Сказка. Эй! Зенштейн!

«Сцена первая:

Распахнутое окно на кухне, с улицы тянет теплым майским солнышком, отдаленным звуком духового оркестра, играющего в парке, гудками автомобилей, детским смехом, пением птиц. Андрей в пиджаке, накинутом на незастёгнутую рубашку, допивает портвейн и веселым криком “Хей!” бросает бутылку в окно. Затем оборачивается к выходу из квартиры, семь секунд стоит и стремительно выбегает.

Сцена вторая:

Распахнутое окно на кухне, с улицы тянет теплым майским солнышком, отдаленным звуком духового оркестра, играющего в парке, гудками автомобилей, детским смехом, пением птиц. Андрей в пиджаке, накинутом на незастегнутую рубашку, с фингалом (бутылка попала в машину соседа-качка), допивает вторую бутылку портвейна, подходит ближе к окну, осматривается и с веселым смешком осторожно швыряет ее вниз. Затем оборачивается к выходу из квартиры, перетаптывается с четверть минуты, оправляя одежду и прическу, и быстрым шагом выходит.

Сцена третья:

Распахнутое окно на кухне, с улицы тянет теплым майским солнышком, отдаленным звуком духового оркестра, играющего в парке, гудками автомобилей, детским смехом, пением птиц. Андрей в пиджаке, накинутом на незастегнутую рубашку, с фингалом, пытается приделать оторванный рукав пиджака (бутылка попала в вазон соседки снизу, страшной силы вредности бабки), допивает третью бутылку портвейна, опирается рукой на подоконник, и предельно аккуратно, молча, отпускает ее вдоль стены дома, тщательно удостоверившись, что она никуда не залетит. Затем оборачивается к выходу, уже нетвердой походкой проходит до входной двери, там долго смотрит в глазок, дергает ручку и, несмело, бочком, выныривает в коридор.

Сцена четвертая:

Распахнутое окно на кухне, с улицы тянет теплым майским солнышком, отдаленным звуком духового оркестра, играющего в парке, гудками автомобилей, детским смехом, пением птиц. Андрей в пиджаке без рукава, накинутом на незастегнутую рубашку, с фингалом, сидит за кухонным столом, разглядывая повестку в суд и штрафную квитанцию, выписанную ему за хулиганские действия в виде бросания бутылками из окна проходящим случайно мимо участковым. Берет четвертую бутылку портвейна, срывает крышку и медленно выпивает ее до дна. Встает, идет к окну, спотыкается и вываливается вместе с бутылкой на асфальт. Во дворе хор из соседа-качка, бабульки и участкового нестройно поет три раза «Аминь!»»

Максим Стерхов устало отодвинулся от ноутбука и начал вычитывать первый вариант сценария будущего блокбастера, заказ на который поступил в их небольшую производственную кинокомпанию. За его спиной проходил продюсер Вениамин. Остановился, прочитал, развернулся, прошел в свой кабинет, достал из старого советского сейфа початую бутылку портвейна, сделал два крепких глотка, подошел сзади к Максиму Стерхову и со всей силы, с размахом от плеча, опустил бутылку тому на затылок.