Вселенной. Когда-то за управление первыми колониями взялись выходцы из Российской ФСИН-системы. Вначале решили разгрузить переполненные тюрьмы и лагеря и отправить зеков строить первые колонии. Но в Дальних колониях из-за рабских условий труда и тотальной несправедливости администрации воцарился бунт и к власти пришла самая отмороженная каста беспредельщиков. Теперь там живут по беспределу. Там Дикий запад нашего времени, а тут, на угасающей Земле, — углеводородное болото и цифровые грезы.

Я стою на крыше Артплейи, привычно размышляя о будущем планеты, и курю выращенную на кислородной гидропонике первоклассный сорт. Под ногами вибрирует далекий гул турбин, подключенных к ворованным и спрятанным в подвалах бывших заводских помещений геперионам, а глубже, на несколько этажей ниже уровня земли, куда доступ только у Избранных, развернуты подпольные майнинг-пулы, охлаждаемые грунтовыми водами ядовитой Солянки. Благодаря этому подземному заводу по добыче крипты поддерживаются зачатки экономики нашей dao. Гиперионы… Старые, добрые, рассыпающиеся, тысячи раз отремонтированные геперионы. Вся локация и ближайшие районы в любой момент могут прекратить свое жалкое существование из-за аварии и разрушения радио-защиты реакторов. Но эти древние реакторы — единственное спасение в затянувшийся на десятки лет энергетический коллапс. Эти реакторы разработаны еще в далеких 20-х в США. В сети сохранились данные о производителе Gen4 Energy и документация к реакторам — портативные атомные энерго-блоки четвертого поколения, которые до сих пор не выработали свои твэлы. К этому подпольному энерго-синдикату подключена и наша рабочая и жилая инфраструктура. Артплейя в далеком советском прошлом был заводом Манометр, потом в лучшие времена Москвы был успешным арт-кластером, а сейчас снова стал промышленным центром, где в подпольных цехах производятся кустарные нелегальные нейро-интерфейсы хай-энд класса. Здесь нашли свое последние пристанище лучшие дизайнеры нейронета, инженеры нейролинка и био-инженеры — аутсайдеры и бывшие сотрудники крупных технологических корпораций планеты. Их в народе называют Отчаянными, потому-что они выбрали путь идти против системы и готовы погибнуть за свои идеи и надежду на Свободный Мир.

Еще глубже, под подземными этажами, в тоннелях пришедшего в упадок метро, съехавшие с мыслимых и немыслимых рельс дата-саентисты и дизайнеры воспоминаний эпохи гипер-реальности готовят самые сильные цифровые наркотики, которые только можно представить, давая уцелевшим умам и их цифровым копиям растворится в этой безысходности, распавшись на кванты энергии, и нестись по опто-волокну и сетям 10-го поколения, чтобы слиться в единый диссонанс в распределённых изматывающих недельных кибер-рейвах, запрещенных Объединенным Правительством. Запрещенных потому, что в этой автономной анонимной сети еще не сломлен дух Свободы. В этой сети собираются немногие, сохранившие свою индивидуальность люди и цифровые личности. Это андеграунд нашего времени…

Символично, что на руинах былой славы арт-кластера эпохи Москвы, когда мегаполис был еще столицей ныне несуществующего на карте государства, наше арт-объединение верно традициям и искусству. Пока я курю, мои хакеры коммитят последние штрихи в нашей новой инсталляции на гибридных нейросетях, готовят скрипты цифровых двойников, чтобы не раскрыть наши настоящие ID по рождению, вводят ключи шифрования к распределенному техно-пулу… Пару десятков мастерского, непревзойденного по своей красоте и хитрости кода, и мы обходим лучший на планете контролирующий ИИ Объединенного Правительства. Все… 5 минут — и мы готовы выступить с аудио-ментальным лайвом на 48 часов. Время 23:55, какой сегодня день — не помню, да это и неважно. Я давно перестал обращать внимание на дни и годы. Всем свободы и смелости самовыражения в век, когда Надежда и Вера разбиты о суровую реальность. До встречи в сети, да не иссякнет творчество, пока мы живы и не деанонимизированы.

Log #20991212154642. Режим ожидания статуса: подтверждение о согласовании с Правящей партией. Принять решение о закрытии алгоритма производства слежки в отношении биологического организма: {“ID”: “#1415926535”, “status”: “online”, “channel”: “оn” ,“version”: “10.12.6(16G1036)”, “unit”: “bio_brain_scan”,“gen”:“2”} Контролирующий ИИ, до востребования. 2099/12/12