Четвертое начало термодинамики


Сегодня в Северной Калифорнии дождик и непогода. Здесь это называется «Ураган”. В такую погоду работать совсем не хочется. Хочется думать. Лучше всего в такую погоду думается о проблемах вселенского масштаба.

Короче я решил придумать четвертое начало термодинамики (про первые 3 начала вы наверняка помните со школы). С детства у меня такое хобби — придумывать новые Законы Вселенной. Но тут как-то неожиданно обернулось. Чуть котлет не лишился.

За основу я взял популярную сейчас среди таких маргиналов как я псевдонаучную гипотезу: А что если естественным процессом для элементарных частиц является построение структур, способных накапливать информацию? Тогда вследствие закона сохранения энергии этим частицам требуется такая структура, которая способна накапливать огромные объемы информации. На каждом физическом уровне такая структура повторяет саму себя, как фракталы. И в нашем мире она представлена молекулами ДНК и РНК, способными накапливать и копировать информацию на основе базовых физических процессов.

— И что это значит для нас? — спрашивает у меня жена, не отрываясь от плиты

— Это значит, что если доказать правильность гипотезы про самосборку атомов в информационные структуры, то будет доказано и существование сверхразума в основе Вселенной. Понимаешь? Можно физическими экспериментами доказать неминуемость возникновения разума. Разум перестанет считаться случайной сингулярностью, а превратится в функцию энтропии, очередное следствие закона сохранения энергии и информации. Надо только сформулировать границы эксперимента, запустить на Kickstarter кампанию для их финансирования, потом…

— То есть ты теперь веришь в Бога? — неожиданно спросила Наташа и посмотрела мне в глаза, бросив на пару секунд котлеты на милость Всевышнего Разума

— Пусть будет по-твоему, — миролюбиво согласился я. Четвертое начало термодинамики будет теперь звучать так: «Бог существует и является следствием закона сохранения энергии и возрастания энтропии». Можно котлетку?

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Pavel Cherkashin’s story.