Несколько часов в Зальцбурге

Зальцбург вызывает в памяти сказки из детства — Крабат, Щелкунчик, Гофман… Церковь с витражами в комиксовом стиле; абсолютно белая внутри церковь с вылепленными облаками (честное слово, я стояла и смотрела на эти облака, и чувствовала такую благодать внутри, которую, видимо, и называют “религиозным чувством”) и с выставкой абстрактных фигур из дерева. Да, огромные деревяшки разных форм в совершенно белой церкви! Огонь!!!
Горы, река, живая статуя-музыкант на площади; это была первая живая статуя, которую я увидела с того момента, как прочитала “The art of asking” Аманды Палмер. Ее путь объединения с людьми через творчество начался с работы живой статуей (восьмифутовая невеста). Теперь живая статуя — это навсегда символ искренности, напоминание о том, как смотреть людям в глаза и на мгновение говорить другому “внешняя оболочка не важна. Я — искренне — вижу — тебя”. Я положила ему монетки в шляпу, а он протянул мне открытку.
Вена не вызвала у меня таких трепетных чувств, как Зальцбург. Хотя, по правде сказать, я видела ее четыре с половиной года назад, через несколько часов после того, как вышла замуж. Тогда мое сознание было занято вопросом — как жить дальше после того, как сбылось то, о чем я мечтала 10 лет — короче, мне было не до Вены. А в этот раз я так в нее и не попала, хотя мы прожили в деревне 70-ти колометрах от нее 3 недели.
Зато мы ездили на Дунай, и ели шпинатный штрудель в винограднике; ходили на экскурсию про Ислам в средневековый Австрийский замок, где я тренировалась писать арабской вязью, а старичок по соседству тыкал мне в бок и подсказывал: неправильно пишешь! Справа налево надо!
Участвовали в деревенских посиделках около церкви, учили Тимофея разнице между трактором, бульдозером и экскаватором, ходили на местный праздник на пожарной станции и ели там стейки, бродили по средневековым деревням в округе, варили теплое имбирное пиво и много-много разговаривали — о детях, феминизме, жизни, музыке, детстве, путешествиях, мечтах, и (ну о чем я ещё могу говорить) образовании.
Теперь мы в Мюнхене! Нас встретили дождь, маленькая квартира в самом центре, сыр, хлеб, вино и яблоки. Мы смотрим “американских богов” и пьем вино, мы не знаем, что будет дальше, но мы уже знаем гибкость и щедрость мира, мы знаем, что нам ещё очень многому предстоит учиться, и нам хорошо)