Re: Гугл или Гугль

Изначально этот текст был комментарием к одному из советов Бюро Горбунова, так что лучше сначала прочесть сам совет. Он не прошел модерацию; по всей видимости, по мнению Бюро, он не «добавил к уже сказанному новые мысли и хорошие примеры». Но не пропадать же добру! Написано в соавторстве с Лизой Былининой.


Бюро, как и многие другие организации, разработало себе сравнительно строгий редакторский стандарт. В этом отношении Бюро подает прекрасный пример: чем больше людей осмысляет свой стиль, тем быстрее и интереснее в обществе развивается язык. К тому же пост говорит: «делайте что хотите, а мы будем делать так-то». Нам эта позиция очень близка; пусть цветет сто цветов и десятки редакторских стандартов.

Люди, которые показали нам этот пост, интересовались строгостью предложенного рассуждения. Действительно ли, мол, рассуждая таким образом, редактор может вывести для себя ответ на любой вопрос.

Я полагаю, что Артем не вкладывал в рассуждение ту строгость, которую вычитали наши собеседники. Он называет его «ходом мысли» и специально подчеркивает, что вывод из него — точка зрения, а не догма.

Есть много разных примеров того, как редакторы старались подвести фактическую базу под тот или иной выбор. К примеру, многие редакторы считают, что слово «является» стоит исключить из литературной нормы за исключением случаев типа «Иисус является ученикам». При этом у каждого свои аргументы! Кто-то считает, что слово лишнее, а писать надо коротко; другие утверждают, что это «паразитное», разговорное значение слова. Ни один из аргументов нельзя назвать строгим в лингвистическом отношении, но результат одинаков.

Так что редактору, конечно, совершенно не обязательно подкладывать строгую лингвистическую базу под каждое решение: часто достаточно вкуса и здравого смысла — Бюро известно и тем, и тем.

Теперь, когда соблюден политес, мы изложим несколько идей относительно рассуждения.


I. У русского языка нет никакой особенной предрасположенности к мягким согласным на конце слов. Когда-то из-за падения редуцированных (https://ru.wikipedia.org/wiki/Редуцированные) в одном из склонений появилось много существительных с мягкими согласными типа перечисленных в рассуждении, но это историческая, а не фонетическая причина. Нам вполне удобно произносить и твердые: смысл, кобр, добр, бобр, тигр, теракт и так далее. То есть ничего само по себе не «смягчается», просто много слов с мягкими согласными на конце.


II. Примеры на «скрадывание», оно же редуцирование, просто не соответствуют действительности. И у тополя и у дятла редукция есть. В тополе редукция того же типа, что [вып’-л] (выпил) или [вын’-с] (вынес), в дятле — как у [с-давот] (садовод) или [в-дасток] (водосток). Москвичи в целом редуцируют меньше чем, например, владивостокцы, так что на чье-то ухо одна редукция поменьше заметна, чем другая.

При этом все это не имеет ни малейшего отношения к тому, что в конце стоит «л». Наоборот, это связано с предыдущим согласным. В словах «топал» и «дознаватель» происходит ровно то же, что в «тополь» и «дятел», хотя финальные звуки заменили на противоположные.


III. Пары «Баскервиль-Бэскервил» и «Черчилль-Чёрчилл» не имеют отношения к «л» или «р» и здесь просто сравнивается теплое с мягким. «Баскервиль» — это результат т.н. слабой транслитерации, принятой литературными переводчиками в XIX веке.

Транслитерация означает особые правила побуквенного переписывания фамилии Baskerville и имеет очень опосредованное отношение к произношению слова. В той же традиции Уэльс (Wales) раньше писали «Валлис». Из этой традиции у нас появились Конан-Дойль, Гамильтон, Мильтон, Ватсон и прочие. Все эти фамилии почти невозможно представить в другом написании.

В шестидесятых годах двадцатого века начинаются изменения, которые в рассуждении описываются как «непереваренное» произношение английских слов. Они тоже не так сильно связаны с произношением слов, как хотелось бы думать. Эта традиция дала нам Джорджа Харрисона (но Гарри Гаррисона), Билла Клинтона (но «Билль о правах»), желатин (но гель), папские буллы (но Джона Булля).

Эти две традиции существуют бок о бок: в Макдональдсе продаются фигурки Криштиану Роналду.

Транскрипция типа «Бэскервил» — другой процесс. Передающий должен выбрать один тип произношения — в этом случае, условно, американский — и попробовать передать звук русскими литерами. Сравнивать одно с другим бесполезно.

Можно легко перевернуть этот список:

Рейтинг (не ретинг, см. тренинг/training), холдинг (не голдинг, ср. гандбол/handball), аутсайдер (не оутсайдер, ср. клоун/clown), роялти (не рояльти, ср. пенальти/penalty) и т.д.

Поскольку традиций много и они пересекаются, для каждого слова, если не знаешь заранее, невозможно точно сказать какая у него будет судьба в русском языке. В этом отношении ориентироваться на предыдущие образцы можно только с оглядкой.


IV. «Гугл-док неудобно произносить». Правда не очень! Но мягкость и редукция тут ни при чем! А при чем тут принцип восходящей звучности — фонетический закон, объясняющий, почему некоторые слоги благозвучнее других. Он нарушается в «гугл-док». Некоторые чинят слово чтобы оно соответствовало закону и так получается «гуглодок». Это не единственный способ! Некоторые произносят его с микрогласной, как бы «гугылдок» и у них тоже все хорошо. Еще можно заглушить последний согласный (как бы «гу-кл-ток») и тогда тоже хорошо произнесется. Если вам, читатель, удобно произносить «гугл-док», то вы, скорее всего, пользуетесь одним из этих приемов, они типичны. Также в этом случае вам кажется странным написание «гугль-док», поскольку оно не соответствует вашей манере произнесения слова.

Мораль отсюда такова, что чья-то манера произносить слова не всегда совпадает с манерой другого человека. Поскольку внутри Бюро все много разговаривают друг с другом, они могут не подозревать об огромном мире, где люди успешно справляются с фонетическим исправлением того, что на письме выглядит непроизносимым.


V. «Удобней произносить “Гугль-док”, чем “Гугл-док”». Ну, может кому-то и удобнее, но фонетических причин для этого нет. В русских словах типа «рубль» наблюдается то же самое нарушение принципа восходящей звучности. Так что люди чинят слово «рубль» так же, как «гугл» и говорят в реальности что-то типа «рубаль».


В общем, всем желаем съесть бейгл и записать сингл!

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Dima Neiaglov’s story.