Почему мой ребенок не смотрит мультики

Я не никогда занимаю ребенка мультфильмами, чтобы отдохнуть или прибраться. Но, во-первых, мне много помогают родные, а во-вторых, я более чем спокойно отношусь к уборке. Я иногда устаю, но никогда не дохожу до предела и не лезу на стенку от невозможности уделить время себе. Возможно в другой ситуации мультики спасали бы меня от выгорания.

Никто не идеальная мама, и не надо стараться ей стать. К примеру, я изначально была против соски. Но когда Тиму было 5 месяцев, он хотел, чтобы я лежала рядом с ним, пока он спит. А мне приперло делать свой видео-курс. Тогда я поборолась с собой и в итоге решила — лучше пусть спит с соской. Я буду спокойная и вдохновленная, когда он проснется. Это лучше, чем лежать рядом с ним и беситься. 
Важнее спокойной мамы вообще ничего нет.

Так что про мультфильмы как способ отвлечь ребенка я ничего не знаю и судить не могу. Каждый родитель делает наилучший выбор в тех обстоятельствах, в которых он находится.

Но у людей есть ещё одна причина показывать мультики маленьким детям. Мне иногда говорят “Такой есть хороший развивающий мультик про собаку! Зря ты ему не показываешь, это очень полезно”. Вот тут у меня внутри всё восстает. 
Развивающий эффект мультфильмов — это грязная уловка маркетологов.

Что же с ними не так?

Во-первых, мультфильмы не дают возможности пообщаться.

Я верю в то, что ребенок учится, общаясь со взрослым. 
Главный принцип, по которому я выбираю игры и игрушки — сколько всего вместе мы можем сделать и о скольком поговорить. 
Про собаку на картинке я рассказываю не для того, чтобы он выучил, что она ест и где живет. Мне важно само взаимодействие. Мы обсуждаем одну и ту же картинку много раз, потому что ребенку каждый раз интересно разное. Иногда он просто рад узнать собаку и он говорит “аф-аф”, чтобы я подтвердила. Иногда ему приятно посидеть и послушать, как я рассказываю о собаках-охранниках и собаках-друзьях. Иногда мы ищем нос у всех животных в книжке, или сравниваем, у кого уши больше.
Как я могу пообщаться с маленьким ребенком с помощью мультика? Разве что сидеть рядом с ним и обсуждать. Но тогда это будет перебор информации, потому что у мультика есть свой звук и мне нужно будет его перебивать.
Я против информации из двух каналов, и между мультфильмами и мамой я выбираю маму.

Во-вторых, с мультфильмами ничего нельзя сделать.

Я верю в то, что человек учится, когда делает.
Живую собаку можно рассмотреть с разных сторон, послушать, понюхать, погладить, сравнить разные породы, показать маме и порадоваться, что узнал собаку и в огромном бобтейле и в малюсенькой чухуахуа. Игрушечную собаку можно пожевать, испачкать, намочить, заставить скакать и лаять. Собаку в книжке можно спокойно разглядеть, к ней можно вернуться, когда хочется, можно “покормить” ложкой.
А что можно сделать с мультиком? Только сидеть и пассивно впитывать информацию, которая вливается в молодой незащищенный мозг.
Мультфильмы воспитывают потребительское мышление.

В-третьих, мультфильмы не оставляют свободы выбора.

Я верю в то, что ребенок лучше всех знает, что ему сейчас нужно для развития.
У ребенка есть две границы: нельзя и надо, и ещё есть границы других людей. Внутри границ — полная свобода. Я не считаю себя умнее природы и никогда не навязываю игрушки и занятия. Могу предложить — у него есть право отказаться.
В создании мультфильмов участвуют психологи. Они используют эмоциональные приемы, которые накрепко приковывают внимание ребенка. Кто-то считает, что это хорошо, потому что “ребенок правильно реагирует на Лунтика”. Для меня это ужас и манипуляция. Малыш не может сопротивляться мельтешению кадров. У него нет выбора, смотреть это или нет — психологи решили за него.
Мультфильмы запихивают в ребенка информацию, о которой он не просил.

В-четвертых, мультфильмы выключают из здесь и сейчас.

Я верю в то, что все чувства имеют право на существование. 
Даже если я выжата вечером и никто не подхватывает ребенка, всё в порядке. Я могу сердиться, я могу десять раз сказать “нет, пожалуйста, не залезай ко мне сейчас, я хочу спокойно посидеть и попить чай”. Он может не понимать, я могу сердиться больше, даже рявкнуть. Но это не истерика и не ор, это мои честные эмоции, которые я проговариваю. Если он пугается — я утешаю: “ты испугался, что мама сердится. Мама устала и хочет немного посидеть спокойно. Мама очень тебя любит. Давай поцелую, и посиди пожалуйста с книжкой, пока я не допью чай”. Я считаю, что это важно — видеть маму разной, учиться различать эмоции и чувствовать границы.
Если бы я ставила ему в это время мультик, он бы всего этого не видел. Его картина мира складывалась бы так: “мы играли с мамой — я посмотрел мультик — я лег спать”.
Мультфильмы обкрадывают ребенка в полноте мира.

В-пятых, они страшные.

Я верю в то, что ребенок впитывает от родителей представления о том, что красиво, а что нет.
Все развивающие мультики, которые я видела краем глаза — стремные. Ребенок не вырастет под стеклянным колпаком и будет видеть много некрасивого в своей жизни, но из моих рук ничего того, что мне не нравится самой, он не получит. Потому что то, что дает мама — это норма, это то, на основе чего он сформирует собственный вкус.
Некрасивые мультфильмы закладывают представление о том, что некрасивое — это нормально.

Набрался целый ворох причин, почему я не показываю ребенку мультфильмы в полтора года. Конечно, они относятся и к телевизору и к любой агрессивно вливаемой в ребенка информации.

Но всему свое время. Мы с мужем очень любим мультфильмы. И ждем-недождемся, когда ребенок подрастет и сможет оценить героев, диалоги, визуальный ряд и сюжет. Тогда мы посмотрим Миядзаки, диснеевскую и советскую классику, “Колыбельные мира”, “Секрет Келлс”, “Песнь моря”, “Книгу жизни”… Да столько всего! Я сама в предвкушении посмотреть, пересмотреть, обсудить, разыграть, нарисовать всё то, что я так люблю. Просто нужно ещё немного подождать.