Пора признать, что жизнь — неровная

Все эти темы про: английским надо заниматься каждый день по 15 минут, физическими упражнениями — три раза в неделю по полтора часа, если начинать утро с тренировки креативности, то через год станешь неузнаваемо творческим человеком… Они почему не работают? Потому что они относятся к такой концепции мира, где жизнь — это плоский кусок хлеба, а все эти невероятно полезные ежедневные занятия намазываются на нее, как масло, ровным слоем. Но жизнь — нифига не кусок хлеба; в ней есть дедлайны, новые проекты, в которые нужно погрузиться с головой и забить на все остальное, путешествия, болезни, чужие болезни, усталость и истощение, когда ничего не можешь сделать, кроме как смотреть сериалы, переезды, праздники, роды, экзистенциальные кризисы и черт знает что ещё. И вот это всё — оно никогда не перестанет. Никогда не наступит “вот закрою проект и начну учить по 10 новых слов каждый день”. Надо просто брать это масло и намазывать, как получится: то густо, то пусто.
И да, ещё надо свои слабости знать, и не чтобы клеймить себя позором, а наоборот, как возможность о себе позаботиться.
Вот наша йога, например.
Три недели в Москве после Индии я не занималась, потому что сначала мы постоянно мотались по друзьям и было физически некогда, а потом заболели.
В Австрии вроде бы можно было и позаниматься, но мне тяжело себя заставить без учителя (а в деревне нет класса). Да, это слабость! Но зато, поскольку я признаю ее, я не буду говорить себе “зачем мне тратить деньги на занятия, ведь я могу позаниматься а сама — а раз не занимаюсь, значит я безвольная тряпка, фу такой быть” (кстати, стыд — лучший повод пойти и съесть печеньку, ведь я ставлю себя в позицию дискомфорта, а чтобы из дискомфорта выйти, нет ничего легче, чем пойти и заточить что-нибудь). Я сразу найду класс и буду с удовольствием в него ходить.
Сегодня мы ещё толком не видели Мюнхен: зато мы обошли все точки с йогой вокруг дома на карте, выбрали подходящий класс, и я уже сходила и позанималась. Пока есть возможность — будем налегать. А потом, возможно, опять будет не до этого — но это жизнь, равномерно не получается, так действуем рывками.