Павловские квартиры — лучший пример архитектурной благотворительности в Одессе

Оксана Александрова, odessit.ua, 01.07.2013

Раньше в Одессе многие занимались благотворительностью. Это считалось хорошим тоном: раз у тебя есть деньги и возможности, — помогай ближним. И совсем не обязательно было знать нуждающихся в лицо, или же самим нуждающимся знать имя своего добродетеля. Добрые дела порой совершались тайно, а личности спасателей оставались засекреченными под грифом «пожелал остаться неизвестным». Если б не документы или воспоминания современников, о многих из них так никто бы и не узнал.

В нашем городе благотворительность чаще всего касалась архитектурных сооружений. На меценатские деньги возводились церкви, школы и приюты для бедных. Но все они были заведениями временного пребывания: в церковь бедняки шли за спасением души и утешением; в школах, до своего совершеннолетия, учились сироты. А в приютах можно было согреться, покушать горячего, переночевать, а набравшись силы — уйти в никуда. У бедняков не было места, о котором говорят обычно «а вот здесь я живу, это мой дом». Изменилась ситуация на рубеже 1880-х и 1890-х годов, когда Одесса украсилась крупнейшим, по тем временам, жилым комплексом дешёвых квартир под общим адресом Канатная, 81.

Инициатором строения выступил человек, который при жизни был достаточно неприметным, хотя обладал немалым состоянием и работал помощником секретаря Одесского коммерческого суда. Его имя — Павел Захарович Ямчитский. По посмертному желанию этого одесского благодетеля, вблизи Куликового поля, по примеру Петербургского общества дешёвых квартир, было выстроено здание, носящее его имя (Павловское), для проживания в нём тех граждан города, которые именовались в народе «бедняками». Квартировали в нём за довольно скромную уплату, а в уважительных случаях и бесплатно. Жилой корпус дешёвых квартир представлял собой шестикорпусной ансамбль. Над его возведением трудилось не мало мастеров. Первый корпус расположено на углу улицы Канатной и Итальянского бульвара. Своим зданием, архитектор Ф. В. Гонсиоровский, разработал генеральный план застройки квартала (в пределах улицы Канатной, Итальянского бульвара, переулков Орликова и Ямчитского). Н. К. Толвинский, продолжавший возведение комплекса, отчасти следовал этому плану, застроив четырьмя корпусами периметр обозначенного квартала, сохранив этажность ансамбля и общую стилистику с корпусом Гонсиоровского.

Сам комплекс зданий имеет интересную особенность. По сведениям некоторых краеведов, все квартиры в нём изначально были двухкомнатными и только такими. Все, что стали больше или меньше комнатными, были перестроены жильцами. Ещё особенность в том, что в зданиях не существовало ванных комнат и чёрных ходов, так как дома были построены для обедневшей интеллигенции, которая не могла позволить себе содержание прислуги. Незадолго до завершения строительства, в ноябре 1893 года, в одном из корпусов Толвинского открылось Народное училище для детей, живущих в здании. Их обучение, а также учебные книги и пособия были бесплатными. При Павловском доме имелся постоянный врач, услугами которого жители комплекса могли пользоваться «за спасибо». Лекарства и необходимые на первых порах медицинские пособия больным предоставлялись из домашней аптеки при конторе здания.

Местоположение училища, лавок и домовой клиники, к сожалению, неизвестно. По данным на тот же 1893 год, в Павловских зданиях квартировали шестьсот сорок один человек обоих полов, 32 из них денег за проживание не платили.
Последний 6-ой корпус расположился в самом центре образованного квартала. Это здание-загадка: данные о точной дате его строительства, а также об авторе проекта отсутствуют. Анализируя архитектурное решение корпуса, можно найти параллели с творчеством архитекторов Л. М. Чернигова и А. Б. Минкуса. Корпус № 6 радикально разнится с окружающей застройкой. Это четырёхэтажный параллелепипед в стиле геометрического модерна. Планировка здания необычна для жилой архитектуры и существует вероятность, что корпус № 6 проектировался под размещение различных контор и служб Павловских домов. Он был построен несколько позже основного внешнего комплекса.

Три этажа занимали квартиры, а на четвёртом когда-то располагался танцевальный зал. Потому именно в квартирах этого этажа (в которые был перестроен танцевальный зал) сохранился паркет. На всех остальных этажах паркета не было. Ещё особенность дома в том, что многие (но не все) квартиры имеют кухни, выходящие в фонарь (внутренний маленький двор), сюда же выходят и окна некоторых санузлов. А вообще в доме практически 7–8 вариантов планировок квартир. И квартиры похожи друг на друга только, если расположены одна над другой по стояку. Ещё одна особенность дома — небольшое число балконов, которых почти нет.

Кроме Комплекса Павловских домов дешёвых квартир, дворик на Канатной может похвастаться старинной голубятней и наливным колодцем тех времён.

Павловские дома дешёвых квартир успешно исполняли свои функции до самой революции. Функции эти не изменились и в советские времена, однако, как и большинство дореволюционных многоквартирных домов Одессы, здания комплекса подверглись перепланировке и «уплотнению». Дальнейшую историю домов нельзя назвать бурной. В 1923 году по адресу ул. Ямчитского, 2 (т. е. именно по стороне комплекса зданий дешёвых квартир) значился I-й Родильный дом.

В 30-е годы Павловскими домами прошлась очередная волна реконструкций, изначальная планировка была окончательно нарушена, однако общие её очертания сохранились. На протяжении советского периода, годами не ремонтировавшиеся здания приходили в запустение, ветшали и теперь их состояние сложно назвать даже удовлетворительным. Сегодня комплекс Павловских домов дешёвых квартир ценен не только с архитектурно-градостроительной и исторической точки зрения, но и как своеобразный памятник щедрой благотворительности одного забытого всеми одессита — Павла Захаровича Ямчитского.


Статья подготовлена по материалам сайта «Архитектура Одессы». Авторы проекта — два одесских фотографа Александр Левицкий и Дмитрий Шаматажи — пятыйй год подряд фотофиксируют памятники архитектуры. Ребята задались целью отснять в деталях более 1400 домов нашего города и разыскать их историю.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.