МЕТРО, МЕДВЕДИ, НАДЕЖДЫ


В вагоне метро ехал маленький человек с большим плюшевым медведем в руках. Не смотря на маленький рост, все в нем дышало безусловной основательностью, здравомыслием и надежностью. Это впечатление начиналось от толстой подошвы его ботинок и продолжало укрепляться и расти, следуя вверх квадратному силуэту, запрятанному в рыжий вельветовый пиджак-куртку благородного приглушенного оттенка. За пиджаком следовали аккуратные складки шарфа и плотно прилегающая к ушам вязаная шапка. Все предметы его гардероба отлично дополняли друг друга неброскими цветами. Накрепко уперевшись для равновесия коротенькими ногами в пол, он сохранял особое сосредоточенное выражение лица и даже слегка хмурил брови. Очевидно, некий вопрос занимал все его мысли и все внутренние душевные силы. И только медведь, большой плюшевый медведь песочного окраса с дурашливо-доброжелательным выражением морды, портил всю благопристойность картины, напоминая о существовании несмышленого уютно-вольного и беспечного детства. Очередная станция налетела на вагон, напоследок качнула его и щедро распахнула двери. Маленький человек решительно шагнул на платформу и решительно продолжил свой путь небольшими размеренными шажками в сторону эскалатора. Большинство пассажиров рядом с ним значительно превосходили в росте и, порою, будто бы вовсе не замечали этого гражданина. Маленькому человеку приходилось уворачиваться от них совершенно сбиваясь с ритма и, явно утрачивая ход той самой мысли. Тогда движениями его фигуры лучились изумление и растерянность, и с недоумением он заглядывал снизу вверх в лица торопливой толпе. Шедшим сзади была видна шапка, резко вертевшаяся влево и вправо и две правые песочные медвежьи лапы, выглядывали из-за спины, словно отплясывали судорожный танец. Городская толпа равнодушно оставляла без внимания немое возмущение своего собрата и продолжала нести маленького человека в своих волнах. Волей-неволей он покорялся ее стихии, приноровившись, возвращал себе ритм, вновь хмурил брови, вновь обращался внутрь себя. Медведь размеренно размахивал нелепыми лапами в такт его шажкам. Левая рука маленького человека доверчиво лежала в ладони женщины в темном пальто. Она шла все время рядом, заглядывая далеко вперед себя в толпу, рассекая ее волны, но не отрывая взгляд от эскалатора. Маленький человек время от времени искоса бросал суровый взгляд на ее фигуру, оскальзываясь с лица куда-то к верхней пуговице пальто и не замедляясь переводил взгляд далее на стены тоннеля. Зубастый эскалатор подхватил его правую, затем и левую ногу в крепких темных ботинках. Медведь еле заметно подпрыгнул в руке и расслаблено свесил вниз голову и лапы. Маленький человек тоскливо вздохнул, на всякий случай обшарил взглядом сероватый в разводах потолок, еще раз заглянул в лицо женщине в сером пальто и нахмурился будто бы еще больше. Вчера в жизни маленького человека случился праздник и гости, поздравляя его, смеялись про «первый юбилей» и спрашивали, знает ли он цифру на торте. «Пять» спокойно серьезно отвечал он, выжидая и сосредоточенно вглядываясь в толпу осенних пальто и курток. Вслушивался, а ну-ка вдруг тявкнет или пискнет. Собака. Собаку не подарили и поэтому рано утром, пока мама была в ванной, он аккуратно размазал немного каши с медом под ковром в гостиной. Стало будто бы легче, но разве сравнить с собакой. А после завтрака мама неожиданно заявила что-то про «приличный сад» и «уже пора», велела одеваться и, не смотря на дождь, они отправилась к метро. Про сад он слышал от знакомых очень разные и невнятные отзывы, поэтому настороженно притих перед лицом неясного будущего. Надо же, — горестно вздохнул он мыслями, — уже пять лет, а жизнь что-то не того…- и зачем-то пожевал ворсистое медвежье ухо.- Скорей бы Новый год.

рис. Т. Самошкиной