Снежная’17: Начало

Перед прочтением

  1. Это вольный вариант дневника похода и отчета вместе взятые. Стиль будем оттачивать, а фактологию улучшать.
  2. Мы жили по Красноярскому времени.
  3. Я старался брать временные отметки, но, ввиду отсутствия часов, это не всегда получалось.
  4. Чукча не писатель.

28 июня

Начало. Я сажусь в Новосибирске на поезд 70 (Москва — Чита). Вместе со мной из Новосибирска едет еще один участник нашего мероприятия.

29 июня

Я спал до Красноярска (да-да, сборы были тяжелый и я проспал часов 11). Мы вышли из вагона, чтобы помочь основной команде из Железногорска занести всё наши снаряжение. Всё, дальше нас ждало море еды, разговоров и сна. Все порядком устали, поэтому половина команды просто спала.

30 июня

Едем, едим, спим. Иногда в обратном порядке. Так весь день, все сильно устали есть. Хорошо отсыпаемся перед ночью.

20:14, мы выходим в Улан-Уде, нас уже встречает наш микрик. По сути это последний шанс что-то купить. Нам же предстояла целая ночь в машине, кресла которой были, мягко говоря, неудобные. Я поспать нормально так и не смог, только немного подремал, и не только я.

Водитель попался дружелюбный и разговорчивый, вот один из его рассказов про Снежную: “3–4 года назад шла группа и попала под сильный дождь. Вдруг река резко стала мутной и желтоватой, а сверху пришла волна воды. Они не успели причалить, и их бросило через 8-ми метровый водопад. Никто не погиб, но катамараны значительно переломало. Они выбирались 8 дней.” Мораль сей басни такова:

Вода стала мутной — быстро на берег.

Мы остановились перекусить в позной. Чтобы их нам быстро подали, пришлось звонить заранее и заказывать. Позы оказались достаточно вкусные, но на Белом Иркуте мне понравились больше. Во время перекуса все залипли на фильм Мумия (новый), так как я один из немногих, кто его смотрел, пришлось объяснять сюжет и пояснять, что происходит на экране. Фильм так себе, но как известно — телевизор оказывает гипнотическое воздействие. А в машине я попытался снова поспать …

31 июня

В 5:20 мы подъехали к Баянголу, нас там уже ждал ГАЗ-66 с открытым кузовом. На улице было прям холодно, нам обещали, что в дороге будет около +1 градуса, а мы сразу начали перекидывать вещи в кузов и утепляться. Я надел пуховку и подштаники, но потом пожалел, что не варяжек и теплой шапки. Во время езды было очень холодно, у меня руки совсем задубели.

Святое место в карьере.

Поехали быстро, первая половина пути прошла незаметно. Останавливались в двух святых местах: почти сразу у деревни и в карьере. Водитель с помощником окуривались можевельником и обрызгивали молоком (белой пищей) — вот такие у них обычаи. Нас в это время поили чаем и молоком, чай был очень кстати.После карьера дорога стала значительно хуже, но выходящее солнце вселяло надежду на тепло.

Солнце пытается нас греть.

После очередного брода нас высадили около стоянки. Трактор чуть опаздывал, поэтому нас было время поесть и переодеться — солнце выходило, и день обещал быть жарким. Было решено доесть дошираки и быстроваримые каши из поезда, чтобы не тащить их. Это был первый раз в моей жизни, когда на природе, бородатые туристы ели доширак. Но из недр завхозских рюкзаков достали масло, мясо и сало, так что все было очень даже. Дрова для костра нашлись волшебным образом, и почти сами себя наломали и нарубили.

Доширак с мясом на завтрак.
Лично от меня: я уже года 4 не беру дошираки в поезд, вернее стараюсь не брать. Каши по типу “Быстров” или “Увелка”, хоть и требуют тарелки, но значительно вкуснее, и может не так вредны. Кстати, почему нет каш сразу с тарелкой, как доширак? Хммм, может идея для стартапа?

Перекусили (нормально поели, как то слишком сильно), попили чаю, и как раз подъехал трактор. Ранее нас предупреждал водитель Газа:

Не пить при трактористе, и ему не наливать.

Явно чувствовалось, что мы можем просто не доехать, желания проверять не было.

У трактора был одноосный прицеп и жесткая корзина прямо за водителем. Вещей было много, даже слишком (по моим меркам), мы полностью завалили прицеп. Но как я понял по разговору водителя, он думал, что будет значительно больше.

Волшебная повозки.
Опыт, писанный одним рюкзаком: При загрузке телеги, рекомендуем грузить её так, чтобы со стороны трактора вещи в ней были вровень с бортом на пол метра вглубь. Иначе при поездке порвет вещи, нам порвало рюкзак, пришлось переупаковывать.

Ехали 5 часов с 3 остановками. Дороги не было, направление вроде было, но иногда ехали просто в чистом поле. Кидало сильно, я и еще четверо сидели в корзине, после езды по полям у меня болели ребра и копчик.

Приключение номер раз: где то метров через 400 после пересадки на трактор у нас сломалось крепление корзины к трактору, видимо, она не была предназначена на 5 человек с перегрузками. Починили с помощью подкладывания ствола спиленного дерева.

Приключение номер два: во время очередного пересечения поля мы попытались избавиться от одного члена команды путем сброса его из телеги, но он слишком громко ругался, пришлось остановиться и дать ему вернуться.

Пытались избавиться от того, который слева.

В какой-то момент мы проехали прям по широкому ручью и выехали на поляну, где нас сгрузили. Мы должны были переместить все вещи в корзину и идти дальше пешком, потому что телега дальше могла не пройти.

Идти пешком было легко, хоть и не привычно. Шли пустые, только с водой. Местность болотистая, сапоги пришлись очень кстати, но дорога была, и по не можно было смело идти. В пути нас застал дождь с градом (весьма крупным и неприятным по голове), пришлось минут 15 переждать его под деревьями. Через час после начала пешки мы перекусили (что-то вроде обеда), и нас как раз догнали лошади. Скоро должен был начаться подъем.

Перед началом подъема, мы посадили двоих верхом на лошадей, а все остальные своим ходом. Дорога на подъем была хорошая, сухая, но достаточно крутая. За разговором подъем показался коротким, хотя шли минут 30–40, и всё это в крутой подъем.

Попытка уместить вещи на лошадей.

Перевал. Трактор доехал до него, дальше он не мог. Мы распределили груз между людьми и лошадьми. Было решено поднять всё за один раз, чтобы не делать две ходки. Мы взяли на себя рюкзаки и рамы от катамаранов, женщины несли только весла, а продукты, каты и мелочь мы подгрузили на лошадей. Нас предупреждали, что спуск будет крутой, а в дали уже виднелась наша речка ….

Это как раз та “пара наших”.

Спуск был крутым, иногда даже неприятно крутым, особенно когда начался лес. Спускались около часа, сначала шла хорошая галечная тропа, потом она вошла в лес. Там одна основная тропа, но почти в конце вправо от неё уходит другая, более слабая. Уходящая тропа слабая и выходит не на стапель, а просто к реке. Пара наших ушла по ней, но мы их всё же нашли.

Спуск был тяжелым, хотя, я думаю, тяжелым был день и бессонная ночь. Все очень сильно устали и усиленно старались “тикать”. Пришлось сначала перекусить, а потом уже заняться лагерем. Ставили быстро, почти молча, руки свое дело знали. Место для стапеля было супер: места много, дров навалом. Чуть дальше даже стояла каменка для бани. Самой большой проблемой тогда для меня было найти сухостой поменьше, чтобы не валить ствол, 40 см в диаметре и 15 метров высотой. Устали серьезно, даже почти не ели. Решено было спать до 10, а уже на свежую голову принимать решение о нашей дальнейшей судьбе. Никто особо не возражал.

Пара слов о реке и воде: после спуска я первым делом умылся и искупался. Вода была прекрасная, холодная, но не ледяная, и абсолютно прозрачная. Уровень низкий, но как говорится: “Все наше”.