Нелюбовь к детям — это болезнь

День защиты детей отгремел, и неделю спустя у меня родился пост на эту тему. Не осуждайте моего внутреннего жирафа, я редко высыпаюсь, и в моей голове сейчас больше памперсов, чем мыслей.

Так вот, почему не любить черных или геев — это моветон, а не любить детей — это очень даже ок среди прогрессивной интеллигенции? Я подумала, что дети — это тоже меньшинство.

На выходных мы встретились с одним из наших самых прогрессивных во всех отношениях товарищей, который, конечно же, не любит детей. Его отношение к Матвею можно смело назвать брезгливым.

Самое печальное, что я его не осуждаю. До недавних пор я и сама относила себя к нелюбителям детей. Почему? Да потому что я их боялась, а может и до сих пор боюсь. За все годы «взрослой» жизни в пределах моей досягаемости было примерно полтора ребёнка. Все, что я о них знала – они другие, я их не понимаю. Опасаться тех, кто не похож на нас – это естественно.

В причинах разбираться не буду, а то уже накатала абзац морализаторства, но одумалась и удалила. Все и так всё понимают.

Так вот, наш брезгующий-детьми-товарищ объяснил, что гей, черный, инвалид, женщина – это навсегда, поэтому не любить их плохо. А не любить детей – нормально, потому что это не навсегда.

Сейчас, когда рядом со мной находится ребёнок 24/7, я понимаю, насколько естественно и просто любить его. Я, может, только сейчас и поняла, что такое настоящая любовь.

Не любить детей – нездорОво. Но понять это можно только общаясь с ними постоянно. Для большинства это невозможно по объективным причинам. Тупик, общество больно неизлечимо.

Вероятно, кто-то посчитает, что у меня началась овуляция головного мозга, но это не так (“памперсов больше, чем мыслей” — это об усталости, если что). Появление в моей жизни ребёнка изменило мое отношение не только к детям, но и к себе, и к обществу, и к миру вообще.

Если представить мой внутренний мир условной фотографией, то Матвей повысил её контрастность и насыщенность, добавил резкость и подретушировал некоторый мусор. Фотография все та же, но обработка новая.

То же и со внешним миром — я начала замечать и понимать то, чего раньше не видела и не знала. Короче, ребенок — это +25 к мудрости что ли.

Я всё еще опасаюсь детей, не знаю, чего от них ожидать и о чем с ними говорить. Но теперь я их люблю. Оказалось, любить их легко и приятно, как говорить правду (фраза из “Мастера и Маргариты” очень запомнилась мне еще в школе).

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.