Сказка. Домо-вой

Домовенок Кузя затеплил свечку, достал четверть первача, хрустящего огурчика, капустку заправил, нарезал ржаного хлебушку с сальцом, протёр стакан и плеснул туда на треть самогону. Посмотрел в темень окна кухоньки и не морщась опустошил совсем недетскую дозу. Хотя стоит уточнить, что по меркам домовых он уже давно не ребенок, а взрослая самостоятельная особь. Почти ежедневный ритуал расписанных по минутам рабочих будней.

Уже через три часа надо вставать и готовить Хозяину яишенку на сале и заварить Иван-чаю покрепче. Потом, когда Хозяин уйдет, прибраться на кухне, чтобы ни одной крошки, а то мыши сразу чуют и начинают шастать под полом. Когда с тарелками будет покончено, сообразить обед из двух-трех блюд и поставить его в судках на крылечко — Хозяин будет проезжать мимо в полдень и захватит на ходу авоську.

Разобравшись с обедом, вымыть полы, окна, паутинку собрать, посмотреть на чердаке утерянную швейную машинку и починить хозяину штаны. Из подпола достать вишневого компоту и еще огурцов, быстро стали заканчиваться.

Также нужно натаскать дров в баньку, воды накачать и прогреть к шести часам, ополоснуться любит после работы. Заодно постирушки небольшие и развесить все это за банькой, не любит Хозяин, когда белье полощется всем на обзор.

На скорую руку ужин и кружку холодного квасу с устатку. Еще час останется в саду прополоть грядок с десяток, набрать петрушки и другой зелени и собрать упавших яблок — уже прилично их собралось, в выходные нужно будет запустить соковыжималку и поставить кислушку, а уж потом опять перегоним вдвоем с непременной дегустацией.

Придет в шесть, поест и завалится на печь радио слушать, а попросту — дремать. Пока дремлет, опять вымыть посуду и поставить пирог сладкий, перед сном закусит с чаем. Потом быстро-быстро бежать на нижнюю улицу шить заказанный ковер, Кузя ведь тоже работал, как же иначе, все так делают.

Ближе к полуночи Хозяин проснется, дать пирога и уложить уже по-хорошему в кровать, накрыть пуховым одеялом. Вот тогда снова можно достать первачку и…

Кузя налил еще треть стакана и закрыл банку тряпицей — больше нельзя, проспит и не встанет, крику потом не оберешься. Замахнул, кинул в рот капустки, захрустел уныло. Летит, проходит жизнь, на шабаш три года уже не выбирался. А Нафане вон свезло, живет как в раю, встает в полдень, ничего не делает, знай только с котом по очереди сметану тырят, бока уже отрастил как у бочонка с грибами. Потому что у его Хозяина есть жена.