Минимализм

Демонология Даунтауна. ч. 1


 .В 1960-х гг. четыре американских композитора — Терри Райли, Ла Монте Янг, Стив Райх и Филип Гласс — радикально изменили представления о целях и средствах экспериментальной музыки. В ходе своеобразной полемики со сложившейся к началу 1960-х традиции усложнённого, математически выверенного додекафонического «авангарда» вышеупомянутые новаторы преодолели ограничения линейного нарратива академического симфонизма, и пришли к новым формам статичной композиционной структуры, над которой уже более не довлела традиция тонально-темпоральных закономерностей и нотная схоластика. С лёгкой руки некоторых музыкальных критиков творчество этой четвёрки композиторов-экспериментаторов, каждый из которых заслуживает отдельного разбора, промаркировали термином “минимализм”. Стоит учитывать всю предельную условность данного клише.

Филип Гласс

Терри Райли
Ла Монте Янг
Стив Райх

.Подобный поворот к минимализму в 1960-х, как в принципе и всё последующее развитие экспериментальной музыки в США и Европе, во многом обязано деятельности главного разрушителя канонов и пионера саунд-арта XX в. — Джона Кейджа. Именно Кейдж ещё с 1930-х гг. обратился к средствам передачи аудиоинформации (грампластинки, магнитная пленка, радио) и шумовым элементам как к самодостаточной художественной материи. С другой стороны, последовательно разрабатываемый им метод случайной композиции и его стремление к ликвидации разделения между исполнителем и зрителем в рамках импровизационного перформанса значительно повлияло на формировании идеологии целого поколения новых американских композиторов, которые впечатлялись лекциям и экспериментами Кейджа в 1950-х. Среди них были и создатели т.н. американского минимализма.

Джон Кейдж
John Cage — Imaginary Landscape № 1(1939)
John Cage— Williams Mix (1952)

.мнмлзм. .Как это не прискорбно осознавать — удел многих обозревателей человеческой культуры, и музыкальной в частности, сводится к неблагодарному занятию изминать, членить, вскрывать и делать прочие насильственные «лабораторные» пакости с витальной непрерывностью градиентного потока идей и концепций. Размельчив культурную материю на элементы, приходится, цепляясь за их едва заметные, временные и ускользающие стабильные комбинации, выводить своеобразную «историю стиля», и при этом доказывать другим людям легитимность существования такого видения. .В случае с т.н. американским минимализмом вся шаткость культурологических конструктов построенных на стилистической дискретизации проявляется весьма показательно. Основные фигуры ответственные за появление термина «minimal music» Майкл Найман (Michael Nyman) и Вим Вертенс (Wim Vertens). Последний — известный бельгийский композитор и музыковед — в своём исследовании «American Minimal Music» пытается выхватить из текучего флюида партикулярной конкретики общее основание для обобщения творчества четвёрки «отцов» минимализма: Янга, Райли, Райха и Гласса. Под минимализмом Вертенс понимает не столько чёткие стилистические рамки сколько тренд. При этом он сам осознает, что в своей «чистой» форме минимализм присущ только ранним работам Райха и Гласса. В их отношении мы в полной мере можем говорить о сознательном ограничении исходных музыкальных элементов (темп, длительности нот, и пропорции звуковых частот) и композиционных техник. .Все основные характеристики, применяемые в описании минимализма оказываются отнюдь не всеобъемлющими, а их ретроспективный анализ лишает обобщённый образ его универсальности. И действительно, минималистичность была изначально свойственна архаичным формам звукового творчества. Многие традиционные музыкальные культуры от охотников Тропических лесов Африки до ансамблей гонгов Юго-Восточной Азии демонстрируют тотальность структурного примитивизма и итеративность композиционных решений. «Повторяемость» также была достаточно свойственна различным формам средневековой и ренессансной музыки. .В свою очередь, в модерной истории “академической” традиции такжебыли ранние прецеденты минимализма. Произведение французского композитора Эрика Сати (Erik Satie) “Vexation” (1893), которое состояло из одной музыкальной фразы для фортепиано повторяемой 840 раз, многими критиками считается первым образцом эмбиент музыки.

Эрик Сати
Erik Satie — Vexations [excerpt] (1893)

Уникальный минималистичный язык разработал и итальянский композитор Джачинто Шелси (Giacinto Scelsi). Его “Quattro Pezzi su una nota sola” (Четыре пьесы для одной ноты) (1959) во многом предвосхитили микротональные поиски европейского академического авангарда 1960-1970-х гг.

Джачинто Шелси
Giacinto Scelsi — Quattro Pezzi II (1959)

.Возвращаясь к анализу американского минимализма надо отметить, что уникальность этого феномена состояла в той новой ситуации, которую он породил в конкретно взятом контексте начала 1960-х гг. Само явление редукции, «упрощения» музыкальной формы стало контрастным именно на фоне доминирования усложнённой «авангардной» додекафонической и «серийной» музыки, расцвет которой в США 50-х был во многом обязан педагогической практике австрийских композиторов эмигрировавших из Европы во время второй мировой войны. .Немаловажным есть также факт того что все основные произведения минимализма были задуманы и, в основном, впервые реализованы в Нью-Йоркском даунтауне. Именно, Нижний Манхэттен начала 60-х стал котлом идей, где в ходе хепенингов и импровизационных перформансов в чердачных галереях был синтезирован минимализм. Это была первая фаза развития субкультуры даунтауна, которая претерпев существенные трансформации, к началу 1980-х гг. в значительно приукрашенном виде инкапсулировалась в мировой поп-контекст.


.what you see is what you see = what you hear is what you hear. .Не выглядит случайным и тот факт, что в первой половине 1960-х, параллельно с проникновением минимализма в музыку, сходные тенденции складывались и в сфере визуального искусства. Т.н. минимал арт стал аналогичной своеобразной реакцией нового поколения художников на американский абстрактный экспрессионизм 1950-х гг. Творчество абстракционистов типа Поллока и де Кунинга было пронизано духом авторского бессознательного творческого акта и, практически, представляло собой запутанные лабиринты образности, освобождённой от всяких дескриптивных обязательств по отношению к предметному миру. .Минимал-арт 1960-х преодолев диктат экспрессии творческого эго, предложил кардинально новый взгляд на произведение искусства. Утверждается концепция имплицитного художественного высказывания через самодостаточную форму арт-объекта. Объект содержит в себе все разнообразные смыслы и с другой стороны не несёт никакой внешней идеи. При этом формы и материалы в большинстве определяются гомогенным характером техно-среды: простые геометрические формы, кубы, металл, неоновые лампы, монохромные промышленные краски. «То что вы видите, это то что вы видите» знаменитое высказывание Франка Стелла как нельзя лучше определяет характер минимализм в искусстве.

Donal Judd — Untitled (1969)
So Lewitt — Open Cube (1968)
Dan Flavin — The Diagonal of May 25 (To Constantin Brancusi)
Carl Andre — Steel-Magnesium Plain (1963)

.Если попытаться провести определённые параллели между визуальным и звуковым минимализмом 60-х, то можно обратиться к творчеству светового художника Дэна Флавина (Dan Flavin) и «программным» произведениям Ла Монте Янга. И тот и другой концентрировались на максимально полном раскрытии потенциала медиума, с которым они работали: для Флавина это электрический свет, для Янга — звук. Технические средства реализации при этом не имеют определяющего значения. Именно медиа-материя, по мнению минималистов, имеет самодостаточный эстетический потенциал. Этим и можно объяснить предельно ограниченный набор композиционных приёмов: у Флавина — единичные неоновые лампы, часто монохромные, формирующие базовые геометрические линии и сетки; у Янга — единство консонансного гула пропорционально распределённых частот, которые константно длятся в сингулярном «бесконечном» событии.

Dan Flavin
Dan Flavin
La Monte Young — Drift Study (1969)