Даже в самые короткие дни этого дождливого декабря високосного года я люблю Петербург.

Здорово, например, возвращаясь из путешествия, когда самолёт приземляется в какой-нибудь серую морочь в любое время года, чувствовать, как что-то внутри на секунду замирает.

В старших классах я вдруг начала подолгу гулять по улицам. Мама подумала, что у меня появился парень – и меня опередила, прогулки у меня были сначала исключительно одинокие. С городом.

Тогда, наверное, я и осознала, как же мне повезло.

После семестров в Италии я возвращалась с нежностью, истосковавшись по родному, нездоровому, но такому прекрасному.

Честное слово, всякий раз, когда мне случается ехать, а лучше идти пешком через Неву, я испытываю чистое счастье.

Помню, я вернулась из Перуджи 31 января и две недели прожила в обязательных встречах, экзаменах, каких-то невнятных делах, неизвестно чём; помню, как начинала даже беспокоиться, что всё вокруг серо и я не чувствую обычной радости. Но так получилось, что 14 февраля у меня освободилась часть дня, и я просто шла пешком по Университетской набережной, через мост на Дворцовую, дальше по Мойке; кто-то ещё нарисовал огромное нелепое сердце на льду, а потом над Конюшенной площадью летели шарики, и снова было хорошо, и я успокоилась: всё со мной.

Если не живёшь в центре, почувствовать это сложнее, не говоря о том, что многим вообще здесь не нравится и хочется только сбежать.

Но я, если когда-то и буду расставаться, то как с любимым – с болью и не навсегда.

Нет, я тоже не фанат этой вечной ноябрьско-декабрьской темноты, какого-нибудь там апрельского снега, дождя сутками, но это же просто смешно.

И потом, никто так искренне не радуется солнцу в своём городе, как петербуржцы, и ни у кого нет такой весны.