Судьба олигарха Писькина: почему новости выглядят так, как они выглядят

Anton Bursak
Mar 13, 2016 · 5 min read

Широкие массы населения представляют себе работу корреспондента новостного издания примерно так: некий немолодой чувак и в идеальном итальянском костюме встречается в мишленовском ресторане с инвестбанкиром. Инвестбанкир, покоренный остроумием своего собеседника и его глубокими познаниями в бизнесе тут же рассказывает журналисту все самые важные секреты своей компании, снабдив его необходимым документами и материалами с синей печатью и подписями ответственных лиц. На практике скорее можно было бы сравнить работу корреспондента с жизнью бомжа, обитающего на станции метро Пушкинская и допивающего пиво «Жигулевское» из пустых бутылок и закусывающего его огрызками гамбургеров из ближайшего Mc’Donalds. Собственно, если эта метафора кому-то кажется слишком трэшевой, можно вспомнить, что кажется Financial Times в свое время додумалась искать секретные финансовые документы в мусорных баках поблизости от офисов ключевых инвестбанков на Wall St. и политкорректные америкосы даже придумали для подобной деятельности термин «Социальный инжениринг», что, согласитесь, звучит намного лучше, чем «лазать по помойкам».

Но собственно по конкретике. Представим наиболее простой вариант — некий подчиненный олигарха Висуалия Писькина слил журналисту газеты «Челябинский КоммерсантЪ» информацию о том, что Писькин продал 25% принадлежащего ему холдинга «ЦветМетИнвест». Нафига подчиненный слил эту новость, ему и самому не очень понятно. Тут есть масса вариантов от банального желания повыпендриваться перед молодой девушкой-корреспондентом до желания манипулировать СМИ в духе Френсиса Андервуда, не будем останавливаться на этом подробно. Но по факту есть информация о сделке, но нет ни понимания базовых вещей: нахрена она проведена, кто покупатель и какова цена актива. Источник на все эти вопросы отвечает корреспонденту что то типа «Если я тебе это скажу, то меня спалят, и вообще иди нахрен, холоп, скажи спасибо, что я вообще с тобой разговариваю». Но при этом олигарх Писькин входит в 20-тку рейтинга Forbes, а бизнес «ЦветМетИнвеста» глубоко интересен широким слоям населения, короче это прям новость-новость, а не унылое говно, которым обычно пытаются торговать пиарщики

И на этом момента корреспондент обычно решает, что его работа по-большому счету сделана и идите все жопу я поехал бухать на Стрелку. Но у заместителя главного редактора Авессалома Докопадзе совершенно иная точка зрения. Он понимает, что опубликовав новость, «Челябинский КоммерсантЪ» окажется в дурацкой ситуации. Через 20 минут ее перепечатают «Бобруйские Ведомости», через полчаса вообще все, кому не лень. При этом стандартная формулировка «как стало известно» нифига не поможет, так как конкуренты, суки, позвонят пиарщикам Писькина и они конечно им тоже все подтвердят, чего уж теперь. Так что максимум того, что получает «Челябинский КоммерсантЪ», это выгодная позиция в «Яндекс.Новости», что конечно же не прям вот обсраться от радости теперь. Ситуация усугубляется тем, что обычные пользователи сети шерят заметки, которые первыми им попадаются под руку и через полдня разобраться, кто, собственно, нашел новость, вообще невозможно, если ты только не знаешь лично того человека, который ее нашел и не представляешь примерно, что у него были за источники.

И вот тут Авессалома Докопадзе вспоминает про концепцию «умных новостей», которую великий Тросников формулировал примерно как «в заметке должна быть не только новость, но и сюжет» (я до сих пор с содроганием вспоминаю этот тезис, но да ладно). Вкратце идея примерно в том, что новость должна не только сообщать о состоявшемся событии, но и содержать некие далеко идущие выводы, сюжеты, тренды и аналитику, то есть позволять читателю на основе одного факта составить некую глобальную картину.

Самый удачный вариант, если журналист при помощи некой доли «диванной аналитики» сможет простроить ситуацию дальше, например вспомнив, что на компаниях Писькина висит долг перед ВЭБ на сумму 2 млрд долл и по нему через две недели наступает марджин-колл и понятно, что чтобы сохранить основной бизнес, Писькину пришлось пустить стратега в свой наиболее ценный актив. Или корреспондент может обнаружить, что в сделке участвовал оффшор Barviha Raspil LTD, который два года назад засветился в нескольких сделках, проводимый другим олигархом — Какиным, что, скорее всего, говорит о том, что Какин выступил конечным бенефициаром в сделке по «ЦветМетИнвесту». К сожалению, такая аналитика требует от журналиста достаточно фундаментального знания отрасли и во многих случаях российской и мировой экономики в целом, а, чаще всего, журналист такими знаниями не обладает. Да и, честно, говоря, так благоприятно ситуация складывается только в каки-то исключительных случаях, хотя чего только не бывает.

Вторым по популярности методом является очень древняя уловка, придуманная американскими СМИ, состоящая в привнесении в текст некоего художественного элемента (иногда этот сомнительный прием называют «форбсовщиной»). Выглядит это примерно так:

Висуалий Писькин, уже немолодой, но достаточно крепкий мужчина, встречает меня в махровом халате с логотипом Waldorf Astoria на крыльце свой личной бани. Рядом с ним лежит новенький iPhone и наградной маузер с дарственной подписью президента России Владимира Путина. «Привет товарищ», — говорит Писькин, добродушно глядя на своего ручного медведя.

Какое-то время назад такими вещами баловались даже «Ведомости», я помню как я адски ржал читая интервью с главой «Вымпелкома» Алеесандром Изосимовым в котором в лиде обстоятельно описывалось, что заказал в кабаке Изосимов и что попросил корреспондент Тимофей Дзядко (пиццу кажется). Собственно такие вводки конечно возбуждают местных любителей карго-культа, но мне лично как читателю «Ведомостей» было не очень ясно, почему я должен тратить свое личное время на изучение кулинарных пристрастий Тимофея (да, я понимаю, что корреспонденту тоже нафиг не уперлось информировать широкую читательскую аудиторию о деталях меню. просто такие стандарты).

Ну и самый грустный вариант — использование так называемых экспертов, кстати в последнее время их количество заметках в деловых СМИ стало снижаться, что не может не радовать. Идея тут в принципе хорошая — что типа действия Писькина должен прокомментировать какой-то соразмерный ему человек из примерно той же сферы бизнеса, например предприниматель Какин. Но Какин не хочет отвечать на звонок «Челябинского Коммерсанта», а если отвечает, то честно говорит корреспонденту «А хрен его знает, нахрена он это сделал, понятия не имею». И в и тоге обзвонив штук десять таких Какиных несчастный корреспондент, которого за просос дедлайна готовится анально покарать Авессалом Докопадзе, предсказуемо звонит каким-нибудь безответственным мудакам, которые раду появления своей фамилии в прессе придумываю какие-то завиральные теории, не имеющие ничего общего с действительностью. У меня лично был диалог с аналитиком примерно такого свойства

— А во сколько по вашему мнению могла бы быть оценена компания Х? — Ну исходя из последних похожих сделок на рынке и основных финансовых мультипликаторов я бы оценил сумму сделки в 100 миллионов долларов.

— Простите, но у нас есть сумма сделки, которую оффрекорд давал сам покупатель, там было 7,6 миллионов долларов.

— Да, охренеть, ну напишете тогда от меня $8 млн.

Вот как то так. Тут должен был быть какой-то вывод, но я его не придумал.

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade