БЕСКОФЕЙНАЯ ИСТОРИЯ


Утро на Мальдивах всегда доброе. У меня же утро может быть в любое время суток. Буквально на днях, заглядываю утром в банку кофе, а она оттуда мне оглушительно орет “Неееетуу!” — Ладно, — громко думаю, — в нашем городе этого добра наливают, буквально, на каждом углу. В тот день не наливали. Ждали меня, видать. Я шла через кофеиново-дефицитную Сахару, огородами напрямик, через дюны и барханы снега. Добрела в Макдональдс. Буквально иссохшимися губами произношу “Лате, пожалуйста.” И нет что бы ограничиться двумя словами (бес попутал, не иначе), спрашиваю: “А какой по объему есть?” А маковская фея мне в ответ: — 0,2 и 0,3. — и смотрит вопросительно. Вежливо. Ждет, что бы я выбрала. А я медитирую прямо в ее фирменную улыбку и понимаю, что в моей голове пусто, как в домашней кофейной банке. Что не смогу ответить даже под угрозой выстрела в эту пустую голову. Потому, что Я ЗАБЫЛА, ЧТО БОЛЬШЕ 0,2 или 0,3!! А пауза уже затянулась. И фея бровями так вежливо вверх — торопит, деликатно намекая, дескать тупить можно и в одиночку, а вам в затылок пять человек дышат и один уже с чеком в зубах приплясывает по левую руку. И тогда я решаюсь произнести это вслух и спрашиваю у нее: — А что больше: 0,2 или 0,3? — и чувствую что-то вот вот начну глупо хихикать. Уже еле сдерживаюсь. … Это был аншлаг, друзья. В радиусе пары метров все поклонники Мака замерли, прислушиваясь и прядая ушами. Минута молчания обрушилась на них бетонной плитой. Мне кажется, актеры, певцы и, в целом, шоу бизнес грезят о такой благоговейной тишине. Фея от моего вопроса вообще ушла в нирвану. В ее внутреннем девятнадцатилетнем мироздании, учитель математики лежал в обмороке под партой. Я нервно хихикнула, дернула шкуркой на спине и добавила извиняющимся тоном: — Ну, я забыла. Фея промычала в ответ что-то не размыкая губы и мне осталось только сыграть в рулетку. — Давайте 0,2. Гы! Теперь я знаю, какими могут быть дети у фей и роботов. Господи, какой опыт, какой опыт! Как скучно мы живем! В следующий раз приду туда же в костюме зайца. Зайки.

Рис. Тани Самошкиной.