Навальный vs. Ведомости — кто прав

Объясняю на пальцах

Картинка для привлечения внимания с pixabay.org

Ты кто?

Я Александр Амзин: преподаватель журфака МГУ, медиаконсультант, автор нескольких книг по журналистике. Я основатель отраслевого альманаха «Мы и Жо» (themedia.center). Сейчас я издатель и менеджер по продукту The Bell — одного из лучших деловых СМИ России. У меня юридическое образование, но юристом я не работал.

Подчеркну — в этом тексте я выступаю как медиаконсультант, псевдоюрист и представитель «Мы и Жо», а не как преподаватель и издатель.

Ты против Навального?

Я в целом поддерживаю Навального (его лицо даже какое-то время висело у меня в спальне — так случилось); я ходил на многие митинги.

Мое «в целом» заканчивается там, где он делит СМИ на «за меня» и «за Кремль». Функция СМИ заключается не в том, чтобы поддерживать ту или иную сторону, а в том, чтобы ответственно сообщать факты.

К сожалению, государственные СМИ свою задачу не выполняют, но это не повод полагать, что остальные работают по тем же лекалам.

Что случилось?

Алексей Навальный выложил расследование, из которого с высокой вероятностью следует, что мать председателя Госдумы Вячеслава Володина Лидия Барабанова владеет очень дорогой квартирой и целым рядом бизнесов, которые выигрывают государственные тендеры. О бизнесе матери Володина говорят уже несколько лет, например, в 2016 году о ней писал «Собеседник».

Почему важно это владение? Дело в том, что Барабанова на пенсии, а пенсионеры освобождены от уплаты налога на имущество.

Выждав некоторое время, Навальный в своем фейсбуке обвинил «Ведомости», РБК и «Коммерсантъ» в том, что они превратились в «сборище трусливых мурзилоидов».

Скриншот из ФБ Навального

В комментариях Навальный заявил, что СМИ превратились в молчащих проституток.

Основной заряд попал по «Ведомостям».

Что ответили «Ведомости»?

Они сослались на «Догму», редакционный документ, требующий проверять все заявления ньюсмейкеров, а также предоставлять мнения всех сторон.

Первый пункт «Догмы» гласит: «Журналист должен относиться ко всем событиям, компаниям и людям с одинаковым скептицизмом».

«Ведомости» разослали нужные запросы и готовили материал в тот момент, когда Навальный обвинил их в самоцензуре.

Газета:

  • Отправила запрос в Росреестр
  • Запрос пресс-секретарю Навального
  • Просьбу о комментарии Володину
  • Попросила заявление в правоохранительные органы у ФБК

Но ведь когда они писали про Володина официозные тексты, так глубоко никто не копал!

Во-первых, это не вопрос, а восклицание.

Во-вторых, действительно. Далеко не все знают, как работают журналисты и почему именно так — особенно, когда речь идет о политически заряженных темах.

Работа и ответственность журналиста за публикацию регулируются профессиональной этикой, отраслевыми и редакционными стандартами (в том числе неписаными) и, как будто этого мало, законом о СМИ.

Если коротко, за всё, что пишет издание, оно несет ответственность. Нельзя написать «так написал Навальный в блоге» и переложить на него ответственность.

Статья 57 закона о СМИ («Освобождение от ответственности») гласит, что есть несколько ситуаций, когда можно цитировать источник, не проверяя.

Если вы ссылаетесь на информационное агентство. Российское право говорит — если об этом написал ТАСС, он несет ответственность, а вы должны сослаться. Если бы Алексей Анатольевич зарегистрировал свое информационное агентство, то «Ведомостям» не пришлось бы проверять сам факт наличия заявления ФБК и запрашивать по второму разу выписку в Росреестре. Звучит смешно, правда?

Если сведения получены в ответе на запрос информации или в материалах пресс-служб. Поэтому журналистка практически продублировала расследование. И именно поэтому «Ведомости» могут написать о Володине, если получили ответ на запрос (вы наверняка видели фразы вроде — «документ есть в распоряжении “Ведомостей”» — и удивлялись, зачем вам это знать; вот затем).

Это чем-то схоже с игрой в карты — вам надо собрать нужные, и вы знаете, что они где-то в колоде. Но сыграть вы сможете только когда у вас на руках комбинация.

Также журналист освобождается от ответственности, если цитирует материалы с сайтов органов власти (это другие нормы). Поэтому так важно анализировать тексты выступлений Путина на сайте Кремля и тексты на сайте правительства — если там допущена промашка, отказаться от своих слов у чиновников не получится. Это, очевидно, тоже не наш случай, но объясняет, почему государственные и окологосударственные публикации не проверяются с такой тщательностью.

И именно поэтому в статье «Ведомостей» написаны две вещи:

  • эксперт из «Трансперенси» напоминает о том, что надо доказывать номинальность владения;
  • Навальный не ответил на вопрос, почему он считает квартиру Барабановой квартирой Володина (этот пассаж повлиял на читателей как красная тряпка на быка).

Как вы теперь понимаете, ответственный журналист не мог написать иначе. Автор статьи, Елена Мухаметшина, выполнила требования закона и «Догмы», но это не сделало счастливыми читателей и Алексея Навального (ни, заметим в скобках, Володина).

Обратите заодно внимание на скучный заголовок в «Ведомостях» — ни слова о маме 82 лет и так далее. Вперед вынесено противостояние Навального и Володина — решение спорное, но после моих объяснений, думаю, понятное.

Почему журналистка это всё не написала в фейсбуке?

Она написала. Писали и другие журналисты в комментариях, правда обрывочно и часто на эмоциях.

Журналисты часто ошибочно полагают, что тонкости их профессии известны другим людям, в том числе Алексею Навальному. Но это не так, часто журналиста воспринимают как человека, републикующего чужие выступления или усиливающего позицию какой-то конкретной политической силы.

Когда человек делает свою работу так, как она должна быть сделана, ему не приходит в голову, что эти действия могут показаться кому-то странными.

Почему РБК и «Коммерсант» не написали?

Я не знаю. По запросу «Барабанова» я нужных материалов не нашел.

Что ты сам об этом думаешь?

Я готов в свободное время проводить бесплатные семинары по медиаграмотности для российских политиков. Я считаю Алексея Навального одним из самых прогрессивных, и мне больно видеть, какую жуткую херню он иногда пишет.

СМИ не должны быть личной армией ни одного политика, и в Прекрасной России Будущего они ею тоже не станут.

В Прекрасной России Будущего мы будем учить читать газеты еще в школе, как это делают, например, в Германии. А читателей мы попросим отмечать статьи, где не содержится мнение двух сторон, как пристрастные.

Еще я думаю, что мы подрастеряли спрос на по-настоящему беспристрастные медиа. Судя по комментариям у Навального, людям требуется от медиа подтверждение собственных мыслей и убеждений, а не какая-то там объективность.

Это, на самом деле, и есть причина, по которой я написал этот текст. Такое отношение к журналистике смертельно опасно и для нее, и для общества и для, прости господи, Прекрасной России Будущего.

PS. Спасибо за то, что дочитали. Со мной можно связаться по адресу amzin@alex-alex.ru или в фейсбуке.