Ko Samui

Вчера я улетела с острова, где провела последние пять месяцев жизни.

Это была самая странная зима в моей жизни. Календарный январь, а за окном плюс тридцать шесть, белоснежный песок вместо снега и вода, похожая на парное молоко по своей консистенции и температуре.

В апреле мне казалось, что когда я попаду в ад — если, конечно, допустить возможность его существования — там меня встретит приятная прохлада.

Жара. Бесконечная жара, от которой спасал только байк и свежий ветер в лицо.

Байк. В последний день я влетела головой в асфальт. Кто-то увозит в качестве сувенира магнитики и кокосовое молоко, а я — зашитый подбородок. Зато теперь я уверена, что в момент смерти человек испытывает удивление, а вовсе не страх.

Я так и не смогла проникнуться местной едой. Слишком много риса, слишком много лапши, слишком мало мяса, совсем нет овощей, и все абсолютно, совершенно, тотально не острое. Даже хваленый том ям. Хотя, конечно, стоит сделать скидку на мои специфические понятия об остроте.

Здесь действительно все улыбаются и никто никуда не торопится. Незачем.

Здесь вообще никто ни о чем не парится.

Дни проходят абсолютно одинаково, и всех это устраивает.

Только закаты ежевечерне поражали своей неповторимостью.

Оказавшись вечером в хаотичном Бангкоке, я вдохнула полную грудь загрязненного воздуха, окинула взглядом бесконечные огни, едва не оглохла от шума и поняла, что уже давно не была настолько счастливой.

Иногда для того, чтобы понять, где именно твое место, надо оказаться в совершенно противоположном.

Привет.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.