Юридические аспекты применения блокчейна и использования криптоактивов

Редакция от 11 сентября 2017 г.

Автор: Валентин Кислый

CC BY-NC-SA

https://docs.google.com/document/d/19U6F-BUCVNiJLVsLz0dvt1N7kZHLDCu_O8NEGiysVvE/

Аннотация:

Человеку с юридическим образованием изучающему блокчейн, многие аспекты его применения покажутся сомнительными с правовой точки зрения. Очевидно, что команды, разрабатывающие продукты с применением блокчейна и их клиенты идут на юридический риск, поскольку неурегулированность блокчейн-технологии и криптовалют ставят под сомнение легитимность решений, положенных в основу проектов.

Отсутствие правового регулирования влечет и несогласованность позиций государственных органов на технологию и ее производные. Традиционно, правоохранители видят во всем новом нарушение законодательства, налоговые органы — способ уклонения от уплаты налогов, а финансовые институты — денежные суррогаты.

С целью разобраться с правовыми последствиями применения технологии был создан этот документ. Надеюсь он поможет разработчикам и пользователям блокчейн-приложений снизить юридические риски при создании и использовании продуктов, а также даст юристам отправную точку в понимании технологии.

К дополнениям и внесению правок в документ приглашаются разработчики и юристы. Доступ для комментирования открыт для всех пользователей, доступ для редактирования предоставляется по запросу на электронную почту kis.valentin@gmail.com. Надеюсь, что документ будет развиваться при поддержке всего блокчейн-сообщества и заинтересованных юристов.

Условия использования:

Допускается свободное использование и распространение настоящего документа с указанием на автора.

Внесение каких-либо изменений в настоящий документ и его распространение с целью получения прибыли допускаются только после получения письменного согласия, предоставляемого по запросу на электронную почту kis.valentin@gmail.com

Особые условия и ответственность:

  • Настоящий документ подготовлен исключительно в ознакомительных целях и не может рассматриваться в качестве профессиональных рекомендаций.
  • Составители не несут никакой ответственности за использование и толкование указанной информации третьими лицами и связанные с таким использованием возможные риски и убытки.
  • Все аспекты применения блокчейн-технологии рассматриваются с точки зрения законодательства Российской Федерации.
  • Скорость распространения и изменения технологии, отсутствие утвержденной терминологии может порождать несогласованность понимания терминов и явлений.
  • Не во всех случаях отсутствие законодательного регулирования является негативным фактором. В некоторых случаях нахождение в “серой зоне” — это лучшая позиция, так как деятельность напрямую не запрещена, а отсутствие нормативного регулирования дает пространство для различных способов реализации идей.
  • Отсутствие правовых позиций судов не позволяет однозначно трактовать правовые пробелы.
  • В аспекте того, что регулирование криптовалютного бизнеса остается предметом дискуссий, в том числе и на государственном уровне, каждый факт возникновения криптовалютных отношений может порождать несколько точек зрения на такие отношения и как следствие несколько правовых позиций.

Глоссарий:

Децентрализованная автономная организация (корпорация) — организация, деятельность которой осуществляется посредством выполнения сети умных контрактов.

Биткойн — первая в мире криптовалюта, действующая на основе блокчейн-сети.

Блокчейн — децентрализованная информационная система, состоящая из цепочки блоков транзакций, обеспечивающий учет и хранение данных (их контрольных характеристик), а также тождественность данных у всех участников децентрализованной системы, подтверждение валидности блоков которой обеспечивается консенсусом между участниками системы.

В зависимости от контекста под блокчейном понимается:

технология, распределенный децентрализованный реестр протокол по которому производится взаимодействие

Криптовалюта — криптографически защищенная не имеющая эмитента децентрализованная цифровая валюта, учет транзакций которой ведется в блокчейн-сети.

Нода — компьютер или сервер на котором установлен клиент блокчейн-сети

Токен (криптоактив) — криптографически защищенная запись о цифровом активе, учет транзакций которой ведется в блокчейн-сети.

Майнинг — процесс создания блоков транзакций в блокчейн-сети путем решения криптографических задач с целью получения вознаграждения.

Публичный блокчейн — распределенная база данных в которой не ограничено количество участников, имеющих право на создание новых блоков.

Приватный (частный) блокчейн — децентрализованная информационная система в которой ограничены участники имеющие право на создание блоков или имеетсялогикумежд контроль над ними.

Смарт-контракты (умные контракты) — компьютерные протоколы, эмулирующие логику договорных положений, являются способом реализации соглашении между сторонами путем исполнения заложенного алгоритма, исключающего человеческий фактор.

Фиатная валюта — денежные средства номинальная стоимость которых устанавливается и гарантируется государством, функционируют как платёжное средство на основе государственных законов, обязывающих принимать их по номиналу.

Хэш-код (хэш) — результат фиксированной длины, который получается вследствие применения криптографического алгоритма к входящей информации (массива данных). Хэш-код используется для проверки целостности информации, защиты от несанкционированного доступа и создания эффективной структуры данных

ICO (Initial Coin Offerings) — процесс выпуска компанией собственных криптоактивов с целью привлечения средств.

Нормативная информация:

Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”

Федеральный закон от 29.06.2015 N 162-ФЗ “О стандартизации в Российской Федерации”

В России отсутствует правовое регулирование технологии блокчейн. Руководитель межведомственной рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты Госдумы Элина Сидоренко высказывала мнение, что регулирование технологии и не требуется, поскольку нормативная фиксация технологии может замедлить ее развитие. Однако это не исключает, что вместо законодательного регулирования будет разработан и принят отраслевой стандарт технологии. В августе 2017 года Росстандарт уже объявил о формировании нового технического комитета по стандартизации под названием «Программно-аппаратные средства технологий распределённого реестра и блокчейн». Будущий технический комитет займется стандартизацией архитектуры и онтологии технологий распределённого реестра, сферы применения, требований к программно-аппаратным средствам и программному обеспечению технологий распределённого реестра, а также к их безопасности и конфиденциальности.

Учитывая, что применение документов по стандартизации носит добровольный характер, разработчики не обязаны присоединяться и внедрять положения стандарта в свои разработки. Однако есть и исключение: закон потребует обязательное применение стандартов: в отношении оборонной продукции, работ по государственному оборонному заказу, государственной тайны иной охраняемой законом информации ограниченного доступа, а также разработок в области использования атомной энергии.

В отношении блокчейн-продуктов, задействующих в своей работе охраняемую законом информацию уже существуют ограничения. Продукты, созданные на основе технологии блокчейн, подпадают под определение информационных систем, что означает распространение на них норм Федерального закона “Об информации, информационных технологиях и о защите информации” с вытекающими последствиями к соблюдению конфиденциальности информации, доступ к которой ограничен федеральными законами.

Юридическая значимость записей, удостоверенных с помощью технологии блокчейн

Будут ли записи зафиксированные с помощью технологии блокчейн приняты судом как доказательство?

При представлении доказательств в суд следует учитывать, что суд не принимает доказательства, полученные с нарушением закона, и они не имеют юридической силы. Если записи в блокчейн-реестре были получены без нарушения, то они могут быть представлены в суд в качестве доказательства.

Такие записи будут относиться к электронным доказательствам, в отношении которых существует ряд особенностей, связанных с их представлением в судопроизводстве.

Запись в блокчейне (транзакция) включается в блок, который попадает в цепочку после вычисления хэш-подписи, подобранной в процессе майнинга.

Таким образом, хэш — это техническая запись в блоках блокчейна, содержащая сведения о проведенных транзакциях. С юридической точки зрения транзакция, включенная в подписанный хэшем блок — это электронный документ, который может являться письменным доказательством в суде.

Электронный документ:

  • документированная информация (на материальном носителе с реквизитами);
  • в электронный форме (в пригодном для восприятия с помощью ЭВМ виде);
  • передается по ИТ-сетям и обрабатывается в информационных системах (п. 11.1 ст. 2 ФЗ от 27.07. 2016 № 149 ФЗ);
  • подписан простой электронной подписью или неквалифицированной ЭП во исполнение соглашения между участниками электронного взаимодействия (ч.1 ст. 6 ФЗ от 06.04.2011 №63-ФЗ).

Электронная подпись — это информация в электронной форме, которая присоединена к подписываемой информации и используется для определения лица, подписывающего информацию.

Электронная подпись:

  • Простая электронная подпись (нет криптографии и гарантии неизменности документа)
  • Усиленная неквалифицированная (легитимируется посредством указания в соглашении сторон)
  • Усиленная квалифицированная (необходимость соблюдения формальностей (наличие сертификата ФСБ и др., может применяться в любых правоотношениях (за редким исключением).

Электронные доказательства на законодательном уровне признаны допустимыми: в АПК РФ, ГПК РФ и КАС РФ существуют ссылки на возможность использования именно электронных документов как средств доказывания юридических фактов. Однако при предоставлении электронных записей, представленных в качестве доказательств, поскольку они должны обладать свойством относимости, допустимости и достоверности, рекомендуется учитывать следующее:

  • надежность способа, с помощью которого подготавливалось, хранилось или передавалось электронное сообщение;
  • надежность способа, при помощи которого обеспечивалась целостность информации;
  • надежность способа, при помощи которого идентифицировался его составитель;
  • правильность способа фиксации информации, ведь закрепление информации на современном источнике может отразиться на достоверности данного электронного доказательства

В арбитражном судопроизводстве содержится дополнительное требование к допустимости электронных доказательств: наличие специального санкционирующего их использование положения либо в нормах законодательства, либо в договоре, заключенном между сторонами. Поскольку в законодательстве не всегда содержится соответствующая ссылка на допустимость электронных доказательств, то основанием для принятия судом факта, удостоверенного в блокчейне должно быть указание на это в договоре между сторонами.

Каких-либо других ограничений на использование доказательств, полученных с применением блокчейна нет, а многие суды уже используют электронные доказательства, поскольку они позволяют установить юридически значимые факты при отсутствии документов на бумажных носителях.

Защита авторских прав с помощью блокчейна

Можно ли зафиксировать свое авторство на произведение в блокчейне?

Авторские права на произведения (книги, фильмы, фотографии, компьютерные программы) возникают в момент его создания и охраняются независимо от какой-либо регистрации или внесения в реестр. Однако фиксация факта создания произведения и авторства на него может быть полезно для различных целей, в том числе и для доказывания своего авторства. В таком случае внесение данных о произведении в блокчейн может послужить доказательством при возникновении спорных случаев, так как ограничений на использование доказательств, полученных с использование блокчейн-технологий нет.

Стоит упомянуть о том, что внесение данных о произведении в блокчейн не отражает факт того, что лицо, внесшее такие данные в реестр является его автором, а лишь фиксирует временную отметку о внесении данных и неизменность произведения.

Использование охраняемой законом информации в блокчейн-продуктах

Использование технологии блокчейн в продуктах, связанных с публикацией сведений, относящихся к категории ограниченного доступа может нести в себе правовые риски. К такой информации относятся: персональные данные, государственная, коммерческая, банковская тайна и другие. Поэтому при создании блокчейн-продукта следует учитывать недопустимость открытого распространения такой информации, доступ к ней должен иметь ограниченный круг лиц (приватный блокчейн), информация должна быть обезличена или зашифрована. Нарушение такого требования влечет за собой административную или уголовную ответственность (ст. 183 и 283 УК РФ).

Ввиду отсутствия правового регулирования и судебной практики невозможно однозначно ответить на вопрос об определении лица, которое несет ответственность за публикацию такой информации: тот кто предоставил такую информацию, тот кто включил такую информацию в блок (выигравший майнер), тот кто согласился с блоком и скопировал его на свою ноду, тем самым предоставив массовый доступ к ней?

Правовые последствия исполнения соглашений путем смарт-контрактов

Смарт-контракты — это способ исполнения обязательств посредством сценария, заложенного в программный код. Если исполняемая версия смарт-контракта не противоречит действующему законодательству, то каких-либо ограничений по его использованию нет.

Поскольку смарт-контракт подразумевает его реализацию на блокчейне, то нужно учитывать, требования, относящиеся к конфиденциальности информации, поскольку сведения составляющие финансовые показатели или коммерческую тайну могут оказаться в публичном доступе.

Также, разработчикам IoT-решений нужно иметь ввиду, что сторонами по гражданско-правовому договору могут быть только лица, наделенные право- и дееспособностью, поэтому автоматизированные механизмы не могут быть самостоятельными субъектами экономической деятельности и совершать сделки. То есть внедрение смарт-контрактов в IoT- взаимодействия должно учитывать, что сделки заключаются от имени владельца оборудования посредством передачи данных от техники.

Следует отметить, что для исполнения смарт-контракта на блокчейне требуется передача токенов, об особенностях обращения которых см. раздел 2.

Правовое положение автономных организации

Децентрализованные автономные организации (ДАО) — это организации, деятельность которых осуществляется посредством выполнения сети смарт- контрактов, которые без человеческого участия осуществляют задачи по работе организации.

Для дальнейшего понимания следует разделить ДАО как попытку создать аналог юридического лица и как попытку автономно управлять деятельностью юридического лица. В первом случае ДАО, у которой нет зарегистрированного надлежащим образом юридического лица не может осуществлять от своего имени права и нести гражданско-правовые обязанности. По своей природе она становится близка к общественным объединениям: самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное для реализации общих целей участников.

Во втором случае ДАО — как способ управления юридическим лицом также имеет ограничения. Гражданский кодекс и специальные нормативные акты, регулирующие деятельность юридических лиц предусматривают надлежащие способы управления деятельностью организаций: созыв общего собрания участников (акционеров), совета директоров и правления — отклонение от этих процедур влечет недействительность решений, принятых таким способом.

Остается небольшой сектор применения такого способа управления деятельностью юридического лица — решения повседневных рабочих вопросов компании, которые не несут юридических последствий, так как такие решения вправе принимать только уполномоченные законом и уставом организации органы.

2. Правовое положение криптоактивов

Криптоактивы и криптовалюта в частности, вызывают вопросы с точки зрения возможности их использования в рамках правового поля. Основная проблема заключается в том, что концепция криптоактивов зародилась в технической среде, без оглядки на какие-либо правовые аспекты. Благодаря гибкости применения и наличия платежной ценности криптоактивы получают все большее распространение. Возросшая популярность требует найти ответ на вопрос их правовой природы и включения в правовое поле в целях соблюдения баланса интересов всех сторон экономических отношений.

Классификация и виды токенов

В настоящее время не сформировано устоявшегося понятие токена и криптовалюты, а также соотношения между ними. Поэтому следует классифицировать виды криптоактивов и определить то какой характер взаимоотношений порождает их владение. Следует упомянуть, что в рамках классификации не рассматриваются правовые последствиях владения токенов, а лишь определяется характер обязательства не имеющего юридической значимости.

1. Встроенные токены

Встроенные токены — это записи о цифровом активе, которые составляют часть ядра блокчейн-цепи и имеют полезность внутри этой цепи.

Пример наиболее известных встроенных токенов:

Блокчейн этих сетей не сможет работать без таких токенов. Токены являются частью системы стимулирования пользователей или частью доступа к полезным свойствам платформы. Хотя эти токены имеют денежный эквивалент стоимости и их можно приобрести или продать в онлайн-обменнике или крипто-бирже, они не подразумевают наличие обеспечительного актива или обязательства в своей основе. Стоит отметить, что в отношении этого вида токена корректно употребление термина “криптовалюта”.

Цели встроенных токенов:

  • вознаграждение майнеров;
  • предотвращение спама в транзакциях и бесконечных циклов выполнения задания.

2. Токены, обеспеченные обязательством

Под токенами, обеспеченными обязательством понимаются токены, эмитент которых установил базовый актив, связанный с выпущенными токенами. В некоторых случаях правовой аналог такого вида токенов — бездокументарная ценная бумага

Данный вид токенов можно разделить на несколько подвидов:

Токены-акции

Данный вид криптоактива удостоверяет право владельца на долю в компании. Во многих случаях токены-акции являются долями в децентрализованных автономных организациях. Эмиссия токенов-акции как правило проводиться в ходе ICO, вырученные средства от которого используется для финансирования разработок и построения сети. В обмен на инвестиции, держатели токенов-акций получают дивиденды и участвуют в принятии решений компании, например голосуют по инвестиционным предложениям компаний.

Пример токенов-акций

Digix — держатели токенов Digix DGD получают вознаграждение — часть комиссий от транзакций по сети Digix Network Gold и право вносить бизнес-предложения и голосовать по существующим предложениям Digix DAO.

Sia — 3,9% от дохода за хранение информации выплачиваются держателям Siafund — токенов-акций сети.

Taas — 50% квартальной прибыли выплачивается держателям токенов TaaS

Токены-сертификаты

Данный вид токена удостоверяет право владельца на материальный актив, которым обеспечен цифровой токен. В результате токен-сертификат является цифровым эквивалентом такого актива. Это облегчает оборот базового актива — токены легко сменяют владельца, без необходимости перемещения базового актива. Для реализации требования по токену — его можно отправить эмитенту в обмен на сам актив.

Пример токенов-сертификатов::

RMG — Royal Mint Gold, токен Королевского монетного двора, обеспеченный золотом.

DGX — токен компании DIGIXGLOBAL PTE LTD, обеспеченный запасом золота. Каждый токен соответствует 1 грамму золота, размещенному в Сингапурском хранилище. Владелец токена после идентификации своей личности в рамках программы «Знай своего клиента» (KYC/AML) может обменять его на золото.

Кредитные токены

Кредитный токен удостоверяет выданный эмитенту займ: эмитент, принимая средства от клиента выпускает токен, фиксирующий право требования владельца на возмещение в будущем.

В некоторых случаях под кредитный токен структурируют обязательство поставки базового актива (товара) в будущем.

Примеры кредитных токенов:

Steem Dollar (SD) — кредитные токены эмитированные сетью Steemit. Их владельцы получают фиксированный доход 10% годовых, выплачиваемый в SD.

KLN (колион) — токены, подтверждающие право участия в проекте экосреда КОЛИОНОВО. Владельцу токенов ежемесячно начисляются продуктовые токены. Размер данных начислений за финансовый год составляет не менее 10%.

RMC — токен, позволяющий владельцу в будущем получить майнинговое оборудование.

Лицензионные токены

Лицензионный токен предоставляет своему владельцу часть дохода от использования программного продукта. Такой токен выпускается разработчиком программного обеспечения, который привлекая финансирование передает инвестору токены, удостоверяют право получения дохода от использования программного продукта.

Пример лицензионного токена:

Управляющий токен Bloquid — предоставляет своему владельцу право на получение части дохода от использования программного обеспечения Bloquid

Гибкость цифровой среды позволяет комбинировать различный характер обязательств при выпуске токенов, делая их уникальным финансовым инструментом. Например ZRcoin — это токен, сочетающий в себе три свойства токенов: опциона на акции, сертификата и кредитного обязательства. Владельцы токена могут погасить его в любой момент времени, вернув вложенные средства с учетом роста его стоимости, обменять на диоксид циркония (базового актива), либо обменять на акции компании, производящей данным материал.

Различный характер обязательств, порождаемый токенами показывает насколько сложным может быть законодательное регулирование нового вида активов, которые сочетают в себе как признаки вещных правоотношений, так и обязательственных.

Данная классификация позволяет понять, что употребляя термин “криптовалюта” в отношении всех видов токенов, и подразумевая при этом свойства, присущие только самому популярному из них — Биткойну (отсутствие эмитента и обязательства), мы допускаем фактическую ошибку. Токены могут подразумевать различный характер обязательств и считать, все они ничем не обеспечены — это ограниченный взгляд на это явление.

В дальнейшем, чтобы окончательно согласовать терминологию, термин “криптовалюта”, предполагающий отсутствие эмитента и обеспечения, является синонимом встроенного токена, то есть только одним из разновидностей криптоактивов (токенов).

Правовое положение криптовалюты

Нормы и официальная информация

Федеральный закон от 27.06.2011 N 161-ФЗ “О национальной платежной системе”

Федеральный закон от 10.12.2003 N 173-ФЗ “О валютном регулировании и валютном контроле”

Информация Центрального банка Российской Федерации от 27 января 2014 года “Об использовании при совершении сделок «виртуальных валют», в частности, Биткойн”

Письмо ФНС России от 3 октября 2016 года № ОА-18–17/1027 «О мерах по осуществлению контроля за обращением криптовалют»

Если государственные органы позитивно отзываются о технологии блокчейн и понимают преимущества ее внедрения, то в отношении криптовалют мнение более сдержанное, а иногда просто отрицательное. Это предвзятое отношение связано с покушением криптовалют на монополию государства — эмиссию денежных средств. Любой человек, используя оборудование для майнинга может добывать (эмитировать) криптовалюту. Другие качества из-за которых государственные органы отрицательно относятся к правовому признанию криптовалюты — это анонимность и возможность беспрепятственного обращения, что делает их недосягаемыми для РосФинМониторинга и легким инструментом для отмывания денег полученных преступным путем, вывода денег за границу и финансирования терроризма.

До сегодняшнего дня правовое регулирование криптовалюты не выработано, а неопределенность правового положения криптовалюты связана с тем, что она:

Имеющиеся заявления регуляторов носят информационный характер. В этом отношении стоит отметить 2 ключевых письма Центрального Банка РФ и Федеральной налоговой службы.

Выводы из письма ЦБ:

  • Выпуск на территории Российской Федерации денежных суррогатов запрещается.
  • Использование криптовалюты — это потенциальное вовлечение в противоправную деятельность, включая легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма.
  • Предоставление российскими юридическими лицами услуг по обмену «виртуальных валют» на рубли и иностранную валюту, а также на товары (работы, услуги) будет рассматриваться как потенциальная вовлеченность в осуществление сомнительных операций.

Выводы из письма ФНС

  • Введение на территории РФ денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются. При этом в законодательстве Российской Федерации не закреплены такие понятия, как денежный суррогат, криптовалюта, виртуальная валюта.
  • Запрета на проведение российскими гражданами и организациями операций с использованием криптовалюты законодательство Российской Федерации не содержит.
  • Использование криптовалют при совершении сделок является основанием для рассмотрения вопроса об отнесении таких сделок (операций) к сделкам (операциям), направленным на легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма.
  • По мнению ФНС России, операции, связанные с приобретением или реализацией криптовалют являются валютными операциями, которые должны осуществляться через счета резидентов, открытые в уполномоченных банках.
  • Информация о проведении операций купли-продажи криптовалют может быть получена налоговыми органами от Росфинмониторинга.

Неопределенность правового статуса криптовалюты не запрещает ее оборот на территории Российской Федерации. Акцент государственных органов на запрет выпуска денежных суррогатов не случаен, однако причисление криптовалюты к денежному суррогату несколько надуманно, поскольку самого определения суррогата в российском законодательстве нет. Поэтому можно считать, что криптовалюты не являются денежным суррогатом, хотя операции с ними могут нести проблемы, связанные с потенциальной вовлеченностью в осуществление сомнительных операций.

Поскольку встроенный токен (криптовалюта) не имеет внутри себя правового обязательства, то и юридически значимых прав владельцу он не предоставляет. На основании этого можно считать, что какая-либо правовая защита такого рода активов отсутствует, а риск, который несет владелец криптовалюты — потеря средств, вложенных в этот актив возмещению не подлежит.

Тем не менее правовое регулирование для такого рода активов требуется, так как криптовалюта имеет свою покупательскую способность и участвует в экономическом обороте, поэтому уже сейчас есть попытки в России и зарубежом придать ей статус платежного средства, финансового актива, товара или вещного обязательства.

Правовое положение токенов, обеспеченных обязательством

Нормативная и справочная информация

Федеральный закон “О рынке ценных бумаг” от 22.04.1996 N 39-ФЗ

Федеральный закон “О валютном регулировании и валютном контроле” от 10.12.2003 N 173-ФЗ

Правовой подход к криптоактивам, обеспеченных обязательством должен отличаться от подхода к криптовалюте, так как структура правоотношений, возникающих из обеспеченных токенов схожа с правоотношениями, возникающими с бездокументарными ценными бумагами. Однако особые требования к эмиссии ценных бумаг не позволяют считать их аналогом.

В таком случае структурирование правоотношений между владельцем токена и эмитентом, через гражданско-правовой договор будет наиболее удобным способом ввести данный вид криптоактивов в правовое поле. При таком подходе обеспеченные токены являются цифровой записью, удостоверяющей наличие договорного обязательства

Токены-акции

Как уже определено выше токены-акции, закрепляют за владельцем право получения части прибыли компании и возможности управления в ней. Однако такая конструкция с точки зрения российского права не выдерживает критики.

При эмиссии токенов-акций важен правовой статус эмитента. В случае выпуска таких токенов организацией не являющейся юридическим лицом (DAO без образования юридического лица), такие действия не имеют правовых последствий. Выпущенные токены не порождают юридически значимых прав и обязанностей, являясь не подкрепленным обещанием в обмен на пожертвование.

В случае выпуска токенов зарегистрированным юридическим лицом можно говорить о возникновении обязательства. Однако такое обязательство не будет связано с корпоративными правами, поскольку их возникновение четко регулируется специальными законами. Данное обязательство при надлежащем оформлении может носить договорной характер.

Подробнее об оформлении сделки в рамках эмиссии токенов см. Раздел 3 Правовое положение ICO

Токены-сертификаты

Поскольку токены-сертификаты подтверждают владение базовым материальным активом, то правовая природа взаимоотношений между эмитентом токена и его владельцем схожа с отношениями, возникающими по договору обезличенного хранения, при которых эмитент токена выступает хранителем, а держатель токена — поклажедателем.

К примеру, в уже упоминавшемся токене DGX, который удостоверяет право на долю золотого запаса, держатель обязан оплачивать стоимость хранения своего золота, что составляет 0,6% годовых от суммы актива, то есть по-сути оплачивать вознаграждение по договору возмездного оказания услуг. Смена собственника токена и переход права требования к новому лицу аналогичен замене стороны в договоре цессии (уступки права требования).

В результате, при надлежащим оформлении оферты возникающие правоотношения, можно классифицировать как договор обезличенного хранения в момент эмиссии токена и договор уступки права требования в момент внесения записи в блокчейн о смене владельца токена.

Кредитные токены

Правоотношения, возникающие вследствие эмиссии кредитного токена нельзя квалифицировать кредитным договором в силу специальных требований к нему. В кредитном договоре на стороне кредитора должна выступать кредитная организация и предметом такого договора являются только денежные средства.

В случае квалификации таких отношений как договора займа существуют разные правовые позиции:

Квалификация как непоименованного договора к которому применяются положения договора займа по аналогии закона

Поскольку объектом договора займа должны выступать деньги или вещи, определяемые родовыми признаками, чем криптоактивы не являются, то квалифицировать такие отношения как договор займа сомнительно. Однако, руководствуясь принципом свободы договора стороны вправе заключать договоры как предусмотренные, так и не предусмотренные законом или иными правовыми актами. К договору, не предусмотренному законом или иными правовыми актами, правила об отдельных видах договоров не применяются, что не исключает возможности применения правил об аналогии закона.

Поскольку отношения между сторонами сходны с отношениями, возникающими из договора займа, то можно сделать вывод, что такую сделку можно квалифицировать как непоименованный договор, к обязательствам из которого можно применить правила договора займа по аналогии права.

Аналогичную позицию занял и Пленум ВАС РФ, разъясняя положения Гражданского кодекса о свободе договора. Он указал, что при оценке судом того, является ли договор непоименованным, принимается во внимание не его название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и т.д. Нормы об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, могут быть применены к непоименованному договору по аналогии закона в случае сходства отношений и отсутствия их прямого урегулирования соглашением сторон (пункт 1 статьи 6 ГК РФ).

2. Квалификация как договора займа

Гражданский кодекс к объектам гражданских прав относит среди прочего и иное имущество, не указывая исчерпывающий перечень такого имущества. Открытый список “иного имущества” позволяет считать криптоактивы объектом гражданских прав.

Поскольку действующее законодательство не содержит ограничений на заключение договора займа иного имущества, к которому могут быть отнесены и криптоактивы, то квалификация правоотношений, возникающих в рамках эмиссии кредитных токенов допустима.

Однако стоит отметить, что существуют правовые позиции судов указывающие на то, что предметом договора займа могут выступать только денежные средства, либо вещи (т.е. объекты материального мира), определяемые родовыми признаками. В рамках такой судебной практики криптоактивы не смогут выступать объектом договора займа.

В тех случаях под кредитный токен структурируют обязательство поставки базового актива (товара) в будущем, то нет никакой сложности вписать такую конструкцию в договор купли-продажи с авансовым платежом или иную подобную сделку.

Лицензионные токены

Правоотношения, лежащие в основе лицензионного токена (предоставление держателю части доходов от использования программного продукта) схожи с лицензионным договором. По такому соглашению владелецу токена предоставляется часть исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (далее — РИД), в частности, части дохода от использования РИД.

Гражданский кодекс допускает возможность принадлежности исключительных прав нескольким лицам совместно. При этом законодатель допускает, что взаимоотношения лиц, которым исключительное право принадлежит совместно, может регулироваться соглашением между ними.

Можно сделать вывод, что в определенных случаях, гражданское законодательство, допускает возникновение договорных правоотношений между эмитентом и владельцем токена. В результате такие криптоактивы становятся записями о фиксации договорных отношений. Дело только за желанием эмитента наделить владельцев токенов юридически значимыми правами и надлежащим составлением оферты при выпуске таких активов.

Криптовалюта как средство платежа

Можно ли принимать оплату криптовалютой?

Официальной денежной единицей и законным средством платежа в Российской Федерации является рубль. Случаи, порядок и условия использования иностранной валюты на территории Российской Федерации определяются законом. Криптовалюта не является законным средством платежа, так как не подпадает под определение иностранной валюты и под действие ФЗ “О валютном регулировании и валютном контроле”.

Однако, прием оплаты по договору купли-продажи не единственный способ получить криптовалюту. Возможно заключение трехсторонних соглашений, хотя в такой конструкции продавец будет получать не криптовалюту, а эквивалентную сумму в рублях или иностранной валюте: покупатель переводит криптовалюту в адрес третьего лица, тот в свою очередь переводит эквивалентную сумму в фиатной валюте продавцу. Однако, обратите внимание, что существует риск признания таких договорных конструкций притворной сделкой. Судебной практики на настоящий момент не выработано.

Законодательство не запрещается указывать в договоре суммы, в криптовалюте, (аналогично суммам указываемым в долларах или условных единицах), но оплата должна производиться в эквивалентной сумме в рублях или иностранной валюте.

Использования токенов для оплаты труда

Можно ли выплачивать сотрудникам заработную плату криптовалютой (токенами)?

Трудовой кодекс предусматривает, что денежная часть заработной платы не может быть менее 80% и должна быть оплачена в рублях. Неденежная часть, если это предусмотрено коллективным или трудовым договором по письменному заявлению работника может быть выплачена в иной форме.

Пленум Верховного Суда РФ определил, что при возникновении споров с работником о выплате заработной платы в неденежной форме работодателю необходимо доказать следующее:

  • имелось добровольное волеизъявление работника, подтвержденное его письменным заявлением, на выплату заработной платы в неденежной форме.
  • заработная плата в неденежной форме выплачена в размере, не превышающем 20 процентов от начисленной месячной заработной платы;
  • выплата заработной платы в натуральной форме является обычной или желательной в соответствующих отраслях промышленности, видах экономической деятельности или профессиях;
  • подобного рода выплаты являются подходящими для личного потребления работника и его семьи или приносят ему известного рода пользу, имея при этом в виду, что не допускается выплата заработной платы в бонах, купонах, в форме долговых обязательств, расписок;
  • при выплате работнику заработной платы в натуральной форме соблюдены требования разумности и справедливости в отношении стоимости товаров, передаваемых ему в качестве оплаты труда, т.е. их стоимость во всяком случае не должна превышать уровень рыночных цен, сложившихся для этих товаров в данной местности в период начисления выплат.

В случае оплаты услуг или работ по гражданско-правовому договору каких-либо ограничений на такую оплату не предусмотрено. Поскольку данными договорами прямо не предусмотрено, что оплата должна производиться только в денежной форме.

Выдача токенов как способ поощрения сотрудников

Можно ли выдать сотрудникам опционы токенами?

В процессе ICO зачастую часть токенов “замораживается” для выплаты последующего вознаграждения сотрудникам компании. Такие токены поступают на их счет спустя время при выполнении определенных условий. Данная практика является аналогом выдачи опционов на приобретение акции компании, однако имеет под собой иную правовую природу. Опционы являются ценной бумагой, поэтому подчиняется нормам, регулирующим рынок ценных бумаг. Поэтому выдав сотрудникам токены-акции или урегулировав смарт-контрактом переход права на токены при определенных условиях нельзя сказать, что сотрудник стал акционером или получил опционы. Токены не являются акциями компании и не предоставляют корпоративных прав их владельцу.

Тем не менее, поскольку токены имеют платежную ценность, которая может расти в зависимости от коммерческого успеха компании это значит что подобная форма вознаграждения сотрудников имеет место быть и ограничений на неденежную форму мотивации законодательство не содержит.

Налогообложение токенов

Какие условия налогообложения криптоактивов?

Законодательством не предусмотрены специальные условия налогообложения криптовалюты и остальных видов токенов.

ФНС в своем письме не стала рассматривать криптовалюты в качестве средства платежа, то есть в рамках валютных операций налоговая служба рассматривает криптовалюту как объект, который покупают или продают. При этом вопрос о правовой квалификации криптовалюты (как денег, имущественных прав или иного объекта) пока остается открытым. Операции с криптовалютами должны полностью соответствовать требованиям законодательства о валютном контроле: в частности, как отмечает ФНС России, такие операции должны осуществляться через счета резидентов, открытые в уполномоченных банках.

В целом применяются стандартные правила и ставки налогов, поскольку специальных условий налогообложения криптовалютных операций законодательством не предусмотрено.

Однако прием криптоактивов юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями влечет за собой ряд проблем связанных с учетом таких активов на балансе и расчета налогооблагаемой базы, поэтому мнение выраженное ФНС в своем письме не избавляет хозяйствующие субъекты от проблем связанных с владением криптоактивами.

Правовые последствия биржевой торговли токенами

Какие правовые риски несет торговля криптоактивами на бирже?

Торговля токенами на биржах в настоящее время никак не регулируется. Владение и обмен криптоактивами также не запрещен. Поэтому торговля токенами не несет в себе никаких правовых рисков.

Однако стоит помнить, что доход, полученный налогоплательщиками, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, является объектом налогообложения и облагаются ставкой подоходного налога в 13%. Представляется, что операции по обмену криптовалют не создают расходов и доходов, учитываемых для целей налогообложения, однако момент обмена токенов на фиатные валюты порождает возникновение такого дохода. Поэтому вам следует с прибыли, получаемой в результате таких сделок уплачивать подоходный налог.

Пока не выработана позиция правоохранительных органов относительно манипулирования криптовалютных рынков, например Pump-and-Dump схемы, которые нередко можно встретить на криптовалютных биржах. Уголовный кодекс РФ содержит статью об ответственности за манипулирование рынком, но в ней речь идет о манипуляции ценами на финансовые инструменты, иностранную валюту и товары. Ничем из перечисленного криптоактивы в настоящее время не являются, поэтому применение данной статьи к лицам, чьими действиями было оказано влияние на цены активов сомнительно.

Тем не менее случаи применения манипуляционных схем на криптовалютном рынке не остаются без внимания иностранных регуляторов: в августе Американский SEC предупредил инвесторов о подобных схемах мошенничества.

Правовые последствия майнинга

Несу ли я ответственность за майнинг криптовалют?

Майнинг в России не является запрещенной деятельностью. Однако реализация средств, полученных вследствие майнинга является предпринимательской деятельностью (деятельность, направленная на систематическое получение прибыли), которая предусматривает регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя или юридического лица. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации может повлечь уголовную ответственность

Однако с регистрацией могут возникнуть проблемы, поскольку в заявлении на регистрацию потребуется указать основной вид осуществляемой экономической деятельности (ОКВЭД). Разумеется, такого вида деятельности как реализация криптоактивов, не предусмотрено, пропуск ОКВЭД в заявлении на регистрацию влечет отказ в регистрации.

Выходом для заявителя станет присвоение любого другого кода. За ведение деятельности не по указанному при регистрации ОКВЭД никакой ответственности не предусмотрено.

Стоит упомянуть о рисках, связанных с отсутствием в законодательстве определения денежных суррогатов. Государственные органы по-своему трактуют является ли криптовалюта денежным суррогатом. Например, ФНС криптовалюту не относит к денежным суррогатам, а Генеральная прокуратура — относит. Хоть данные разъяснения и не являются нормативной информацией, тем не менее они могут быть восприняты нижестоящими органами руководством к действию.

3. Правовое положение ICO

ICO (Initial Coin Offerings) — это процесс публичного привлечения инвестиций в бизнес-проект в обмен на предоставление собственных токенов. У ICO есть ряд общих черт с краудфандингом и IPO.

ICO и традиционное IPO — представляют собой публичную продажу части бизнеса инвесторам, которые готовы взять на себя риск потери вложенных средств, в обмен на перспективу получения дохода от роста бизнеса. Участники IPO приобретают акции — ценную бумагу, предоставляющую юридически защищенные права, участник ICO получает токен — аналог акции компании с рядом уникальных свойств, не предоставляющий корпоративные права своему владельцу.

ICO и краудфандинг схожи между собой в том, что представляют собой способ финансирования проекта на ранней стадии, без необходимости проведения сложных юридических процедур, а иногда и без образования юридического лица или соглашения о намерениях, в котором команда проекта взяла бы на себя обязательства по его учреждению. Отличие ICO и краудфандинга в том, что процесс ICO напоминает продажу корпоративных прав компании где инвестор получает выпущенный проектом токен. В краудфандинге инвестор получает обещание выплатить ему вознаграждение, определяемое условиями сбора средств.

Процедура ICO на сегодняшний день российским законодательством не регулируется, при этом ICO, нельзя назвать нелегальными способом привлечения инвестиций в проект.

Правовое положение площадок для проведения ICO

Платформы, на которых проводятся ICO, являясь интернет-ресурсом, подпадают под регулирование законов, касающихся распространения информации с сети. На них возложено требование об ограничении распространения информации об экстремизме, суициде, распространении наркотиков и иной запрещенной информации. В том числе, площадки несут ответственность за нарушение интеллектуальных прав как информационные посредники.

Взаимодействие площадок и эмитента токенов можно охарактеризовать как предоставление информационной услуги на пользование программным обеспечением. В зависимости от объема и характера предоставляемой услуги ее можно квалифицировать как:

1) SaaS (Software as a service) — в данном случае предоставляется право на использование и доступ клиенту к необходимому программному обеспечению;

2) IaaS (Infrastructure as a Service) — предоставляется право на использование аппаратно-программного комплекса провайдера для работы и хранения данных;

3) PaaS (Platform as a Service) — предоставляется право на использование аппаратно-программного комплекса для разработки, тестирования, развертывания и поддержки веб-приложений.

Данные виды отношений осуществляются в рамках договорных взаимоотношений и проблем с их квалификацией и защитой не возникает.

Правовое положение эмитента токенов

Цель проведения ICO — привлечение финансирования в проект. Ключевой особенностью ICO является, то что в его процессе эмитент привлекает не фиатную валюту, а криптовалюту. Это снижает риск привлечения внимания регулятора, так как не позволяет квалифицировать такую деятельность эмиссией ценных бумаг. Однако такой подход лишает инвесторов прав, присущих им в рамках традиционной инвестиционной деятельности.

Легитимизировать взаимоотношения между эмитентом и владельцем токенов можно через заключение инвестиционного соглашения о разделе прибыли — договора, предусматривающего внесение инвестиций в обмен на долю в прибыли лица, реализующего проект.

По такому соглашению на получателя инвестиций можно наложить ряд обязательств, характерных для обращения цифровых токенов:

  • при наступлении предусмотренных в договоре обстоятельств, например, достижении бизнес-показателей (выручки/прибыли) выплатить инвестору средства,
  • произвести обратный выкуп токенов по рассчитанной цене.

На эмитента криптоактивов таким соглашением можно наложить и обязанность по конвертации токенов в ценные бумаги или долю в компании. Законодатель допускает сделки, обязанности по которым обусловлены наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон. Однако такие процедуры уже несут значительные издержки, поскольку требуют соблюдения длительных и дорогостоящих корпоративных процедур.

Поскольку в процедуре ICO участвует большое количество лиц и сделка оформляется с использованием интернета, возникают особые требования к соблюдению условий о форме заключения договора. Наиболее удобный способ заключения договора в таком случае — акцептирование условий, предусмотренных офертой. В целях избежания споров связанных с заключением соглашения в публичной оферте должно быть указано то, какие действия будут являться полным и безоговорочным ее принятием (регистрация на сайте, создание цифрового кошелька, перечисление средств).

Стоит обратить внимание на риск, связанный с привлечением традиционных инвестиций, если проект уже привлекал инвестиции путем проведения ICO и четко не определил права владельцев токенов. Такая неопределенность может затруднить привлечение новых средств от традиционных инвесторов: бизнес-ангелов и венчурных фондов, поскольку увеличивает правовые риски из-за возможного предъявления требований к компании владельцами токенов.

В связи с тем что деятельность по привлечению средств в ходе ICO носит международный характер, то у эмитентов могут возникать риски нарушения законодательства иностранных государств. Одним из самых часто упоминаемых рисков — это нарушение законодательства США о выпуске и обороте ценных бумаг. Это связано с различными пониманиями определения ценных бумаг в российском праве и американском. В частности, по российскому праву виды эмиссионных ценных бумаг четко определены федеральным законом, в то время как законодательство США в некоторых случаях исходит из фактических обстоятельств того, является ли соглашение ценной бумагой.

В рамках дела «Комиссия по ценным бумагам и биржам против Хоуи» Верховный суд США разработал тест для определения того, связана ли операция с инвестиционным договором (инвестиционный договор представляет собой разновидность ценной бумаги). Тест Хоуи (Howey Test) можно представить в виде четырех критериев:

  • факт инвестирования;
  • в общее предприятие;
  • с ожиданием поступления прибыли;
  • в результате деятельности других лиц.

В июле 2017 г. комиссия США по ценным бумагам и биржам (SEC) обозначила правовую позицию в отношении публичной продажи токенов, из которой следует, что законодательство США о ценных бумагах применимо к некоторым операциям с криптовалютами, в том числе, к выпуску токенов в рамках проведения их первичного размещения (ICO), а также к операциям по их обмену. Это связано с тем, что SEC в случае с токенами The DAO пришла к выводу, что выпущенные компанией токены являются ценными бумагами, так как фактические обстоятельства свидетельствуют о соответствии DAO токенов всем 4-м критериями инвестиционного контракта.

Следовательно эмитентам, при размещении токенов, подпадающие под критерии теста Хоуи, следует позаботиться о регистрации их размещения и реализации в SEC в том случае если их реализации будет производиться в юрисдикциях США.

Стоит упомянуть и о другой проблеме, связанной с определением токена как ценной бумаги — возможности отказа в листинге на криптовалютных биржах поскольку биржи тоже могут быть привлечены регулятором к ответственности за реализацию таких токенов в юрисдикциях Соединенных Штатов.

Правовое положение владельцев токенов

Поскольку законодательно не определено правовое положение участников ICO, то в вопросе о возникающих правах необходимо отталкиваться от условий, зафиксированных в соглашении о его проведении. Условия оферты будут определять то, какие права имеют владельцы токенов, если вообще права будут предоставляться.

В случае, если оферта была оформлена надлежаще и у сторон соглашения возникают договорные обязательства, то нужно понимать, что инвестор ограничен в инструментах воздействия на хозяйственную деятельность эмитента токенов. В случае ликвидационных событий или попытки реализовать свои права инвестора: участие в голосовании, участие в распределении прибыли, то юридически защитить их не получиться: владельцы токенов акционерами компании не являются. Фактически защита инвестора будет сводиться к возможности предъявления требований о возмещении убытков.

Отсутствие специальных норм, регулирующих проведение ICO не является препятствием для того, чтобы ввести в правовое поле возникающие обязательства. При надлежащем оформлении процедуры такие правоотношения можно квалифицировать как гражданско-правовую сделку. Желание наделить своих инвесторов юридически значимыми правами целиком лежит инициаторе сбора средств.

Историческая справка

Январь 2014 года

Пресс-служба Центрального Банка Российской Федерации опубликовала информацию «Об использовании при совершении сделок «виртуальных валют», в частности, Биткойн».

Февраль 2014 года

Генеральная прокуратура Российской Федерации на совещании по вопросу правомерности использования анонимных платежных систем и криптовалют прямо определила криптовалюту как денежный суррогат.

Октябрь 2014 года

Минфин подготовил законопроект о криптовалютах, который предлагал наложение административных штрафов не только за выпуск (эмиссию) денежных суррогатов, но и за создание, распространение программного обеспечения для их выпуска (эмисси и) и даже за распространение информации, позволяющей осуществлять такой выпуск (эмиссию) и/или операции с их использованием.

Март 2016 года

Минфин подготовил новый законопроект о запрете криптовалюты, которым предусматривается уже уголовная ответственность за выпуск (эмиссию) и обращение цифровых денег.

Сентябрь 2016 года

Заместитель директора РосФинмониторинга заявил, что «организации, которые осуществляют связь между виртуальным и реальным оборотом платежных средств, необходимо лицензировать».

Октябрь 2016 года

Заместитель министра финансов Алексей Моисеев сообщил, что Минфин решил «немножко подождать и посмотреть, как будет развиваться ситуация на международном уровне, и с учетом этого принять решение». Таким образом, работа над законопроектом о запрете криптовалют была приостановлена.

Ноябрь 2016 года

Федеральная налоговая служба опубликовала письмо о мерах по осуществлению контроля за оборотом криптовалют.

Декабрь 2016 года

Стало известно, что законопроект, регулирующий криптовалютную деятельность, будет принят не раньше осени 2017 года

Май 2017 года

Центробанк предложил признать криптовалюты цифровым товаром и обложить их налогом

Июнь 2017 года

Замминистра финансов РФ Алексей Моисеев заявил о необходимости идентификации пользователей, совершающих криптовалютные транзакции, также он предложил, определить криптовалюту как иное имущество

Июль 2017 года

Стала известна первая информация о новом законе о криптовалютах. Руководитель рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалют в России Элина Сидоренко сообщила, что законопроект планируется представить в осеннюю сессию Государственной думы.

Текст закона будет носить рамочный характер: будет определена природа криптовалют, основных участников рынка, обозначен их статус, определены основные принципы деятельности крипторынка

Планируется, что участники рынка будут обязаны проходить процедуру идентификации при достижении определенной суммы платежа (Сейчас этот предел в России составляет 15 тысяч рублей для электронных кошельков).

Планируется регулирование обменных площадок. К таким площадкам будут применяться такие же требования, как и к брокерским компаниям.

О налогообложении в законопроекте речи не ведется.

Сентябрь 2017 года

Министр финансов Антон Силуанов высказал точку зрения, что покупка криптовалют физическими лицами не должна быть анонимной, а расчеты с ними необходимо взять под контроль.

Также Минфин высказывал позицию, о возможности торговли криптовалютами на Московской бирже квалифицированными инвесторами. По мнению ведомства, это поможет не только защитить уязвимые категории инвесторов, но и закрыть возможность для отмывания средств через криптовалюты.

Глава Центробанка России Эльвира Набиуллина заявила, что свободные расчеты в биткоинах для частных лиц должны быть запрещены, так как это несёт существенные риски, в том числе в части финансирования преступных группировок.

Пресс-служба Центробанка выпустила письмо в котором подтвердила высказанную в январе 2014 года позицию об обороте криптовалют. В частности,, Банк России считает преждевременным допуск криптовалют, а также любых финансовых инструментов, номинированных или связанных с криптовалютами, к обращению и использованию на организованных торгах и в расчетно-клиринговой инфраструктуре на территории Российской Федерации для обслуживания сделок с криптовалютами и производными финансовыми инструментами на них.

Стало известно, что Министерство связи и массовых коммуникаций России разрабатывает ряд правил обращения криптовалюты, в которых, в частности, предлагается обложить криптовалютные операции налогом на доходы физических лиц. Глава Минкомсвязи уточнил, что речь идет о правилах по криптоинструментам на базе технологии блокчейн с применением российской криптографии.

Справка о правовом регулировании криптовалют в иностранных государствах

Справка подготовлена на основании данных отчета Axon Partners

Австралия

Цифровая валюта не рассматривается как финансовый продукт, и, следовательно, криптовалютная деятельность не подлежит лицензированию (кроме деятельности, связанной с фиатными деньгами или другими финансовыми продуктами).

В Австралии действует Кодекс поведения для игроков индустрии цифровых валют (Australian Digital Currency Industry Code of Conduct), Документ устанавливает надлежащие стандарты ведения криптовалютного бизнеса в стране, но является обязательным к исполнению только для членов Ассоциации.

Операции с криптовалютой облагаются налогом в соответствии со стандартными правилами налогообложения, то есть подоходным налогом (Income Tax) и налогом на прибыль (Corporate Tax). При этом в Австралии существует проблема с двойным налогообложением цифровых валют: налог на товары и услуги (Goods and Services Tax) взимается как при обмене фиатных денег на цифровые, так и при оплате товаров и услуг полученной криптовалютой. В то же время при использовании криптовалюты как инвестиций не возникает необходимость уплаты налога на прирост капитала (Capital Gains Tax).

В августе 2017 г. правительство Австралии предложило поправки в законодательство по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма, в соответствии с которыми контроль над деятельностью биткоин-бирж будет осуществлять Австралийский отчетно-аналитический центр транзакций (AUSTRAC).

Провайдеры услуг по торговле цифровыми активами должны будут зарегистрироваться в соответствующем реестре AUSTRAC. Кроме того криптовалютные биржи обяжут разработать программы противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма, которые также должны будут включать меры по идентификации пользователей торговых площадок.

Помимо прочего биржи цифровых активов должны будут информировать австралийское ведомство “о подозрительных транзакциях” и сделках на сумму, превышающую 10 тысяч австралийских долларов.

Великобритания

В 2014 году Управление по финансовому регулированию и контролю Великобритании (Financial Conduct Authority, подтвердило, что Bitcoin — это и не валюта, и не деньги, поэтому криптовалюта никаким образом не может регулироваться финансовым законодательством Великобритании. Bitcoin также не подпадает под действие Закона Великобритании о легализации (отмывании) доходов, полученных преступным путем (Money Laundering Regulations 2007).

Однако окончательная позиция правительства относительно правового регулирования деятельности, связанной с цифровыми деньгами, до сих пор не выработана.

Доход (прибыль) хозяйствующего субъекта облагаются налогом на прирост капитала (Capital Gains Tax), а также корпоративным (Corporation Tax) и подоходным (Income Tax) налогами.

В сентябре 2017 г. Управление по финансовому регулированию и надзору Великобритании (FCA) заявило, что внимательно изучает феномен ICO. Представители FCA убеждены, что большинство токенов, проданных в рамках этого способа привлечения финансирования, подпадают под действующую нормативно-правовую базу страны.

Вьетнам

Премьер-министр Вьетнама утвердил план, согласно которому страна официально признает биткойн как форму платежа к 2018 году.

Также чиновники приступят к разработке криптовалютного налогового режима. К июню 2019 года будет введена система, по которой пользователи криптовалют во Вьетнаме будут облагаться налогом.

Гонконг

В ноябре 2013 года CEO Управления денежного обращения Гонконга (Hong Kong Monetary Authority) заявил, что Bitcoin — это виртуальный товар, и что планов по его регулированию нет.

В сентябре 2017 г. комиссия по ценным бумагам и фьючерсам в Гонконге (SFC) опубликовала заявление о правилах, которые могут быть применимы к первичному размещению токенов.

SFC отмечает, что токены ряда проводимых ICO могут быть расценены как ценные бумаги и, следовательно, подпадают под действие законов о ценных бумагах Гонконга. Стороны, участвующие в регулируемой деятельности, ориентированной на население Гонконга, должны быть лицензированы или зарегистрированы в SFC, независимо от места своего расположения.

Европейский союз

Ни один из регуляторов (органов) Европейского союза не принял каких-либо специальных правил регулирования криптовалютной деятельности. Вместе с тем в 2016 году Европейская комиссия предложила установить дополнительное регулирование для криптовалютных бирж и компаний, предоставляющих криптовалютные кошельки пользователям.

В частности, предлагается обеспечить обязательную регистрацию или лицензирование деятельности криптовалютных бирж, осуществляющих обмен криптовалюты на фиатные деньги и наоборот, и компаний, предоставляющих криптовалютные кошельки пользователям. Кроме того, планируется создание центральной базы данных с информацией о пользователях цифровых валют.

Налогообложение криптовалюты и операций с ней осуществляется в соответствии с национальным законодательством государств-членов Европейского союза. Исключением является налог на добавленную стоимость, поскольку в ноябре 2015 года Европейский суд (European Court of Justice) вынес решение, в соответствии с которым операции по купле и продаже Bitcoin за традиционные фиатные валюты им не облагаются.

Канада

Регуляторы продолжают наблюдать за развитием цифровой валюты и распределенных технологий, осуществляя регулирование криптовалютной деятельности лишь при необходимости.

При этом деятельность криптовалютных бирж была урегулирована еще в 2014 году, когда генерал-губернатор Канады одобрил законопроект, в соответствии с которым такие биржи подлежат регистрации в Канадский центр анализа финансовых операций и отчетности (Financial Transactions and Reports Analysis Centre of Canada) и обязаны соблюдать законодательство в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов. Без соответствующей регистрации биржи не могут открыть счет в банке. В остальном деятельность компаний не регулируется.

Оплата товаров или услуг с помощью цифровых денег подлежит налогообложению как бартерная сделка. Кроме того, при продаже криптовалюты взимается подоходный налог (Income Tax), налог на прибыль (Corporation Income Tax) или же налог на прирост капитала (Capital Gains Tax).

В марте 2017 г. Комиссия по ценным бумагам провинции Онтарио (OSC) выпустила предупреждение для бизнес-структур, использующих технологию блокчейн, о том, что их деятельность может противоречить законодательству. В своем заявлении OSC предупреждает компании о необходимости согласования всех своих действий с регулятором.

В августе 2017 г. Администратор ценных бумаг Канады (CSA) разъяснил свою позицию относительно первоначального предложения монет (ICO). В документе изложены требования к компаниям, вовлеченным в запуск и управление ICO, а также к биржам, которые впоследствии размещают эти активы. При этом отмечается, что «многие» цифровые токены, которые изучили канадские регуляторы, попадают под определение ценных бумаг. Как следствие, это влечет необходимость соблюдения определенных законодательных требований.

Документ также содержит руководство для компаний, рассматривающих возможность создания инвестиционных криптовалютных фондов в Канаде. В его рамках фирмам, заинтересованных в запуске ICO, рекомендуется стать участником так называемой регулятивной песочницы, в которой новые финансовые продукты могут тестироваться в ограниченном режиме.

Китай

Подход к правовому регулированию криптовалютных отношений в Китае не выработан. В то же время криптовалюта рассматривается регулятором в качестве товара, а криптовалютные биржи (и другие веб-сайты, связанные с цифровой валютой) должны быть зарегистрированы в Телекоммуникационном бюро (Telecommunications Bureau).

Налогообложение осуществляется в соответствии со стандартными для товаров правилами: операции с криптовалютой облагаются налогом на прибыль (Corporate Tax), подоходным налогом (Individual Income Tax) и налогом на прирост капитала (Capital Gains Tax), а ее продажа может облагаться налогом на добавленную стоимость (Value-added tax).

В июне 2017 г. народный банк Китая, играющий роль центробанка в стране, сообщил, что разработает нормы регулирования Initial Coin Offering

В новых регулятивных нормах, разработанных китайскими властями, о которых стало известно в августе 2017 г. сделан акцент на противодействии незаконным финансовым операциям, что, в свою очередь, может послужить причиной ужесточения регулирования первичных размещений токенов (ICO). Применительно к сфере ICO может быть применена статья 15 нового законопроекта, в которой речь идет о правилах проведения кампаний по сбору денежных средств. В целом же законопроект направлен на противодействие нелегальному привлечению капитала.

В сентябре 2017 г. Народный банк Китая издал распоряжение о запрете на проведение в стране первоначальных предложений монет (ICO). Запрет касается не только проведения новых первичных распределений монет. Кроме этого, организации и физические лица, которые уже к настоящему времени провели ICO, должны будут вернуть средства инвесторам.

Позднее Народный банк Китая направил уведомление финансовым учреждениям, запрещающее предоставление финансовых услуг проектам, проводящим ICO. В письме сообщается, что «финансовые учреждения и небанковские платежные агентства не должны предоставлять услугу или продукт, такие как открытие, регистрация, торговля, клиринг, для финансирования токенов и виртуальной валюты».

Мексика

Центральный банк Мексики не считает биткоин валютой, классифицировав его как товар. Об этом в ходе своей лекции в Автономном технологическом институте Мексики заявил управляющий центробанка Агустин Карсенс.

Остров Мэн

2014–2015 годах были созданы необходимые регулятивные и правовые основы, которые позволяют проводить ICO в соответствии со всеми правилами, затрагивающими вопросы политики «Знай своего клиента» (KYC) и борьбы с отмыванием денег (AML).

В 2016 году власти Острова Мэн внесли изменения в национальное законодательство об игорной деятельности, дополнив его положениями о цифровых валютах. Новые правила позволяют онлайн-казино принимать биткоин и другие криптовалюты наравне с фиатом

Сингапур

В июле 2017 г. валютное управление Сингапура (MAS) заявило о том, что распределение токенов в рамках Initial Coin Offering будет регулироваться в соответствии с законодательством о ценных бумагах и фьючерсах.

При этом регулятор видит различие между цифровыми токенами, которые он расценивает как «криптографически защищенный способ представления прав на получение выгоды или определенных услуг», и виртуальной валютой, которую регулятор описывает как один из типов цифровых токенов, функционирующий как средство обмена, единица счета или хранилище стоимости. Цифровые токены не ограничиваются функционалом виртуальных валют. Они могут представлять собой право собственности или ценная бумага, обеспеченная активами или имуществом эмитента. Такие токены могут быть классифицированы как ценные бумаги, коллективная инвестиционная схема или долговые обязательства и регулироваться согласно закону о ценных бумагах и фьючерсах.

Таким образом, если цифровые токены имеют характеристики ценных бумаг согласно сингапурскому законодательству, эмитенты таких токенов должны будут проходить регистрацию в Валютном управлении Сингапура, прежде чем проводить ICO. Эмитенты или финансовые посредники ICO также должны будут соответствовать лицензионным требованиям сингапурского законодательства, а также должны будут соблюдать требования в отношении борьбы с отмыванием денег и противодействия финансированию терроризма.

MAS также заявляет и о необходимости лицензирования криптовалютных бирж, на которых в дальнейшем токены проектов будут торговаться.

США

Правовое регулирование цифровой валюты в США осложняется особенностями правовой системы государства (наличием как федерального права, так и права штатов) и отсутствием единой позиции среди регуляторов относительно правового статуса криптовалюты. Так, цифровая валюта рассматривается одновременно как деньги (их аналог), как собственность (property) и как биржевые товары. На федеральном уровне некоторые криптовалютные компании (например, биржи) должны быть зарегистрированы в качестве операторов по переводу денежных средств (Money Transmitters) в Сети по борьбе с финансовыми преступлениями (Financial Crimes Enforcement Network). А на уровне штатов деятельность таких компаний подлежит лицензированию (в каждом отдельном штате).

В качестве собственности цифровые деньги рассматриваются в целях налогообложения. Операции с криптовалютой облагаются налогом. Например, заработные платы, выплачиваемые работникам в Bitcoin, являются объектами федерального подоходного налога (Federal Income Tax Withholding) и налогов на заработную плату (Payroll Taxes).

Штат Калифорния первым из всех штатов США на законодательном уровне разрешил использовать криптовалюту. Закон, позволяющий любой корпорации, ассоциации или частному лицу в Калифорнии участвовать в обороте денег, отличных от законных платежных средств США, вступил в силу в начале 2015 года. Вместе с тем ведение криптовалютного бизнеса в штате не урегулировано.

В штате Нью-Йорк ведение такого бизнеса было урегулировано в августе 2015 года, когда силами Департамента финансовых услуг штата Нью-Йорк (New York State Department of Financial Services) была введена BitLicense — лицензия на ведение криптовалютного бизнеса (Virtual Currency Business Activity).

В штате Вашингтон цифровая валюта — объект денежных переводов (Money Transmission) в понимании Закона «Об унификации денежных услуг» (Uniform Money Services Act). Это значит, что компании могут осуществлять криптовалютные переводы жителю Вашингтона лишь после получения Вашингтонской лицензии оператора по переводу денежных средств (Washington Money Transmitter License). Это требование относится как к биржам, оказывающим услуги по обмену фиатных денег на криптовалюты и наоборот, так и к осуществляющим обмен только цифровых денег. Подпадают под это регулирование и компании, которые предоставляют криптовалютные кошельки пользователям и выполняют операции по обмену или переводу цифровой валюты между ними. Компании, которые предоставляют криптовалютные кошельки, должны провести аудит безопасности компьютерной системы для того, чтобы получить соответствующую лицензию. Лица, осуществляющие транзакции в криптовалюте напрямую другим лицам, лицензию получать не должны.

В июле 2017 г. в штате Вашингтон вступили в силу новые правила для криптовалютных бирж, которые приравнивают их к компаниям, осуществляющим денежные переводы и, как следствие, обязывают их получать соответствующую лицензию Департамента финансовых учреждений штата. Помимо получения лицензии, ведущие деятельность на территории штата биржи будут обязаны периодически проходить независимый аудит кибербезопасности, а также в полном объеме резервировать депонированные денежные средства своих клиентов.

В штате Невада на подписи у губернатора представлен законопроект, запрещающий налогообложение блокчейн-транзакций. Согласно документу, властям штата запрещается взимать налоги с транзакций, проходящих в блокчейне, а также лицензировать деятельность компаний, работающих с технологией распределенного реестра

В июле 2017 г. стало известно, что Совет по стандартам финансового учета США (FASB) рассматривает вопрос о необходимости разработки руководящих принципов для компаний, работающих с биткоином и другими криптовалютами. Соответствующий запрос был направлен со стороны базирующейся в Вашингтоне Палаты цифровой коммерции (CDC) — некоммерческой группы, отстаивающей интересы представителей индустрии цифровых валют.

В июле 2017 г. комиссия США по ценным бумагам и биржам (SEC) обозначила правовую позицию в отношении публичной продажи токенов SEC. В отчете по делу «The DAO», SEC указало, что законодательство США о ценных бумагах применимо к некоторым операциям с криптовалютами, в том числе, к выпуску токенов в рамках проведения их первичного размещения (ICO), а также к операциям по их обмену.

В августе 2017 г. Американская Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) распространила новое заявление, в котором содержится предупреждение о возможности того, что криптовалюты могут использоваться в мошеннических целях в рекламе публичных компаний, чьи акции торгуются на биржах.

Украина

В Украине не выработан подход к регулированию криптовалютной деятельности и определению правового статуса цифровых валют. А имеющиеся разъяснение (письмо) НБУ от 2014 года, в которых регулятор определил криптовалюту как денежный суррогат, не обладает нормативным характером.

Несмотря на это, апелляционный суд города Киева в своем решении от 12 октября 2016 года, ссылаясь в том числе и на разъяснение (письмо) НБУ, отметил, что «Bitcoin не является вещью в понимании ст. 179 ГК Украины и не обладает признаками материального мира». При этом суд подтвердил, что порядок обращения Bitcoin не урегулирован нормативно.

К криптовалютным операциям в Украине применяются стандартные правила налогообложения. Так, доход физического лица, полученный в виде цифровой валюты, облагается налогом по стандартной ставке 18%, а прибыль юридических лиц — в зависимости от системы налогообложения такого лица. Вопрос с обложением ее налогом на добавленную стоимость является достаточно спорным, поскольку криптовалюта не определена в качестве товара на законодательном уровне.

В августе 2017 г. исполняющий обязанности главы НБУ заявил, что биткоин не попадает под определение валюты или “денежного суррогата”, а майнинг не является нарушением законодательства.

Государственная фискальная служба Украины заявила, что биткоин не может использоваться физическими и юридическими лицами на территории Украины как способ платежа.

В августе 2017 г. на основании определения Киевского суда Сотрудники СБУ и Нацполиции Киева остановили деятельность майнинговой фермы. Суд в своем определении приравнял криптовалюты к денежным суррогатам.

Филлипины

В августе 2017 г. ЦБ Филиппин начал выдавать лицензии на криптовалютную биржевую деятельность. Правила для участников рынка банком были опубликованы в феврале 2017 г.

Швейцария

В феврале 2017 г. стало известно что Федеральный совет Швейцарии, предлагает внести изменения, в банковское законодательство в области Финтеха, которые существенно снизят регулятивные барьеры. Одним из главных нововведений может стать создание своего рода «регулятивной песочницы», предназначенной для компаний с годовым оборотом менее миллиона швейцарских франков (чуть более $1 млн). Такие компании будут попадать под отдельную квалификацию и получат целых ряд послаблений, как, например, отсутствие необходимости в лицензировании.

В июле 2017 г. Федеральный совет Швейцарии сообщил о предпринимаемых шагах по разработке правового статуса криптовалют и правил регулирования финтех-индустрии в стране.

В сентябре 2017 г. муниципалитет швейцарского города Кьяссо объявил, что с 2018 года его жители смогут платить налоги при помощи биткоина.

Южная Корея

В июле 2017 г. В Южной Корее началась подготовка новых законодательных актов, призванных ввести в правовое поле операции с криптовалютами. Готовится три новых законопроекта, которые создадут нормативно-правовую базу для хождения в стране криптовалют Биткоина и Ethereum. В частности, будут предложены поправки к существующему закону об электронных финансовых транзакциях, которые, в случае их принятия, будут означать регулирование деятельности трейдеров и компаний, оперирующих с криптовалютами, и их подотчетность финансовым ведомствам. Другие поправки нацелены на изменение действующих законов о налоге на доходы и налог на прибыль предприятий с целью

Япония

В Японии функционирует Комиссия по цифровым активам Японии (The Japan Authority of Digital Asset), являющаяся по сути саморегулируемым органом (self-regulatory authority).

В 2016 был принят закон, который урегулировал деятельность бирж: теперь они подлежат регистрации в Агентстве финансовых услуг, которое может осуществлять проверки такого бизнеса и применять административные меры по отношению к нему. В соответствии с этим законом, криптовалюта является ценностью, подобной активам (asset-like values).

Начиная с апреля 2017 года в Японии криптовалюты стали законным платежным средством.

Цифровые деньги и операции с ними подлежат налогообложению в соответствии со стандартными правилами: доход, полученный физическим лицом в качестве криптовалюты, подлежит обложению подоходным налогом (Income Tax); прибыль юридического лица в цифровой валюте облагается налогом на прибыль (Corporate Tax); продажа криптовалюты облагается японским аналогом налога на добавленную стоимость (Consumption Tax). От уплаты последнего покупатели цифровых валют могут быть освобождены уже в июле 2017 года.

Наделить уполномоченные ведомства возможностью пресекать любые попытки уклонения от налогов с криптовалютных транзакций.

18 июля 2017 г. всту­пает в силу закон, позволяющий фин­тех-ком­па­ни­ям пред­ла­гать меж­ду­на­род­ные тран­зак­ции в бит­ко­и­нах. Со­глас­но принятым по­прав­кам к за­ко­ну о ва­лют­ных опе­ра­ци­ях, финтех-компаниям необходимо за­ре­ги­стри­ро­вать­ся в Служ­бе фи­нан­со­во­го над­зо­ра (FSS), чтобы легально предо­став­лять меж­ду­на­род­ные услу­ги по де­неж­ным пе­ре­во­дам. Отмечается, что од­но­ра­зо­вый пе­ре­вод будет огра­ни­чен тремя тысячами дол­ла­ров, а го­до­вой лимит тран­зак­ций для одного счета будет определен на уровне 20 тысяч дол­ла­ров.

В сентябре 2017 г. финансовые регуляторы Южной Кореи объявили о своих совместных планах по работе над регулированием цифровых валют. Регуляторами были обозначены конкретные меры, например, требования для банков — от финансовых организаций ждут должной осмотрительности в отношении бирж биткоина и ужесточения процедур проверки пользователей.

Комиссия по финансовым услугам Южной Кореи (FSC), объявила, что она планирует начать работу с криптовалютами. «Корея присоединяется к Японии, Китаю и другим азиатским странам, пытающимся регулировать криптовалютную индустрию». В сообщении также сказано, что пока криптовалюты не считаются финансовым продуктом и их обмен по сути никак не регулируется.

В сентябре 2017 г. южнокорейский окружной суд впервые вынес решение относительно характера цифровых валют. В решении суда сказано, что конфискация биткойнов нецелесообразна, поскольку они находятся в форме электронных файлов без принадлежности к физическим лицам, в отличие от наличных денег. Виртуальная валюта не может иметь объективной стандартной стоимости.

Япония

В Японии функционирует Комиссия по цифровым активам Японии (The Japan Authority of Digital Asset), являющаяся по сути саморегулируемым органом (self-regulatory authority).

В 2016 был принят закон, который урегулировал деятельность бирж: теперь они подлежат регистрации в Агентстве финансовых услуг, которое может осуществлять проверки такого бизнеса и применять административные меры по отношению к нему. В соответствии с этим законом, криптовалюта является ценностью, подобной активам (asset-like values).

Начиная с апреля 2017 года в Японии криптовалюты стали законным платежным средством.

Цифровые деньги и операции с ними подлежат налогообложению в соответствии со стандартными правилами: доход, полученный физическим лицом в качестве криптовалюты, подлежит об-

ложению подоходным налогом (Income Tax); прибыль юридического лица в цифровой валюте облагается налогом

на прибыль (Corporate Tax); продажа криптовалюты облагается японским аналогом налога на добавленную стоимость (Consumption Tax). От уплаты последнего покупатели цифровых валют могут быть освобождены уже в июле 2017 года.