Архитектура Одессы: девушка с петлей на шее — украшение дореволюционного банка (фото)

trassae95.com, 16.07.2013

Мистическое скульптурное изображение головы девушки с петлей на шее, украшающее дом на углу улицы Маразлиевской и переулка Нахимова — уникально. Этот элемент фасада называется маскарон. А данный конкретный маскарон — еще и крупнейший в городе. Но это, пожалуй, самая незначительная из причин его уникальности.

Скрученная в причудливый узор веревка на шее девушки уже не одно десятилетие заставляет одесских краеведов и искусствоведов ломать голову над общим смыслом скульптуры. Существует несколько легенд о том, что же символизирует эта прекрасная дама с петлей. По одной из версий, барельеф на здании — напоминание о повесившейся девушке. По другой версии, на месте этого особняка в свое время располагался дом, в который под различным предлогом заманивались красивые девушки, а позже морем переправлялись в турецкие гаремы. Говорят, под домом даже имелся подземный тоннель, который шел от здания к берегу моря. Но ни одна из этих догадок пока что так и не нашла документального подтверждения.

Согласно справочнику «Вся Одесса”, дом построен в 1903 году на месте участков А. Фальц-Фейна и П. Маврокордато. В реестре памятников культурного наследия дом по адресу Маразлиевская, 2 значится как «Доходный дом М. Д. Луцкого”. Спроектирован он одним из лучших архитекторов-модернистов Одессы — Моисеем Исаковичем Линецким в соавторстве с Самуилом Савельевичем Гальперсоном. Впоследствии здание меняло владельцев как минимум два раза. В 1908 году дом приобретает некий О. В. фон Бессер, а, согласно справочнику «Вся торгово-промышленная Одесса» за 1914-й год, дом числится уже за Г. Е. Фукельманом. По данным автора статьи «Вдоль по Маразлиевской…» Татьяны Заярной, когда-то в доме располагались «отделение Дворянского и Крестьянского банков, помещающееся в доме Маразли, расположенном в Барятинском переулке, фасадом на Маразлиевскую”. Крестьянский поземельный банк позже переехал в специально выстроенное для него здание на Маразлиевской, 34-а, а Дворянский банк работал в этом доме вплоть до революции.

Дом Луцкого в плане имеет прямоугольную, вытянутую вдоль переулка Нахимова форму, с большим внутренним двором и срезанным углом на пересечении улиц. В общих чертах оба фасада по красным линиям улиц декорированы идентично, однако различия имеются. Вход в квартиры, расположенные в крыле по Маразлиевской, оборудован непосредственно с улицы. Рассматриваемый дом хоть и выполнен в «чистом» модерне, отголоски эклектической архитектуры все же в незначительной мере присутствуют. К таковым можно отнести формы оконных проемов, лестничные перила, наличники окон первого этажа, вазы (позаимствованные из эпохи барокко, некогда венчавшие аттик дома, а ныне — утраченные), резные оконные рамы и отделку дворовых фасадов. Помимо ваз, дом с течением времени утратил и несколько по-настоящему значимых элементов. Угловая часть здания некогда венчалась массивным аттиком-постаментом, служившим основанием для скульптуры лежащего льва. Фланкирующие угловую часть пилоны были изысканно и обильно декорированы, оканчиваясь большими скульптурами орлов. Маскароны последнего этажа со стороны Маразлиевской утрачены все до единого, но сохранены со стороны переулка Нахимова. Большая часть балконов лишилась каменных стоек ограждений, однако, по большей части, кованые элементы сохранила. На углу, на первом этаже, находилось торговое помещение и дом имел соответствующее решение фасада в том месте, но сейчас оно закрыто пристройкой или уничтожено.

Несмотря на внушительные габариты, дом Луцкого имеет только два подъезда и один черный ход, в который можно попасть со двора. Отделка фасадов находит логическое продолжение в интерьере подъезда по Маразлиевской. В стиле модерн выполнены даже обрамления бетоно-мозаичных площадок. Самая интересная из них располагается у подножия лестницы, в шлюзе, и нигде более по рисунку не повторяется. Здесь модерн в камне заканчивается и начинается модерн в дереве. Лестничная клетка имеет мраморные ступени и бетоно-мозаичные площадки. Перила — эклектические, распространенного образца. Стены покрывают классические рамки, встречающиеся в некотором количестве зданий периода поздней эклектики. Модерновыми здесь остаются лишь великолепные резные двери и оконные рамы, а также обрамления бетоно-мозаичных площадок. Некоторые из квартир еще несут в своем оформлении отголоски былого великолепия. На четвертом этаже, например, сохранены ниша со статуей античного стиля и, поддерживающие балки перекрытий, спаренные кронштейны со вписанными в них небольшими маскаронами.

Наиболее значимая глава в истории дома ныне запечатлена на мемориальной доске на угловой части фасада здания: «У цьому будинку, в 1910–1911 р. р., жив росiйський письменник Олександр Iванович Купрiн”. Здесь же установлен портретный барельеф писателя. Дом Луцкого связан и с другим выдающимся именем. В 1925–36 гг. в этом доме жил ученый в области гидравлики проф. В. Н. Пинеги.

Сегодня дом Луцкого — гремучая смесь жилых квартир вперемешку с различными конторами и фирмами: начиная от турагенства и Консульства Южно-Африканской Республики, а заканчивая фирмой по переработке промышленных отходов и даже студией тканей и фурнитуры.


Сайт «Архитектура Одессы» собирает информацию об архитектурных жемчужинах города. Два одесских фотографа Александр Левицкий и Дмитрий Шаматажи пятый год подряд фотофиксируют памятники архитектуры. Авторы проекта задались целью отснять в деталях более 1400 домов нашего города и разыскать их историю.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.