Афины, день второй

Еще немного о греках. Греческая молодежь красивая и стильная. Греческие старики печальные, высушены и все в морщинах — плата за вечное лето. Очень много тучных людей. Особенно женщин. Мы попробовали вчера их сладости и не удивляемся больше этому факту. На улицах очень много машин. Паркуются как хотят, часто в пешеходной зоне и с коляской пройти просто невозможно. Много пробок, поэтому многие выбирают мотоциклы и мопеды. Все это мы увидели, выйдя на улицу в понедельник.

В этот раз из дома мы вышли в 5. Сразу осознали еще одну свою ошибку: да, солнце уже не так жарит, но многие магазины уже закрыты. Мы пошли искать bamboo vegan shop, единственный магазин для веганов в Афинах.

Небольшой, но уютный магазинчик, в котором мы нашли все необходимое.
В магазине работают очень милые ребята (они же хозяева магазина, судя по всему). Рассказали, где можно вкусно поесть в городе, девочка угостила традиционным греческим пирогом, который обычно делается с молоком, но она его испекла сама, заменив молоко чем-то другим. И, наконец, мы попробовали спанокопиту, с тофу вместо сыра.

Закупившись по полной, пошли в сторону Monastiraki. Старый район Афин, богатый разными достопримечательностями, кафе и сувенирными лавками.

У станции метро Monastiraki столпотворение: уличные артисты, калеки и попрошайки, продавцы сувениров. Ад социопата.
Библиотека Адрина — очередные руины
Римская Агора — еще одни руины. А самая старая мечеть Афин Фетие и Башня ветров стояли в лесах, на них нам посмотреть не удалось.

Мы побродили немного по улицам, узким, заставленным столиками бесконечных таверн и кафе. Многолюдно. Шумно, Дорого. По какой-то причине, нас почти не беспокоили специальные зазывалы. Пока мы шли к площади Метрополеос, мы повстречали нескольких продавцов, которые, услышав, что мы говорим по-русски, сразу начинали улыбаться и приглашать нас купить меха. Один, особенно настойчивый торгаш в конец утомил “Нет желания или возможности?”, видимо, в его мироощущении нет места людям, у которых может отсутствовать желание купить шубу. На что я ему очень доходчиво объяснила, что у нас нет желания носить шкуры убитых животных. Судя по его улыбке, его познаний русского языка не хватило на то, чтобы перевести эту фразу.

Домой мы возвращались уже в темноте. С наступлением ночи Афины меняет свое лицо — на улицах людей становится меньше, оживают бары и кафе, появляется ощущение какого-то праздника, веселья. Но мы спешили поскорее домой, уставшие, уже более-менее ориентируясь во всех этих узких пляшущих улицах.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Daria Koltsova’s story.