Что объединяет желтую уточку и кроссовки? Постфольклор.

15 мая Максим Филимонов — студент 3-го курса Института культуры и искусства, выступил с лекцией на тему: Символический мир протестного фольклора весенних событий 2017-го. Речь шла о митингах по борьбе с коррупцией, и о том, почему люди на своих транспарантах изображают желтую уточку и кроссовки. После лекции мы попросили Максима подробнее рассказать о своем исследовании.

– Максим, я вижу, что Вы в этой теме уже как рыба в воде. Но как Вы пришли к этому?

Знаете, как бывает. Идешь ты по улице, и в голове внезапно возникает та самая мысль. Также и у меня: возникла мысль о символах в протестном фольклоре. Это было в апреле. Я тогда уже слышал о том, что в стране проходят митинге по борьбе с коррупцией, существует фонд по борьбе с ней. Позже я искал информацию по интересующему вопросу. Оказалось, есть ребята которые этим занимаются. Причем исследования датируются 2011–2017 гг. Мне стало очень интересно.

Обширная ли сегодня научная база по вашей теме?

Научной литературы мне хватает. В основном беру исследования по гуманитарным направлениям. В моей библиографии есть работы, например, Архиповой Александры Сергеевны и Неклюдова Сергея Юрьевича, которые преподают в Школе актуальных гуманитарных исследований (при Институте общественных наук РАНХиГС).

Какие подходы Вы использовали в своем исследовании?

Все тексты я рассматриваю с семиотической точки зрения. Здесь можно вспомнить Лотмана Юрия Михайловича — гордость русской семиотики. Также в некоторой степени мои исследования опираются на формальную школу Проппа Владимира Яковлевича.

Вы рассматриваете только транспаранты?

Предмет моего изучения не ограничен только транспарантами. Я рассматриваю все те образы, которые продуцируются интернет-средой: мемы, демотиваторы, хештэги. Из городской среды я беру граффити и инсталляции.

А есть ли какие-то отличия в символических текстах больших городов и глубинки?

В городах-миллиониках сообщения подаются более конструктивно и абсурдно, а в провинции чаще всего тексты более серьезные, не ориентированные на иронию.

В таком случае, изучали ли Вы психологию масс?

Психологический аспект не рассматривал. Но я думаю, что на уровне коллективного бессознательного люди так поступают из желания обрести коллективную идентичность, стараются вписать себя в контекст с другими людьми. Ведь каждый хочет доказать, что он не сумасшедший, и в своем мнении не одинок.

Максим, символ имеет множество интерпретаций. И как среди всех вариантов вы выбираете правильный?

Я преподношу сразу несколько трактовок. В некоторых примерах, как в случае с уточкой в резиденции, все понятно и достаточно субъективно. Хотя и здесь все довольно относительно. На такой случай я цитирую Ницше: «Нет факта, есть лишь его интерпретации».

Рассматривали ли Вы зарубежные страны?

Особо нет. Я недавно начал вникать в эту тему, но, думаю, все еще впереди.

– Куда движется ваше исследование?

Я перенесу свои исследования на Республику Коми и рассмотрю, как она вписывается в российский контекст.

Интервью Анна Хайрова

Фото Лидия Чипсанова, Анастасия Емельянова