На хуй

Dima Neiaglov
Sep 11, 2014 · 4 min read

«Земля!», — раздался крик с мачты. Капитан корабля «Rosa Entallada» Хесус Мария Валко де Мама взглянул в подзорную трубу. Неизвестный остров! Он немедленно велел приставать.

Вечером того же дня откупорили вино, окрестили остров «Трусы» и улеглись спать на новой земле. Но с утра, вместо привычного помета чаек, на их головы посыпались плеточные удары. Открыв глаза, удивленная команда обнаружила перед собой туземцев. Туземцы говорили между собой на неизвестном языке.

«Вот это возможность!» — подумал Хесус Мария. — «Мы можем дать этим людям цивилизацию!» Он заставил корабельного врача выучить туземский язык и написать две книги: «Учебник трусского языка» и «Правила трусского языка». Сразу после завершения трудов капитан решил отплывать. Устроили праздник. Наконец, корабль развернул паруса и отошел от берега.

Глядя на отходящий корабль, туземец Алексей Иванович Птицеловченко с гордостью развернул заранее вышитый транспарант с надписью: «Дорогие первооткрыватели, спасибо за всё и идите на хуй!»

Его друг, туземец Борис Сергеевич Вульва с умхылкой пихнул соседа локтем под ребро и сказал: «А вот мы сейчас и проверим, правильно ли ты написал, или надо слитно!»

Они склонились над учебником и правилами. «Вот!» — сказал Борис Сергеевич, указывая пальцем на параграф 83 — «все наречия пишутся слитно!» Алексей Иванович молча покачал головой и показал коллеге на шестой пункт. Он был написан неровным почерком, на страницах были видны пятна от вина и спермы. Пункт рассуждал о «сочетаниях, близких по значению к наречиям».

«Я это помню», — сказал Алексей Иванович, — «они сначала придумали систему, где были отдельные слова для времени и обстоятельств. Потом я им рассказал про нашу пословицу “Бесцветные зеленые идеи спят у твоей мамочки в заднице” и заметил, что начиная с “у” все слова в совокупности отвечают на вопрос “где”. Тогда они придумали какие-то “наречные конструкции”, “сочетания слов, близкие к наречиям” и что-то там еще.»

«Тут написано», — сообщил Борис Сергеевич, — «что надо писать раздельно, если “существительное в определённом значении сохранило хотя бы некоторые падежные формы в сочетании с предлогами”.»

«Беспезды», — сказал Алексей Иванович, — «но обсуждаемая нами конструкция подчиняется сразу трем пунктам правил и они противоречат друг другу. Проблема, я полагаю, в том, что в своем стремлении подобрать минимальную систему закономерностей, прескриптивная система описания языка запрещает развитие не подчиняющихся ей форм и поэтому нефальсифицируема. Надо звать их обратно.»

Сказано — сделано. Через четыре месяца капитан «Rosa Entallada», проплывая мимо острова, наблюдал в подзорную трубу высеченную в скале надпись: «Табаньте, товарищи, тут теперь тёлы».

Он повернулся к врачу и сказал: «Они открыли анафору». «Ну и хуй с ними», — равнодушно ответил врач. «Нет, ты взгляни», — настаивал капитан. Врач посмотрел в подзорную трубу. «Еще и дисфемизм!» — воскликнул он. — «Другое дело, немедленно спускай шлюпку!»

Празднично одетых капитана и врача на острове встретил один Птицеловченко. «Прескриптивизм не работает», — сообщил он. — «Мы не можем правильно послать вас на хуй. Тёлок, кстати, тоже нет.»

Сошлись на двух бутылках самогона. Птицеловченко стал объяснять врачу ситуацию.

«Мне сразу показалось странным», — начал он, — «что вы сначала спросили нас как мы разговариваем, а потом объявили эту небольшую часть языка единственно правильной. Пока вас не было, я придумал другой подход. У нас есть человек, который записывает всё, что говорят остальные. Я подошел к нему и предъявил две таблички, на одной было написано “иди нахуй”, а на другой — “иди на хуй”. Он ударил меня по корпусу, вот тут, в дыхало, и я больно прикусил язык. Я назвал такой тип исследований “корпусным языкознанием”. Оказалось, что жители пишут и так и эдак. Неясно, что делать.»

Врач задумался. «Я точно не помню, на что я ориентировался», — наконец признался он. «Мне тогда интуитивно казалось, что существует разница между, скажем, “иди нахуй” и “повяжи мне праздничную ленту на хуй”. Но теперь я понимаю, что и то и другое отвечает на вопрос “куда” и вроде бы эквивалентно.»


Интерлюдия. Разверзаются небеса. С небес спускается Хомский. Хомский преподносит Птицеловченке и врачу дар формального синтаксиса и бьет обоих по сусалам. Забрав весь самогон, Хомский уносится обратно на небеса, роняя на голову врачу камень с надписью «А если вы будете заниматься формальной семантикой, я вас еще и выебу». Небеса сверзаются обратно.


П т и ц е л о в ч е н к о (рассматривая формальный синтаксис): Интересная хуйня.

В р а ч (потирая голову): И вправду.

П т и ц е л о в ч е н к о: Получается, что предложения как бы ветвятся и есть такая вещь, как Adverbial Phrase, то есть «наречное подпредложение», а из чего оно состоит — неважно, хоть из предлогов.

В р а ч: Да ну на!

П т и ц е л о в ч е н к о: К тому же можно иметь «идиоматическое прочтение» и «буквальное прочтение», так что все наши хуи действительно синтаксически эквивалентны, просто различаются на уровне семантики!


Небеса снова разверзаются, оттуда падает гигантский каменный хуй и убивает Птицеловченку.


В р а ч:

О, лингвист из Трусов!
Хоть ты, effectively, плов,
Послушай сью оду
Своему народу!

Ты разрешил противоречье!
Наречная форма и есть наречье!
К тому жъ возможен дуализм,
И если б не конвенционализм,
Я бы донес твою мысль до масс,
Но ты, увы, черномаз
И посему твоя мысль невалидна —
Очевидно!

Врач погружается на корабль и отплывает в Лас-Вегас.

Конец.

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store