«Айседора». Молодые годы

Красноярский фестиваль современной хореографии — уникальный пример долголетней самоорганизации и попытки что-то поменять: прежде всего, посредством искусства

Текст: Олеся Позднякова

В Красноярске состоялась уже семнадцатая по счету «Айседора» — фестиваль современной хореографии, культивирующий перформативное современное искусство в Сибири. Собственный пик «Айседора» однажды уже пережила: выйдя из престарелых ДК, с закрытых площадок, перестав на время быть вещью в себе, она на несколько лет обосновалась в красноярском ТЮЗе, сначала на Камерной сцене, затем — на полноценной Большой, собирая своих новых зрителей и с каждым годом расширяя международную программу.

Басня и бездна

В этот раз, не получив денежной поддержки, уйдя из ТЮЗа, фестиваль снова разбросан по площадкам города — растеряв по дороге, кажется, и собственных случайных зрителей, и возможность собрать большую программу. В этом году мероприятие далось кровью: все исполнители «уже были», хотя их приезду снова радуешься — Жасмин Чиоди из Ирландии приехала с баррикадами, которые тащишь на себе; танцевальный проект ZONK’a из Екатеринбурга — снова в поисках своего «я», Анат Григорио представляет хореографию Израиля, Роберто Торрес из Испании старается найти идеальный подарок.

Несмотря на трудности, закулисная работа продолжается — это и сильная программа мастер-классов, и конкурс хореографов. Конкурс — главный выразитель методичной 17-летней работы фестиваля, на него ежегодно съезжаются коллективы со всей России, занимающиеся современной хореографией (Москва, Новосибирск, Иркутск, Владивосток, города-спутники Красноярска, которым теперь тоже есть что показать). Конечно, почти всегда это детские коллективы с интересными хореографическими мыслями (по разным причинам взрослый contemporary почти всегда исключителен и окупается гостевой программой).

В этом году в программе было несколько спектаклей, миниатюры, малые формы — от простых «размышлизмов» и иллюстраций песен до откровенно сильных номеров. Фестиваль не объединяется темой заранее, но всегда сходится в одну точку, в этот раз — это предельная визуальность каждого гостевого спектакля, поддержанная и конкурсом.

Первое место взяла постановка «Зубная боль» 12-летнего Артема Усольцева (хореограф сам исполнил номер) — технически плотное высказывание, экспликация боли в ее графическом телесном исследовании. Еще одно первое место — новосибирская миниатюра GAPS — другой случай, предельная хореография, почти непроницаемая для интерпретаций в своей техничности. В разматывающейся ленте конкурса были и басня языком современного танца, и безумный «Оберег» с прыгающими в бездну висельниками, и преодоление «через не», и многое другое.

Распустите бутоны, нарисуйте крылья

На пять дней город оказывается захваченным, но мало кто это замечает — Красноярск уже не край мира, а возможность для шага в параллельную вселенную. В которой — в почти пустых залах — уговаривают распустить бутоны, на глазах стареют, рисуют крылья на спине, решают задачу выхода из себя — к Другому.

Основная ценность «Айседоры» — в общей территории, спаянности, фестивальном слипании друг с другом: за эти пять дней успеваешь слиться, даже принадлежа к «чужим» зрителям, а не к участникам лаборатории. Здесь рассуждения кончаются, едва выключают свет, а тела продолжаются друг в друге: целостность обнаруживается там, где начинается кто-то еще — между танцем, клоунадой, концептуальным пояснением, социальной активностью, черным и белым, замиранием и прыжком, мужчиной и женщиной, цветком и прошлым.

Все стирается, заодно формулируя новое: не вопросы к себе, а попытку высказаться. Так простой метафорой и наивысшей точкой программы стал спектакль Анат Григорио (хореография, исполнение). Она уже показывала в Красноярске остро феминистический Mr. Nice Guy и «На грани» — о физических пределах, в этом году спектакль «Мемо» рассказывал об эволюции воспоминаний. Танцовщица заставила зрителей зафиксировать осколки их прошлого на своем теле — узорами черной краски покрылись ее руки, ноги, спина, лицо, воздействуя заодно на хореографию и отпечатываясь на чистых листах бумаги, служащих декорациями. Постепенно закрыв все тело, они словно закрыли ее всю — но она осталась.

Весь спектакль построен на интерактиве со зрителями, постоянно приглашаемых к влиянию — взаимодействие рождает страх, но и пластическую реакцию. В конце концов, такое вмешательство выглядит насилием, зрители с удовольствием фиксируют цифры, рисунки, линии, не отдавая себе отчет в том, что всякое вмешательство — страшно. Тем не менее, в конце все стирается (водой) и, возможно, будет забыто. Исследование собственных границ, взаимодействие с Другим, которое — ад, приглашение и желание этого влияния: флагманское для фестиваля этого года и итог всей работы.

«Айседора» собирается силами и желанием бессменного организатора Елены Слободчиковой, педагога и хореографа, автора более тридцати спектаклей. Один из них, «ТЕСТостерON», поставленный в красноярском ТЮЗе — еще одно продвижение театра за границы драматического искусства посредством contemporary dance. С 2000 года Красноярск оброс студиями современного танца, в Институте искусств открылось направление «Педагог современного танца», в один из дней было представлено сразу два спектакля красноярских танцевальных компаний.

«Айседора» — уникальный пример долголетней самоорганизации, выстроенной на дружбе, больших желаниях (организаторов и участников) и попытке что-то поменять: прежде всего, посредством искусства. Отсутствие места жительства, по сути, обнуляет собственную память. Выбравшись из баррикад, ощутив подвальные задворки скитаний, возможно, фестиваль выйдет к своему зрителю — остается ждать только этого.

Подписывайтесь на странички Culttrigger в Facebook, Instagram, Вконтакте, Одноклассники, Twitter, Telegram, YouTube