Ему снится сон! И как, по-твоему, кто ему снится?..

Гаврилов поднял в фейсбуке один из моих постов под названием «Гагарин летал, Бога не видал», где я коротко писал об одном из взглядов на религиозность. Я давно хотел сопроводить этот пост вторым, о взглядах на существование — тем более, что порожденная дискуссия концентрировалась в первую очередь на этом аспекте.

Существование обсуждается в непредставимом числе источников. Отчасти поэтому мне кажется, что у него появился некоторый дух непознаваемости, который оно вполне заслужило.

Поэтому я решил, что напишу риторически радикальный пост — я рассмотрю разные взгляды на существование исключительно в разрезе продуктивности для науки, а потом покажу, как идея Бога вклинивается в эти взгляды.

Существование как регистрируемость
Один из самых старых способов убедиться в том, что нечто существует — зарегистрировать это с помощью чувств. За редкими исключениями довольно продуктивно считать, что вещь, которую можно увидеть, услышать, пощупать, понюхать и попробовать — существует. Такого существования достаточно для многих практических целей.

Поскольку наши чувства несовершенны, мы стали строить приборы для регистрации объектов для нас невидимых: таких, например, как клетки. У нас есть микроскопы, телескопы, МРТ-машины и другие приборы, в устройстве которых мы уверены и показаниям которых мы доверяем для достижения многих практических целей.

Основную пользу эта идея приносит физике, химии и биологии, хотя физика, как кажется, имеет некоторый отрыв.

Эта идея существования очень соответствует нашему каждодневному мироощущению и в широком смысле ньютонианской картине мира — мира как совокупности объектов, находящихся друг с другом в постоянном взаимодействии: на уровне атомов, бильярдных шариков или здоровающихся за руку людей.

Поскольку я хочу как можно более радикально встать на точку зрения своих оппонентов, я просто напишу, что в смысле регистрируемости Бог не существует.


Если вы хотите мне оппонировать, можете просто приравнять существование к регистрируемости, пользоваться исключительно идеей из первой части и даже не читать пост дальше. Это быстро и надежно избавит нас от Бога, но по дороге придется отказать в существовании алгебрам Ли, Пушкину, чувству боли и бозону Хиггса. Фейсбучный спор на эту тему легко выиграть, предложив, к примеру, тезис о том, что слово «существование» имеет много разных значений и все кроме физиков используют не совсем такие как надо. Бремя доказательства этого тезиса все равно ляжет на вас, но и че!


Существование как каузальность
Регистрируемость заполняет нашу ежедневную жизнь. Заполняет в буквальном смысле — пока мы не спим, мы регистрируем объекты. По всей видимости, это отвлекает наше внимание от других идей о существовании, которыми, тем не менее, мы пользуемся весьма широко.

Существование Пушкина невозможно зарегистрировать приборами. Вообще приборы не справляются с регистрацией прошлого. Мы знаем о Пушкине опосредованно, регистрируя свидетельства о нем: его собственные и других людей. Пушкин для нас — это несовершенная реконструкция существующего человека, выстроенная на основе бумаг и портретов. Ее несовершенство состоит в том, что не каждый момент жизни Пушкина был задокументирован, и мы знаем лишь то что знаем.

Другими словами, Пушкин влиял на мир, мир менялся (производил документы и портреты) и вот эти изменения мы зарегистрировали.

Физика тоже регистрирует многие события и объекты опосредованно (бозон Хиггса), но основную пользу от такого определения существования получают история, палеография, археология и другие науки, имеющие дело с прошлым.

Я, кстати говоря, сейчас существую в том же смысле. Вы читаете текст и, полагаю, уверены, что я существую.

Проблема вымышленных персонажей
Эта часть озаглавлена таким образом, поскольку в прошедшей дискуссии многие оппоненты называли Бога вымышленным персонажем и ссылались на человеческую способность отличать вымышленные сущности от реальных.

В новейшее время этот аргумент формально защищали Рассел и Мейнонг. Обратную точку зрения (который излагаю я) обычно отсчитывают от Канта и Юма. В практическом отношении сейчас более принята излагаемая здесь позиция, так что ее развитие излагать бессмысленно — настолько велик список литературы. Упомяну только, что первой сильной критикой аргументов Рассела считается критика Крипке.

Существо проблемы состоит в том, что вымышленных персонажей в повседневной научной деятельности гораздо практичнее считать существующими нежели несуществующими. С семидесятых годов дело обстоит таким образом почти везде, где это важно, а именно в формальной лингвистике, психологии и когнитивных науках вообще.

Как сказал философ Француа Кирик: «Кого в повседневности мы назовем скупцом, тот в умственном отношении должен называться рационалистом. Такой человек не просто не тратит свои богатства, но отказывается признавать, что они у него есть.»

К слову сказать, никакого философа Француа Кирика не существовало. Сработала ли только что ваша способность отличать вымышленных персонажей от реальных?

Во-первых, вымышленные персонажи влияют на мир. Нечто заставляет актера Бенедикта Камбербетча двигаться на экране так, как он двигается и говорить вещи, которые он говорит. Люди часто берут и моральный пример с вымышленного персонажа. Здесь мой воображаемый оппонент может попытаться выстроить структуру влияния от автора к зрителю напрямую, без участия персонажа как посредника. Такие теории пытались строить, они самопротиворечивы, но я не буду с ними спорить, так как это не очень практично.

Более практично говорить о вымышленных персонажах другого сорта. Пусть я собираюсь на собеседование. Пусть я также представляю себе человека, с которым я буду собеседоваться, неприятным типом. Я считаю его кадровиком и даже обсуждаю со своими близкими будущее собеседование: приду, а там сидит злой мужик. В реальности собеседует меня не мужик, а женщина; не кадровик, а арт-директор; не злая, а добрая. Несуществующий кадровик, однако, существенно повлиял на меня: я нервничал, готовился более тщательно и прочее.

Теперь представьте себя на месте когнитивиста, который изучает человеческую способность планировать будущее. Люди планируют будущее в связи с существующими (регистрируемыми) людьми и дополняют его нерегистрируемыми (возможными) людьми. Как поженить их внутри одной теории?

Дело осложняется тем, что у нас есть еще и разница в информированности. Порой мы думаем, что некто может быть зарегистрирован, когда в реальности это не так (Француа Кирик), порой наоборот.

С лингвистической точки зрения дело обстоит тоже не очень хорошо. Если вы слушаете диалог двух людей, которые обсуждают какого-то персонажа, вы не можете узнать вымышленный он или нет если выполняется следующее:

1) Вы заранее не знаете этого сами.
2) Участники не делают прямых заявлений о несуществовании персонажа или заявлений из которых можно его вывести (вида «Выдуманный Конан-Дойлом Шерлок Холмс…») 
3) Персонаж не нарушает известных вам законов реального мира.

За примерами далеко ходить не надо: каждому из нас в жизни хоть раз врали о существованием разных лиц. Партнер захотел возбудить ревность и придумал любовника. Скромный человек приписал свою мысль кому-то несуществующему, но более авторитетному. Родитель решил пожурить и придумал ролевую модель: другого ребенка, который ведет себя лучше нас.

И мы верили. Возможно, что и сейчас мы полагаем регистрируемыми каких-то людей, о которых нам рассказывали, но которых на самом деле зарегистрировать нельзя.

Нейронауки тоже не могут обойтись без такого подхода к делу. Играя в компьютерные игры, люди активируют зоны мозга, ответственные за движения в реальном мире. Говоря о нерегистрируемых персонажах, люди на уровне мозговой активности то ли незначительно отклоняются от регистрируемых, то ли не отклоняются вообще. Это зависит от исследований, которые вы читаете, и исследования с отклонениями относятся к нарушению трех описанных выше условий.

Наконец, математики посмеются если вы сообщите им, что не существует, например, бесконечномерных пространств. Ну для вас и не существует наверное, а для них очень даже существует — и в существенном смысле.

Решение Бога через переопределение Бога
Хотя я стараюсь быть честным и давать своему воображаемому оппоненту сильный набор контраргументов, мне приходит в голову только взять за данность, что слово «существует» может иметь много значений и его «бытовое» значение не соответствует ни научно практическому, ни идее регистрируемости.

Конечно, с определением «бытового» значения в этом случае возникнут огромные трудности — попыток было немало — но и это не так важно в Фейсбуке.

Хорошо же, оппонент! Заранее скажу, что я с этим согласен. Бога не существует! Заменим слово на другое, быть может даже выдумаем термин: Бог бестанирует (от голландского bestaan).

По описанному выше, бестанацию надо наделить следующими свойствами:

а) Бестанирующий объект влияет на мир, поведение и самочувствие людей через посредство культуры.

б) Бестанирующий объект влияет на личные выборы людей в разных обстоятельствах.

в) Многие люди не могут отличить бестанирующий объект от небестанирующего.

г) Люди полагают, что у бестанирующего объекта есть определенные свойства и существует общественный консенсус относительно этих свойств, напр. Шерлок Холмс курит трубку. (Нет! Не курит! Как он может курить что-либо, если его не существует!)

д) Некоторые люди общаются с бестанирующими объектами мысленно, устно и иными способами.

е) Во многих случаях невозможно объективно зарегистрировать разницу между бестанирующим объектом и существующим, эта разница доступа только субъективно (self-reported).

Подходит? Мне этого вполне достаточно. Решайте сами, насколько сильными должны быть критерии, чтобы убедить лично вас называть их набор существованием.

Почему все это важно для меня
Я атеист и в практическом отношении (если говорить очень грубо) — рационалист. Но я считаю, что задача науки — смотреть на мир де-факто. И де-факто у людей есть замечательные способности. Мы обладаем фантастическим воображением на очень многих уровнях, и это наше свойство стали активно изучать только в течение последних десятков лет.

Результаты говорят нам, что воображение (в очень широком смысле) может составлять гораздо бóльшую часть нашей личности, чем так называемая реальность.

Поэтому я считаю, что Бог существует. Не в философском и не в теологическом, а в самом что ни на есть практическом и объяснительном отношении.

Что делать с этим знанием — дело, конечно, личное. Идти в церковь, продвигать антирелигиозные законы, пикетировать против оскорбления чувств верующих или голосовать за них . Очень очень личный выбор.

Постскриптум
Я знаю, что многие мои знакомые, дойдя до конца, поморщатся от упрощения терминов и проблематики вообще. Ну простите! Блог есть блог.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.