Гендерная нейтральность текста

Два слова предисловия: я сам стараюсь писать, во-первых, как принято там куда я пишу; во-вторых—как приятней публике. По этой причине в этом тексте не будет мнений о феминативах; вести войны скучно, и возможных исхода всегда три: да феминативам, нет феминативам, везде рефраза. У меня чаще получается рефраза, но не из-за (анти)активистской позиции, а вот отчего:

(*1а) Последняя статья Лизы Былининой называется «The Meaning of Zero». Авторка обсуждает существующую семантику числительного «ноль» и предлагает собственную теорию.

(1б) Последняя статья Лизы Былининой называется «The Meaning of Zero». Лиза обсуждает существующую семантику числительного «ноль» и предлагает собственную теорию.

Все известные мне руководства по стилю—и старые и новые— предпочтут (1б) в пользу (1а) как более человечный вариант. Если требуется варьировать анафору, можно дальше ставить местоимение: «по её мнению, нынешним теориям не хватает экспрессивности». Это дело—кореференция—составляет предмет девятнадцати из двадцати сложных случаев на гендерную нейтральность.

Но даже если вполне принять феминативы, русский язык подкладывает с полдюжины свиней, о которых интересно поговорить.

(*2a) Редактору надлежит заботиться о читателе.

Генерическая квантификация; случай частый и паршивый, множественное число не выручает:

(*2б) Редакторам надлежит заботиться о читателях.

Можно, конечно, вникнуть, так сказать, во внутреннюю семантику текста:

(2в) При редактуре следует заботиться о читаемости.

Так легко изменить смысл. Если ваше руководство по стилю терпит безличные предложения, это часто неплохой вариант:

(*3а) Когда посетитель заходит в музей, первое что он видит—гардероб.

(3б) Первое, что видно при входе в музей—гардероб.

(3в) Гардероб—первое, что видно при входе в музей.

Это неплохо еще и потому, что эти генерические пользователи, посетители, пешеходы —почти никогда не тема предложения, но часто принуждают к местоименной анафоре: куда бы посетитель не пришел, там всегда что-то его, ему или о нем. Дважды лишний элемент.

Генерики—всегда мужики даже во множественном числе: посетители (ср. посетительницы). Зато причастия сбрасывают род:

(*4а) Каждый раз как открывается дверь, приветствуйте гостя фразой «Добро пожаловать!»

(4б) Каждый раз как открывается дверь, приветствуйте вошедших фразой «Добро пожаловать!»

Только некоторые школы феминативов справляются с генерическими людьми. Для этого в предложении не должно быть дополнительных согласований и действие не должно происходить в прошлом:

(*5а) Студент обязан сдать зачетку в деканат.

(*5б) Студент или студентка обязан(-а? -ы?) сдать зачетку в деканат.

(5в) Студент/ка обязан(-/а? | -ы?) сдать зачетку в деканат.

(*5г) Кажд(-ый?? | -ый/ая??) студент/ка обязан(-/а? | -ы?) сдать зачетку в деканат.

В (*5б) падает генеричность, по крайней мере мне так кажется: неопределенное лицо становится одним человеком со значением произвольного выбора (см. ниже). (*5г) показывает все проблемы с согласованием на феминативах.

Редко какое руководство по стилю разрешит который, но например есть слова все и кто и есть причастия.

(*6а) Каждому посетителю ДаблБи, купившему капучино—значок в подарок.

(6б) Всем, кто купит капучино в ДаблБи—значок в подарок.

Но вообще генерические люди—это тупик и вышивка по границе применимости вашего руководства по стилю. Обо всех приемах выше, конечно, ведутся и войны; вот несколько частых позиций:

— существительные во множественном числе не так «пахнут родом», как в единственном, так что «посетители»—уже гендерно-нейтрально;

—если нельзя сказать безлично, то текст уже плохо написан и в существенной его редактуре не будет ничего плохого;

—можно заменить все на феминативы специальных форм и придумать им свое согласование, напр. по множественному числу;

—русский язык разрешает квантифицировать на всю группу только в мужском грамматическом роде. Объявление в музее «Посетителям запрещено пить пиво» неоднозначно и может означать две группы: всем вообще или только мужчинам. А вот «Посетительницам запрещено пить пиво» может иметь только одно значение.

(*7а) Мы служим только главному редактору.

Именные группы со значением произвольного выбора. Предположим нашего главного редактора зовут Иванов. (*7а) может иметь два прочтения: «мы служим только Иванову», или «мы служим любому человеку, занимающему соответствующую должность». Нас интересует второе прочтение, поскольку первое не может быть гендерно-нейтральным: Иванов—мужчина и называться точно должен редактором.

Проблема (*7a) очевидна: не помогут никакие причастия, никакие множественные числа, никакие безличные рефразы. Плюс, если вы не были согласны с моей звездочкой в (*5б) и на ваш слух оно было хорошо, то тут уж, кажется, совсем ничего не выйдет:

(*7б) Мы служим только главному редактору или главной редакторке.

Что тут сказать—такие именные группы взрывают гендерную нейтральность.

Если вам попались (*8а)«Выборы премьер-министра Великобритании» и вы используете феминативы—вам относительно повезло: (8б) «Выборы премьер-министр/ки Великобритании».

Если вам попалось (*9а) «По обычаю премьер-министр является также депутатом, заседающим в Палате общин, хотя двое премьер-министров правили, будучи выходцами из Сената: это сэр Джон Джозеф Колдуэлл Эббот и сэр Макензи Боуэлл», вам пиздец.

Слова «человек» и «люди»

Люди не имеет формы единственного числа и всегда гендерно-нейтрально, это помогает. Человек, кажется, имеет особый статус: не так уж много людей считают это слово гендерно нагруженным, хотя согласуется оно по мужскому роду. Возможно, дело в семантике: человек ни в каком контексте не умеет выбирать из группы исключительно мужчин.


Интерлюдия: смешанные группы

Из примеров выше ясно: первое, что нужно определить любому озабоченному гендерной нейтральностью руководству по стилю, пусть и умственному — нейтральны ли обозначения смешанных групп.

Посетители пришли в музей — нейтрально или нет? Аргумент за нейтральность: согласовательная парадигма русского языка не различает слова женского и мужского родов во множественном числе. В предложении нет согласования по мужскому роду.

Аргумент против нейтральности: род висит на лексеме, слово посетители всё еще мужского рода, и есть слово посетительницы.

В первом случае посетитель всегда может стать кем-то из посетителей, всеми посетителями, некоторыми посетителями и т.п. Второй случай запрещает рефразы во множественное число так что гуляй, Вася (и Маша).


(*10а) Один из них вышел из комнаты и сразу же получил по морде.

Партитивные конструкции в единственном числе имеют род! Ср. также «тот из них»/«те из них». Плюс у них не совсем понятный статус:

(*11а) В летописи сказано, что одного из жителей города отдали в рабство.

(*11б) В летописи сказано, что один житель города был отдан в рабство.

В случае (*11б), что называется аттрибутивной конструкцией, гораздо меньшая часть аудитории будет считать жителя мужчиной, чем в (*11а), это надо иметь в виду.

Неопределенные местоимения

Увы, рай нейтралиста, но по плохой причине. Это, друзья, лазейка.

× (*12а) Кто-то получила по морде.

В русском языке неопределенные местоимения всегда согласуются по мужскому роду и единственному числу. Ни одно руководство по стилю не может объявить такое употребление гендерно нагруженным.

Следовательно:

(*13а) Пользователь приложения не должен иметь доступа в его административную часть.

(13б) Никто из загрузивших приложение не должен иметь доступа в его административную часть.

Аналогично решается (*10а):

(*10а) Один из них вышел из комнаты и сразу же получил по морде.

(10б) Кто-то из них вышел из комнаты и сразу же получил по морде.

Безвершинные относительные предложения

Типа такого:

(*14а) Пищущий на питоне умней пишущего на паскале.

Кто-то считает, что причастия нейтральнее существительных. Т.е. (*14а) нейтральнее (*14б):

(*14б) Программист на питоне умнее программиста на паскале.

Не уверен, какая за этим может стоять мотивация, но, быть может, вам пригодится.


Немного философии этого говна

Пост выше, если не считать примеров, написан в гендерно-нейтральном стиле. Этим он отличается от нынешней популярной парадигмы английской стилистики, которую я бы назвал «равнопредставленным стилем», когда поощряется такое:

(15a) If an author desires, she may choose to go gender-neutral.

Нейтральность предполагает, что текст скрывает гендер; равнопредставленный стиль его выпячивает. Выпячивать тоже можно пятьюдесятью разными способами, и никто не пишет she is a championess, хотя могли бы. В суффиксах, по крайней мере, недостатка в английском нет: -a, -ess, -ette, -rix, -euse.

Что такое истинно нейтральный и истинно равнопредставленный стили в русском я оставлю за рамками этого поста. Мы далеки даже от осознания самого противостояния.