Казахстан сидит на чемоданах. А некоторые, непосредственно в них.

Откуда я знаю, спросите вы? Да очень просто. Голые мужики в сауне могут врать только про баб. Про машины и планы переездов — только по-чесноку. Чего уж скрывать, если все остальное напоказ.

Давеча сидим в сауне с неизвестным агашкой. Он мне про Головкина, я ему про бизнес профессионального бокса. Он мне про Россию и Украину. Я, не разжигая конфликт, про Малайзию. Ибо за столом и в сауне о политике и религии ни-ни. В первом случае во-избежание горячего кофе (или холодного красного) в рожу, а во втором — опасностей не счесть.

И слово за слово, чувствую я, истосковался агашка по собеседникам. Сауна, это ж как плацкартный вагон. Никто документов кроме проводника не спросит. А фуражки в сауне не в моде. Да и неболтливые они, проводники. Значит мели Емеля — твоя неделя.

И видно прям, как задолбался агашка за метлой следить и как ему приятно поговорить обо всем и ни о чем. И как здорово, что русский парень (пофиг что немец) оказался всесторонне развит и может поддержать разговор на любую тему.

И выплыли мы на темы путешествий и кто как где живет. И множество оказалось у агашки друзей по разным заграницам и даже родственники (не запомнил я всех бажух, кудалар, тотешек и апашек) работают в разных посольствах. И надо было слышать, как казах говорит о казахских обычаях и мечтает уехать, чтобы видеться только с теми, с кем хочет. Говорить только с теми, кто не станет потом грязным бельем трясти промеж семьи. И опечалился я, и спросил агашку напрямую, чего он не уедет в страну своей мечты и грез.

Знал я ответ. Но было интересно, понимает агашка сам, как он повязан со своей страной. Знает ли о том, что можно дать хохлу безвизовую Европу и вытащить хохла из Украины, но нельзя вытащить Украину из хохла. И было мне ответом — сыну дом строю. Дочке приданое собираю. На свадьбу коплю, но, наверное, все равно придется кредит брать. Прадо недавно купил, а продать сейчас нереально. Рынок недвижимости упал. Дом в Комсомольском за гроши не отдашь, а столько вложено позолоты, финской сантехники и красного дерева. Картин работы Сыдыхана больше чем туалетов в доме, а радости один хер нет.

И не будет агашке радости, потому что и сын в Лондоне, а дочка в Цюрихе. И если не безмозглые они — то не поедут обратно к отцу, а выбьются в люди там, где учились. А если мозга за время учебы хватит только на красивые фотки в Инсте — то туда им и дорога. Продолжат они дело отца. Некуда им будет деваться. Папа их пристроит. Станут они дармовые зарплаты получать. И тосковать по былому и несбыточному. Строить дома сыновьям и ковать им цепи из финской сантехники и красного дерева. А иначе — уят болады.

И самое печальное — никогда не увидят они плацкартных вагонов. И сауны у них будут прямо в домах.

А поговорить-то не с кем.