Диссоциация цифровой личности

Среда

Новый цифровой мир — это Маклюэновская “глобальная деревня” — огромная электрическая каша, где каждый волен в мгновение ока сказать “Привет” любому на этой планете, где бы он не находился, лишь бы был подключен к интернету. В то же время многие замечают, что с ростом таких возможностей растет и субъективное ощущение замкнутости и изолированности у людей, активно включенных в цифровую жизнь.

Тезис не новый: его постулируют и тут, и там, поливая дерьмом корпорации, контролирующие социальные сети, контролирующие нас с вами “сахарными” механизмами удержания, генерирующие им гигантские прибыли, а нам тревогу и опустошенность.

Да, мы конфетные рабы. Да, мы признаем это. Да, мы не можем удалить профиль в фейсбуке потому что… Почему? Потому что иначе мы будем выключены из жизни. Выключены из ставшей реальной жизни.

Группы

Социальность всегда была о группе людей, собравшихся в едином физическом пространстве. О группе цельных физических тел, проявляющих себя как цельные личности, которые могли взаимодействовать. Единственным виртуальным моментом социальности в эпоху доинтернета был нарратив — то, что люди могли удержать в памяти/на бумаге/других носителях для передачи истории или ее части другим людям.

Но интернет все изменил. И если в начале двухтысячных он мимикрировал под старые оффлайн-принципы социальности, разрешая взаимодействия внутри четко охарактеризованных публичных групп, а так же тет-а-тет, то позже, в эру Фейсбука, он начал постулировать свои собственные принципы, более не ограниченные физическими способами организации информации и ее обмена.

Новое социальное древо

Социальный граф (Википедия)

Эра интернета — это священный дождь для такого математического объекта, как социальный граф. И если раньше у каждого из нас он состоял из вполне осязаемых связей, формирующихся социальными контактами в привычном нам смысле слова, то сегодня дрожжи для его роста — это алгоритмические модели социальных сетей, которые не ждут, пока мы сформируем эти связи, а формируют их за нас.

Мы одновременно получаем информацию из сотен источников, никак не объединенных между собой ничем, кроме того, что они находятся в ветвях наших собственных возможных интересов.

Общество сегодня — это переплетающаяся с другими древовидная структура, берущая начало в индивидууме.

География, интересы, професиональная деятельность, характер психологических проблем, предпочтения в сексе, кино, музыке, чем угодно — все это куда более точное таргетирование для получения нужной нам информации, чем при любом другом физическом или цифровом контакте с людьми.

Грубо говоря, социальный граф получил такую свободу распространения в цифровом мире, что затмил собой классическое объединение людей в группы. Группы больше не нужны.

Индивидуум, отдавший менеджмент своего информационного пайка социальным сетям, сегодня получает куда больше нужной ему информации, чем человек, находящийся такое же количество времени в любой из социальных групп, которые не модерируются алгоритмами.

Диссоциация

Но за эффективность нужно платить. Социальный граф характеризует то, что взаимодействие выстроено не с цельным физическим/цифровым телом, а лишь с какой-то его частью, интересной тебе. Например, тебя может не очень интересовать личная жизнь человека, работами которого ты восхищаешься; и наоборот: кто-то отлично рассказывает о своих ощущениях от дня, протирая тем временем штаны в офисе. Тебе не интересна личность в целом ни в том, ни в ином случае, но куда интереснее брать лучшее от каждого.

В структуре нового общества мы перестали видеть лица собеседников. Теперь мы видим что-то вроде щупальцев, на которые неумело налеплены стикеры в виде мелкого аватара.

И умные ленты только подкидывают дров в диссоциацию личности, с которой мы можем взаимодействовать: по убеждениям разработчиков мы видим лишь тот контент, который понравится нам больше всего, опуская другие детали, из которых и формируется тот цельный образ “человека напротив”.

Может поэтому так странно идти в бар, где ты можешь “знать” большинство людей лишь по тем обрывкам проекции его личности, проникающим тебе в ленту. Может поэтому многие “развирты” заканчиваются разочарованием: когда цельная, нефильтрованная личность оказывается не так притягательна, как ее отдельные части. И именно поэтому мы чувствуем то странное чувство изолированности.

Мы больше не взаимодействовуем с людьми как целостными единицами — наша либмическая система воспринимает это как отсутствие социализации и бьет тревогу.

Мы живем в мире, где цельные образы растворяются в цифровой реальности, всплывая то тут и там обрывками, на которые мы реагируем лайком, свайпом или безразличием.

Этот мир пугает, заставляет сопротивляться, отрицать, винить кого-то, винить себя, записываться к психотерапевту. Но что самое важное — он заставляет задавать важные вопросы. Кто мы и что нам нужно? Неужели та эффективность, в которой прозябают наши тревожные тела — это то, к чему мы все время стремились? Неужели скорость взаимодействия важней цельности?

Уверен, у каждого свои ответы.

--

--

Co-founder and art-director at Commercial Magic agency https://commercialmagic.agency/

Love podcasts or audiobooks? Learn on the go with our new app.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store