Погружение вверх

Завыла сирена и в коридоре послышался глухой топот. В последние дни это происходило каждые четыре часа, и Норм перестал реагировать на завывания, похожие на отвратительную перекличку дельфинов. Нападения не случались уже два года, а источник питания подводного города работал без перебоев. А вот система оповещения выходит из строя. Выключили бы уже к чертям — только мешает работать и спать. После того как атаки мутировавших китов прекратились и их усиленные эволюцией (или еще бог знает чем) черепа перестали долбить купола поселения, работы у Норма, как у инженера кислородной системы убавилось. В каморке он обычно наблюдал за своей черепахой или валялся в постели, наблюдая за разводами на потолке. Соседи стройными колоннами бежали по направлению к укрытию, чтобы переждать тревогу системы герметизации. Стук в дверь нарушил уединение. Мелани. В другое время дыхание Норма перестало бы подчиняться задавая собственный ритм. Его это не волновало, больше нет.

Вчера командор в срочном порядке вызвал Норма на мостик и приказал провести внеплановую инспекцию кислородной системы. Плановая проверка еще нескоро, но приказы не обсуждаются. Он натянул униформу и побрел по извилистым тоннелям станции. Еще открывая шлюз он не услышал привычного гула двигателей. Они будто захлебывались пытаясь делать свою работу, но им мешали. Отсек кислородной системы заполняли странные продолговатые существа, белесые тела которых извивались вокруг шлангов и двигателей. Некоторым удавалось зацепиться за них крошечными зубами и тогда их ярость возрастала, из-за чего движения ускорялись делая их похожими на тесто для крендельков.

Другой на его месте содрогнулся бы и побежал докладывать о чрезвычайной ситуации командованию. Норм же мечтал отправить эту древнюю посудину и всех её призраков на дно. Ха, лучше ничего не придумал, гений. Мы ведь уже на дне. В отсеке было по колено воды. Поборов первый порыв ужаса, Норм поморщился и забросил одно из существ в рабочую сумку. При этом создание уцепилось в комбинезон сотрудника обслуживания и выдрало кусок.

— Ах ты блядская тварь! — техник вложил в этот крик всё что ему осточертело в подводном мире за последние тридцать лет.

Норм поборол желание раздавить существо в кулаке, запер шлюз и поднялся наверх к командору колонии. В темном кабинете командора, увешанном пейзажами неизвестных мест уже находилось несколько человек из начальства города. При виде его присутствующие вскочили со стульев.

— Коллеги, коллеги, сохраняйте самообладание! — Послышался властный голос — Ну, давай, показывай что там.

— Знаете, что, уважаемые, у вас там черти-что творится. Если хотите сохранить эту посудину в строю — предстоит много работы, — сказал Норм покопавшись в потертой сумке бросил на стол добычу.

Существо шлепнулось о стол и издало низкий звук, заляпав окружающих слизью. Люди отшатнулись. Человек у Норма за спиной боязливо хрюкнул. Женщина сидящая в углу стола жалобно застонала.

— Водная толща, помоги, — сдавленно прошептал седовласый у иллюминатора.

— На этом все, Норм. Проваливай. — Пробасил командор.

Техник бросил последний взгляд на чудовище извивающееся на столе и шаркающей походкой пошел к двери.

— Постой-ка, — голос командора изменился и звучал мягче. — Не распространяйся о происшествии никому пока. Не хочется сеять панику среди населения. Понял?

Норм повел плечами так, будто речь шла о протечке в раковине и покинул помещение. Судя по лицам этих старперов наше время кончилось. Колония, которую организовали уцелевшие двести лет назад предки угасала. Последнее поколение новой Атландиды обречено.

— Норм, что-то случилось? Открывай дверь, тут тревога вообще-то. — Голос Мелани вырвал его из раздумий о форме пятна на потолке.

— Мне нездоровится, буркнул он так, что голос было едва слышен за гулом сирены.

— Если ты сейчас же не выйдешь из комнаты — тогда не поздоровится.

Мелани торопилась, судя по голосу и настойчивому барабанному бою в дверь. — Выходи, задница!

Норм не отозвался. Колонии оставались считанные дни, судя по тому как быстро тестовидные существа справлялись с внешней обшивкой компонентов системы станции. Так что погибать сейчас или через пару дней — разницы не было.

Техник любил одиночество. Пока люди бежали к бункеру, одиночество достигло апогея, и Норм решил размяться. Топот за дверями прекратился. Норм натянул на голову черную шапку с изображением радостного дельфина на лысеющую голову и повернул ключ в замке. В нем было почти сто девяносто сантиметров, так что ходить ему приходилось почти всегда полусогнутым. С течением времени люди здесь измельчали и потому Норм воспринимался как генетическая аномалия. Приходилось считаться с незамысловатой архитектурой коридоров и комнат не рассчитанных на его рост. В столовой было пусто — по сигналу тревоги население обязано было укрыться в герметичном бункере пока не минует теоретическая опасность.

Дверь из столовой в подвал — хотя это место и было одним гребаным подвалом — выбило неизвестной силой. Такие вещи редко происходили в новом мире и Норм подпрыгнул на месте ударившись головой о влажный потолок и, чертыхаясь, принялся тереть место ушиба. Боль немного улеглась. Он уставился глазами полными слез на остатки двери, а затем на дверной проем. В нем было нечто. Другого подходящего слова Норм не придумал. Это определенно одна из вчерашних тварей, только больше и с многочисленными отростками вдоль туловища. Чудище походило на пружину покрытую слизью и создавалось ощущение что оно присматривается, нет-нет, принюхивается к обстановке, ведь глаз у него не было. Норма охватила ярость.

— Слушай, мне осточертел этот мир, надоели до коликов дряная пища и воздух, а тут еще ты со своим уродливым туловищем. Вали обратно к дружкам и убейте нас быстро, но не вылавливайте по одному, убогие твари, — закричал Норм в сторону существа даже не надеясь что у того есть уши или что-то вроде того.

Существо закончило ритуал сканирования комнаты и на четвереньках поползло к нему движениями похожими на черепашьи, только быстрее. Ярость сменилась ужасом. Сбивая по дороге раскладные металлические стулья, освещаемый светом экстренной лампочки, Норм побежал вглубь станции. Совсем один, помощи ждать неоткуда. От ужаса и сдавленного воздуха — система подачи кислорода уже выходила из строя — бежать становилось тяжело. За углом, в конце коридора, закрывались двери лифта. Норм бросился к лифту, который не работал сколько он себя помнит. Очевидно, это было не так. Ощущая пятками хищное дыхание монстра, а то уже и нескольких, он за секунду добежал до лифта и нажал на кнопку вызова, которая загорелась тусклым желтым цветом. Кабина не поднималась вечность. Из-за поворота показало нечто. Существо на ходу сбрасывало с себя старый панцирь и приобретало мутно-зеленый оттенок, клацая еще незакостеневшими клешнями. Створки разъехались в тот момент, когда Норм засомневался что это произойдет. В кабине пальцы забарабанили по единственной кнопке до которой дотягивались в таком положении. Двери закрылись. Лифт ехал вниз.

Он вышел из кабины и прислонился к стене с протяжным стоном. Нет, умирать вот так не планировалось. Помещение было не похоже на остальные коридоры станции. Складывалось ощущение, что здесь не убирались десятилетиями. Водоросли росли из стен. В них что-то копошилось и булькало. Он встряхнулся прошел дальше — к проему, из которого исходило свечение и слышались голоса.

Внутри присутствовало командование в полном составе и еще пару человек в костюмах ремонтной службы. Дыхание сперло когда он увидел среди них Мелани. Но вот то что висело на цепях над головами людей не лезло уже ни в какие ворота. Огромная субмарина, такая как на зарисовках в отцовском дневнике. Когда Норм впервые увидел изображение — решил что старик рехнулся. Теперь он видел подлодку вживую, но поверить отказывался. Мысль о том что здесь происходит пронзила его как шип морского ежа. Станция пережила не одно поколение предков, но время вышло. А все сраное командование во главе с этой лицемерной мразью командором собиралось свалить на этой дряхлой посудине в последней попытке выжить.

Раздался глухой стук, и по затылку потекла теплая струйка.

— Вот ведь ублюдки, прошипел Норм и вывалился без сознания в проем.