Кандалы и культура

Все на этом свете относительно. Есть люди, которых развратит даже детская литература, которые с особенным удовольствием прочитывают в псалтыри и притчах Соломоновых пикантные местечки. Есть же и такие, которые чем больше знакомятся с житейской грязью, тем становятся чище. Публицисты, юристы и врачи, посвященные во все тайны человеческого греха, не известны за безнравственных.
Антон Чехов, 1887

Текст: Ксения Ларина

Министр культуры отчитался о проделанной работе перед депутатами Госдумы на «Правительственном часе». Было много оптимистических цифр, цифры гарцевали по всему докладу, как дрессированные лошади на параде: на глазах у умиленных депутатов стремительно росли зарплаты культурных работников, увеличивалось количество отечественных фильмов, спектаклей, новых музеев, библиотек и домов культуры.

Мракобесные побасенки

Радужную картину не испортила ни внезапно разоблаченная театральная билетная мафия, ни зависший между инстанциями Исаакиевский собор. Испортил эту картину как всегда скептически настроенный и духовно недосягаемый Станислав Сергеевич Говорухин. Он поведал министру и присутствующим леденящую кровь историю о том, как его товарищ по парламенту, добрый доктор Айболит, отправился в один из московских театров, а дочку с собой не взял и «весь спектакль благодарил Бога за то, что он отвёл меня от этой беды, что я ее не взял с собой».

«Вы представьте, — бушевал Говорухин, — отец с 16–17-летней дочерью боится войти в храм искусства, опасаясь нарваться на пошлость и непристойность! Что ему, в суд подавать?!». Зал неодобрительно загудел, на лицо министра набежала туча. «Тут надо не в суд подавать на худрука театра, где там матерятся весь спектакль, а надо гнать его поганой метлой с работы! — взвизгнул министр, срывая от возмущения очки и потрясая ими в воздухе. — Это просто возмутительно и недопустимо!.. У нас еще есть позитивная тенденция!.. Но кое-где, скажем откровенно, пытаются отсутствие не то что таланта, элементарного воспитания на театральных подмостках компенсировать эпатажем, хамством и просто какой-то мерзостью!!!». И затребовал подать ему сей секунд этого Ляпкина-Тяпкина: «Дайте мне информацию! Что это за театр? Какой был спектакль? Будем разбираться! Это не единичные случаи!». И добавил: «Ишь ты! Распустились!». Или подумал, что добавил. Но лицо явно подумало!

Ведь буквально только — в цветистом своем, задорном докладе — порадовал и успокоил строгое собрание, что непотребных экспериментов на театре все меньше, а духовность, воспитание и просвещение растут повсеместно, как на дрожжах, аж из кастрюль на творческих кухнях вываливаются! И вот поди ж ты, в самом сердце державы такое!

Благословленная высшими силами «культура запретов» до театра добралась довольно давно. Все эти дикие законы-табу на «ненормативную лексику», «пропаганду гомосексуализма», «оскорбление чувств верующих», «нежелательную информацию для детей», «фальсификацию истории», «оправдание нацизма» наряду с пресловутой «антиэкстремистской» 282-й статьей — превратили Конституцию в бессмысленную бумажку, а жизнь человеческого духа сделали невыносимой. Даже если предположить, что подобные ограничения гражданских свобод допустимы в современном правовом обществе (дикая мысль, но если эти законы приняты — значит, они должны соблюдаться) — применение их в отношении искусства не что иное, как свидетельство абсолютного мракобесия и невежества. Депутаты, чиновники и прочие охранители нравственности отрицают либо не понимают саму суть искусства, когда рассказывают народу какие-то побасенки про матерящихся и совокупляющихся на сцене артистов.

Максим Виторган недавно рассказал в Фейсбуке анекдотическую историю, когда ему позвонили из отдела культуры (!) «Комсомольской правды» и задали восхитительный в своем абсурде вопрос: «В спектакле вы называете нас “говногазетой” — это ваше мнение, или мнение авторов пьесы?».

Товарищи! Артисты в спектаклях и фильмах играют роли! Они сначала получают тексты, учат наизусть, потом артистов гримируют гримеры и одевают костюмеры в специально придуманные художником костюмы, потом они выходят на сцену или входят в кадр и становится героями художественного произведения. А матерятся артисты — в гримерке, когда читают рассуждения министра культуры об искусстве или изучают документ «Основы государственной политики в области культуры».

В «главначпупсы» — со скоростью тараканов

Тоска по худсоветам и госприемкам, по цензурным комитетам и персональным делам, по творческим отчетам и правительственным концертам, по государственным наградам и званиям, по закрытым просмотрам и закрытым концертам, по спецбанкетам и спецуслугам — не дает покоя ни чиновникам, ни деятелям культуры. И те, и другие готовы сесть за круглый стол и выработать критерии «свободного» творчества, придумать что-нибудь эдакое, чтобы позволяло чиновнику рявкнуть «Мы не позволим!» — в лицо любому народному артисту СССР. Удивительно, что цеховое сообщество (за редким исключением) само готово свить веревку и мыла наварить для услады многочисленных идиотов от власти, этих «главначпупсов», размножающихся со скоростью тараканов.

Одуревшие от вседозволенности, они несут свою ахинею с высоких трибун и телеэкранов, бойко цитируя то Сталина, то Ленина, то Суслова, то Берию, то Бердяева и Ильина, то Библию и Коран. Кашу в своих головах они выдают за национальную идею, и кормят этой кашей нацию круглые сутки, неустанно расчесывая в кровь свои великодержавные прыщи. Коллективное бессознательное впору изучать хиромантам: за Бугром Духовности вас ждет Бугор Патриотизма, который переходит в Бугор Ненависти и Войны, а спустившись с него, вы упретесь в Бугор Православия, за которым неминуемо последует бугор Защитников Родины и Линия Оскорбленных, за которой — вражеская территория. Вот, собственно, основной набор традиционных ценностей, которые, по идее культурных кормчих, и должны прославлять наше великое русское искусство. Не нравится — вперед, за линию, никто не держит. А здесь, на нашей родимой почве, будут творить те, кто разделяет наши идеалы и сеет наше разумное, наше доброе и наше вечное. Гремя кандалами и мыча гимн России, отечественное искусство скоро будет бродить по клетке с надписью «Свобода творчества», как глухонемой медведь-шатун, пугая соотечественников и приводя в восторг северокорейских товарищей.

Наше израненное враньем и лицемерием общество с одной стороны приветствует любые ограничения и запреты (старательно притворяясь правоверным христианином, как когда-то — истовым коммунистом), а с другой стороны готово круглосуточно смотреть на непристойности и площадную брань в телевизоре, где никакие запреты и никакие нормы морали и Конституции давно не действуют. От этой порнографии духа и тела законы о защите наших детей не защищают. И дети вместе с родителями смотрят, как патриоты, глотая матюки, бросаются друг на друга с кулаками, как на уголовном жаргоне общаются с народом чиновники и министры, как воспеваются тираны и убийцы, как оправдывают воров и расправляются с неугодными. Ту страну, которую показывает нам телевизор, не в состоянии описать ни самая тяжелая «новая драма», ни самый мрачный «Левиафан», ни Сокуров, ни Лозница, ни Кулябин, ни Богомолов. Потому что они верят в человека. А телепатриоты — в «рашку-говняшку».

Подписывайтесь на странички Culttrigger в Facebook, Instagram, Вконтакте, Одноклассники, Twitter, Telegram, YouTube

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.