ПРОЦИРК-II

Culttrigger
May 7, 2017 · 5 min read

В Театре Наций 11 мая 2017 года состоится премьера спектакля «Цирк», поставленного по мотивам классического фильма Александрова. Накануне #культтриггер задал несколько вопросов режиссеру Максиму Диденко и автору музыки Ивану Кушниру

Текст: Наташа Полетаева

Режиссер Максим Диденко использует язык кино как текст, в спектакле — театрализованные цирковые номера, а все артисты — поют

Наташа Полетаева: Первый вопрос: почему вы решили перенести «Цирк» на сцену?

Максим Диденко: Меня всегда вдохновляло творчество Сергея Эйзенштейна, он же начинал с театральной деятельности, учился у Мейерхольда, ставил цирковые спектакли, исследовал метод монтажа аттракционов. Григорий Александров много с ним работал — и мне показалось, что сюжет фильма сильно соотносится с тем языком, который я развиваю в театре в целом. И лет пять или шесть назад появилась идея сделать спектакль «Цирк».

Н. П.: А как долго вы думали о том, кто будет играть главную героиню?

М. Д.: С момента, как только задумался о «Цирке»! В прошлом сезоне мы вместе с Ингеборгой сделали в Театре Наций спектакль «Идиот» — такой клоунский спектакль, где Дапкунайте играла князя Мышкина. Я понял, что она — тот самый человек, который способен сыграть Марион Диксон.

Н. П.: Какие цирковые номера нас ждут в спектакле?

М. Д.: Все-таки у нас — театральная постановка, и артисты драматические, а не цирковые, поэтому мы, скорее, «играем в цирк», чем делаем его. Так или иначе спектакль будет целиком состоять из цирковых номеров, но театрализованных.

Н. П.: Артисты сами будут исполнять песни?

М. Д.: Да, старались приглашать поющих артистов, и Ингеборга оказалась чрезвычайно поющей!

Н. П.: Вы делали спектакли по фильмам, уже были и «Земля» Довженко, и «Молодая гвардия» — почему кино как основа театра?

М. Д.: Мне очень интересно взаимодействовать с кино как с текстом, потому что в кино одними из основных выразительных средств являются монтаж и кадр. Я использую эти выразительные средства как первоисточник.

Так как я занимаюсь театром визуальным — и кино это визуальное искусство, это очень близкий мне мир. Лежит у меня сердце к такому взаимодействию!

Постоянный соавтор Диденко композитор Иван Кушнир написал для «Цирка» совершенно новую музыку, положив ее на оригинальные тексты песен

Наташа Полетаева: Скажите, не страшновато было подобраться ко всем известной музыке, и сделать из нее что-то свое?

Иван Кушнир: Да, музыка в спектакле будет совершенно другой, но в определенной степени она основана на той, которую написал Исаак Дунаевский.

Для того чтобы это сделать — нужно быть искренним, не пытаться изобретать велосипед, а просто находиться в потоке с той эпохой, культурой, быть максимально честным по отношению к тому времени, несмотря на то, что это непросто. Тут ни в коем случае нельзя относиться с издевкой к тому, с чем работаешь, не надо пытаться искать какие-то изъяны. Для того, чтобы сделать не хохму, а серьезный акт искусства, необходимо поработать над своим отношением к предмету.

Мои бабушка и дедушка — родом оттуда, дед был фанатом фильма «Цирк». Кстати, Иваном меня назвали в честь главного героя этой ленты, которого сыграл Сергей Столяров.

Н. П.: В новом спектакле у вас все поют…

И. К.: По-честному его можно назвать полноценным мюзиклом. Все тексты перенесены из фильма слово в слово, плюс будет исполнятся одна песня Марлен Дитрих.

«Колыбельную» будем петь на русском — мы подумали, что так будет правильнее. Потому что если переводить ее на разные языки, то нужно петь на всех языках мира; грубо говоря, получится 70 часов музыки! Разные языки были задачей советского кинематографа того времени. Сейчас у нас другой посыл, дело не в языке, а в человеке.

Н. П.: В каком музыкальном ключе сделана музыка спектакля — это рок, поп, электроника?..

И. К.: Я надеюсь, что подошел к музыке «Цирка» с максимально современных позиций. Это и не рок, и не поп, и не техно — понятие «современная музыка» всеобъемлюще, мне кажется, все, что происходит, начиная с Моцарта и Бетховена — все это рок!

Естественно, я использовал по максимуму звучание минимал-техно, трип-хопа и так далее. Самой главной задачей для меня было — находиться в диалоге с эпохой 30-х годов. Поэтому, наверное, в целом музыку можно назвать неоклассикой или нью-джазом. А один из наших артистов Андрей Фомин сказал, что это фьюжн и электро-свинг.

Н. П.: Если о классике, то для вас лично что больше значимо — The Beatles или Rolling Stones?

И. К.: Rolling Stones! Нет. Так: The Beatles и Rolling Stones!

Н. П.: Насколько артистам удалось реализовать ваши идеи, как вы работаете с ними перед спектаклем?

И. К.: Сейчас это больше техническая история. Все артисты очень серьезно подготовлены, плюс у нас есть совершенно замечательный Армен Погосян, музыкальный руководитель Театра Наций. Я оцениваю финальный результат — в труппе все очень чувствующие люди, и ничего не нужно объяснять. Ты просто показываешь песню, а артисты исполняют так, как ощущают, и в итоге получается то, что нужно.

Технические микрокорректировки необходимы, но это рабочий процесс. Все огромные молодцы, очень чувствуют материал; все поют, и Ингеборга поет. Все очень круто!

Я уже лет пять сотрудничаю с Максимом Диденко, и такие объемные задачи приходится решать с ним всегда. Будь это мюзикл или балет — мы пытаемся изобретать новые способы театрального существования, чтобы все пели и танцевали.

Н. П.: Как будет исполняться музыка во время спектакля — фонограмма или живой оркестр?

И. К.: Будет смешанное исполнение. Технически это playback (та же фонограмма) плюс живые музыканты, которых позвал Армен — фортепьяно и струнный квартет. Плюс бит и бас в стиле олдскульного трип-хопа.

Интересные факты:

Аттракцион «Человек-снаряд» существовал в 30-е годы и очень успешно гастролировал по России. Его придумал ученый-конструктор Семен Речицкий (во время войны командовал батареей и погиб на фронте).

В фильме Александрова Любовь Орлова не выполняла трюки сама, в сценах стрельбы из пушки ее дублировала Вера Буслаева, а в сценах воздушной акробатики — Александра Воронцова.

Режиссер Григорий Александров поставил фильм «Цирк» (1936 год) по пьесе Ильфа, Петрова и Валентина Катаева «Под куполом цирка». Впоследствии авторы убрали свои имена из титров из-за несогласия с режиссерской трактовкой.

Для песни «Широка страна моя родная» («Песня о Родине») на стихи Василия Лебедева-Кумача композитор Исаак Дунаевский написал 36 вариантов музыки — режиссер Григорий Александров утвердил последний, 36-й.

В начале 1953 года из ленты удалили куплет «Колыбельной» на идише, который пел актер и режиссер Соломон Михоэлс, и сам кадр с его участием. После смерти Сталина кадр вернули в картину.

Подписывайтесь на странички Culttrigger в Facebook, Instagram, Вконтакте, Одноклассники, Twitter, Telegram, YouTube

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade