Графоман или писатель?

Если я насильно не сажаю себя за чистый лист, то посыл «писать» чувствую от силы пару раз в месяц. Даже не думала, что буду этому факту так рада.

Ведь любить писать по поводу и без — признак графоманства. И это не имеет никакого отношения к высокому благородному титулу.

Графоманы испытывают патологическое влечение к сочинительству на бумаге с претензией на публикацию. Главное, что их палит — любовь к собственным текстам. Они считают их идеальными и всерьез гордятся собой. Рядовой писатель зачастую не ассоциирует себя со своими текстами. Наоборот, порой не понимает, как слова оказались на листе. Интересные размышления об этом получились у Элизабет Гилберт, автора книги «Есть, молиться, любить». Она вынесла своего гения за пределы сознания. Есть что-то, посещающее нас, когда мы особенно рьяно трудимся. Таким образом она снимает с себя ответственность гениальности, которая только гнет к земле.

Но у меня есть и другая беда. Мне кажется, что написать может каждый, о том или ином. И вообще не стоит писать, ведь и так все понятно и известно. Отличное решение моей проблемы — не публиковаться. Но тогда зачем писать вообще? Ведь речь не о мемуарах. Я понимаю, что такой вопрос не приведет к хорошему и сформулировала другой. Зачем публиковаться? У вас есть ответы? Поделитесь, кому не жалко)))

Взамен поделюсь интересным способом тестирования написанного текста, взятым отсюда. Запишите написанное на диктофон. Услышьте его, как будто его вам читает незнакомец. Все нюансы и неправильные обороты будут резать вам слух. Останется лишь отредактировать до идеала.

Like what you read? Give Anastasia Mihaltsevich a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.