Про «здесь» и «там», когда нет рая на земле

«Ближний город» Кирилла Серебренникова: как русский режиссер связал латвийский театр и литовского драматурга.

Текст: Евгения Шерменева

В Риге — большое событие. В Латвийском Национальном театре на Большой сцене играют спектакль «Ближний город». Новая драма, написанная в 2005 году и доработанная автором Марюсом Ивашкявичюсом специально для Риги, поставлена режиссером из Москвы — Кириллом Серебренниковым (это его четвертый спектакль в Национальном театре после «Мертвых душ», «Войцека», «Снов Райниса»). Так русский режиссер связал латвийский театр и литовского драматурга.

И снова Серебренников работает с молодыми актерами труппы, выламывая привычное из рамок, предлагая новое существование на сцене, принимая международный театральный язык в качестве общения — смесь русского, латышского, английского и — языка тела (в спектакле — большая работа хореографа Евгения Кулагина).

Просто обычные люди в не обозначенном, кроме как надписью «здесь», городе на берегу моря. Виден манящий свет окон другого, ближнего города…

Свет, который «там», кажется волнующим и тянет к себе из рутины быта. К приключениям и новым переживаниям. «Там» можно все. «Там» ты свободен.

Свобода оборачивается реализацией самых простых желаний. Секс со шлюхой и пиво на набережной. Зато никому не надо отчитываться. Ты «там» — чужак с деньгами.

Герои, после четырнадцати лет отношений и трех детей (двоих мы не увидим — у них своя жизнь, пока еще «здесь», а один — как воплощение неудовлетворенности родителей — аутист-альбинос, покрытый инеем как инаковостью), вдруг обнаруживают, что кровь их еще горяча и желания ярки.

Она, пытаясь понять, что притягивает мужа в «там», очертя голову бросается в порочные игры; сначала платит за них, а потом становится станком для удовлетворения бесконечных секс-туристов. И секс из приключения становится обыденностью, скукой; и «там» оборачивается для нее «здесь».

Муж теряет ориентацию раньше, когда путешествует в «там» с вымышленными друзьями, придумывает предлоги, а потом неожиданно понимает, что для него достаточно взгляда из окна своей квартиры и осознания, что «там» — просто на расстоянии выстрела от «здесь».

Кирилл Серебренников, режиссер

«Для меня спектакль — огромная счастливая возможность поработать с большим европейским и, может быть, одним из лучших в мире, драматургом Мариусом Ивашкявичюсом. В России это не получается, а здесь — получилось.

Это приятное возвращение в Национальный театр, в котором я сделал уже несколько спектаклей, и вот — еще один, и мне нравится, что играют именно современную пьесу.

Счастье — поработать с потрясающими артистами, потому что сегодня в Национальном театре работают лучшие латышские артисты — просто уникальная труппа.

Я здесь могу делать так, как чувствую театр, современность и материал, не опасаясь зуботычин, окриков, оскорблений или комментариев. Без ощущения постоянной вины, что ты занимаешься чем-то нехорошим.

Люди здесь понимают, что такое территория искусства. Приходят очень взрослые, очень немолодые зрители, смотрят спектакль, и говорят: мы принимаем его полностью, он абсолютно убеждает нас; это — искусство, в искусстве возможно все. Их не смущают ни голые тела, ни слова, которые они не привыкли слышать. Для них это находится на территории нового современного смыслообразования».


Параллельная история в спектакле — про маньяка, издевающегося над женщиной, которая опубликовала на сайте знакомств объявление, призывающее к необычному. Он — Джек в маске доктора Лектера, он с чемоданом на колесиках, где скотчи всех цветов, полиэтилен рулонами и резиновые перчатки. А она — украденная невеста, чье платье к финалу истории будет искалечено…

Но тут история делает движение в обратную сторону. Искалечено платье, но не невеста (все — игра для клиентки, желающей острых ощущений). И их «здесь» и «там» уже не привязаны к местности. Это в головах. От этого не убежать. Не разделить свою жизнь на «там» и «здесь».

Марюс Ивашкявичюс, драматург

«Этот текст — мой самый “идущий”, он ставился во Франции, Италии, Новой Зеландии, Финляндии, России — в Москве (в Центре драматургии и режиссуры п/р А. Казанцева и М. Рощина — КТ), и вот сейчас — здесь.

Но эта постановка не сравнима со всеми другими.

Когда Кирилл решил ее делать, я ему сказал, что это все-таки камерная пьеса, на грани малой и большой формы. Он сказал: сделаем большую!

И у меня всегда был вопрос, как же он сделает, не будет ли это как-то притянуто к большой? И вот я приехал и увидел, что он все сделал: сделал из маленькой пьесы — большой спектакль».

Конечно, это спектакль не про секс-туризм (как пишут в статьях), он — про собственных демонов, про ужасы ярких снов и мечтаний и тусклой реальности, безысходности. Секс — лишь одна из составляющих жизни, а вот смерть, даже разыгранная — разрушает человека до основания.

Евгений Кулагин, хореограф

«Работа с Кириллом — это всегда шаг в интересное, неизвестное для меня новое пространство. И то, что он предлагает, и то, как мы фантазируем вместе, когда разрабатываем, придумываем… И потом спектакль обретает черты того, что раньше казалось нереальным.

Самое главное то, что он дает с каждой новой работой новый воздух. Как будто это какой-то вагон кислорода, который Серебенников привозит и говорит: давай теперь вот этим подышим!»

Подписывайтесь на странички Culttrigger в Facebook, Instagram, Вконтакте, Одноклассники, Twitter.

Like what you read? Give Culttrigger a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.