Brexit и будущее ЕС: за что голосуют британцы

Сейчас в Великобритании подходит к концу референдум о ее дальнейшем членстве в ЕС. Последствия могут быть крайне неоднозначными: от более плотной интеграции ЕС до “конца политической цивилизации Запада”, как заявил председатель Европейского совета Дональд Туск. В чем особенность отношения британцев к Европе, за что призывают голосовать сторонники выхода и прогнозы в этой статье.

В 2014 году правопопулистская Партия независимости с жесткой анти-европейской риторикой выигрывает выборы в Европарламент от Великобритании. Уже в следующем 2015 году на парламентских выборах она начинает отбирать электорат у правящей Консервативной партии под руководством Дэвида Кэмерона. Последний, реагируя на настроения общества и раскол среди консерваторов, обещает в случае победы провести референдум о членстве Британии в ЕС. Все это происходит на фоне финансово-экономического кризиса в Европе, а также роста популярности националистических и евроскептических сил во многих странах.

Удержавшись у власти Дэвид Кэмерон начинает переговоры с лидерами ЕС о пересмотре условий членства Великобритании. Ему удается добиться определенных уступок и он назначает референдум, обещая агитировать британцев за ЕС. В этом вопросе его поддерживает оппозиционная Лейбористская партия во главе с Джереми Корбином, а также большая часть региональных политических сил. Однако сама Консервативная партия остается расколота: за Brexit (выход Британии из ЕС) выступает популярный бывший мер Лондона Борис Джонсон. Кроме него кампанию за выход ведет та самая Партия независимости и ее лидер Найджел Фарадж.

Какие основные месседжи сторонников и противников Brexit?

Главными проблемными точками стали вопросы экономики, политического суверенитета и мигрантов. Расширение ЕС привело к тому, что в Британию (с ее высокими социальными льготами) образовался сильный поток рабочих мигрантов из менее развитых европейских стран. При этом законодательство ЕС, одним из ключевых принципов которого является свободное перемещение лиц, не позволяет Великобритании серьезно препятствовать этому. На это делают упор правые популисты, заявляя, что выход из ЕС позволит британцам вернуть контроль над собственной границей, что в свою очередь сохранит рабочие места от иностранцев. Дошло даже до запугивания, что европейцы выдадут паспорта беженцам с Ближнего Востока, после чего те также смогут попасть на остров.

Лидер Партии независимости и плакат с беженцами, который вызвал большой резонанс в обществе. Противники Brexit обвинили националистов в использовании hate-speech.

Экономический посыл сторонников выхода из ЕС называет союз виновником кризиса и стагнации. Без его бюрократии и регуляции бизнесу будет проще работать, а еще Британия сможет самостоятельно заключать торговые соглашения со своими партнерами на более выгодных условиях. Кроме того, у многих британцев вызывает недовольство то, что они отдают в бюджет ЕС значительно больше денег, чем получают. В то время, как могли бы потратить их на свою систему здравоохранения, образование и прочее.

И третье, это политический суверенитет. Националисты утверждают, что Британия передала слишком много полномочий Брюсселю. В результате правительство слабо влияет на ситуацию, а народ не контролирует процесс принятия решений. Все делает европейская бюрократия и от нее все проблемы.

Лидеров сторонников Brexit Бориса Джонсона и Найджела Фараджа часто сравнивают с Дональдом Трампом.

Лагерь противников Brexit в свою очередь ведет не менее яркую кампанию. Как говорилось выше, Кэмерону удалось пересмотреть условия членства в ЕС. В частности, он договорился о нераспространении льгот на вновь прибывших трудовых мигрантов в течении 7 лет, снижении уровня бюрократии и регулирования бизнеса, а также отказ Великобритании от дальнейшей политической интеграции в ЕС. Эти договоренности вступают в силу, если большинство проголосует за то, чтобы остаться в ЕС.

Однако не только националисты играют на страхе. В своей агитации сторонники сохранения членства в ЕС сосредоточились на том, что выход повлечет за собой сокращение рабочих мест, падение фунта, повышение налогов, отток финансов и инвестиций — в общем, экономический хаос и длительный период неопределенности, который ударит по карману простых британцев. Эту точку зрения поддержали и продвигали многие лидеры мнений, включая ведущие финансовые институты страны. Кроме того, были также месседжи, что положение Британии значительно ослабнет на международной арене и что такой выход обрадует Путина. Лидеры ЕС больше говорили о последствиях Brexit для Европы, в частности о ее возможной дезинтеграции и распаде.

Такие акции прошли по всей Великобритании и Европе.

Что показывают опросы?

В течении длительного времени голоса распределялись примерно поровну, с легкими сдвигами в пользу сторонников ЕС. Последние опросы также указали, что разница сохраняется на уровне погрешности — некоторые исследовательские центры даже отказались приводить точные цифры.

Согласно порталу YouGov разделение между “за” и “против” членства в ЕС проще всего проследить по возрасту и географии. Так среди населения старше 60 лет большинство поддерживает Brexit, а вот среди молодежи (около 30 лет) преобладают противники Brexit. Как правило, последние более заинтересованны в доступности европейского образования, туризма и прочего. В тоже время, они меньше склонны ходить на выборы, чем представители старшего поколения.

Примечательно, что в 1975 году в Великобритании уже проходил референдум касательно членства в тогда еще Европейском экономическом сообществе (предшествовало ЕС). Тогда 67% проголосовало за то, чтобы остаться. Те, кому сейчас 60 и старше, на тот момент уже имели право голоса. Независимо от того, участвовали они тогда в референдуме или нет, их сегодняшнюю поддержку Brexit можно трактовать как результат неоправданных ожиданий.

Также опросы YouGov показывают, что сторонники и противники Brexit примерно одинаково недовольны состоянием британской экономики. Однако, первые видят виновников кризиса и стагнации в британских банках и правительстве, а последние — в ЕС и мигрантах.

Что касается географии, то сторонники ЕС доминируют в Лондоне, Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии, а их противники — в провинциальной Англии (почти все, кроме Лондона). Поддержка сохранения членства среди не английских частей Соединенного королевства объясняется тем, что они видят в ЕС альтернативный Лондону центр силы, а также получают большую финансовую помощь от европейских программ. Так, шотландские политики уже намекали на возможность второго референдума по независимости в случае Brexit.

Британия, почему она такая?

Есть две основные причины, которые лежат в корне британского отношения к Европе. Первая из них — это общезападный тренд с ростом популярности евроскептицизма и правого популизма. Длительные интеграционные процессы так или иначе вызывают противоположные им дизинтеграционные и антиглобалистские настроения, ядро которых — страх потери национальной идентичности, на которой столетиями строился этот мир. Добавьте сюда мировой кризис 2008 года, который наиболее сказался на благосостоянии среднего класса и простых рабочих, рост неравенства в доходах, а также международная нестабильность, связанная с войнами и терроризмом — все это подрывает доверие людей к системе. Они начинают выступать против политического истеблишмента, что проще всего сделать на таком вот референдуме. Проголосовать, например, “против” чисто потому, что правительство говорит “за”. В такой ситуации популистам легко найти виновных в некой внешней структуре и обратить против нее настроения масс, не говоря уже о том, что в Великобритании это в принципе модно, переводить стрелки на ЕС за проблемы и неудачи.

Вторая причина — это особенность исключительно Британии, прежде всего ее островного менталитета. Остров — это место, где зачастую нету богатых природных ресурсов, что делает его зависимым от континента. Поэтому развитие их народов требует торговли, технологий и мобильности. Великая Британия выстраивала свою империю, понимая, что не может допустить доминирование какой-то одной страны в Европе. Концентрация ресурсов в чьих-то одних руках автоматически уничтожила бы любую независимость британцев. Так появилась политика поддержки баланса сил в Европе. Из него впоследствии развился британский изоляционизм, основной принцип которого — не связывать себя ни с какими долгосрочными обязательствами и союзами, так как ситуация переменчива, а удерживание равновесия требует свободы действий.

Две мировые войны заставили Великобританию очень сильно ввязаться в европейские проблемы, и оба раза ей пришлось искать союзника в лице США. Это сформировало недоверие к старому континенту, который стал ассоциироваться с кучей внутренних конфликтов и разборок, втягивание в которые влечет большие расходы. До сих пор Британия не доверяет Европе, тем более в вопросах своего суверенитета. Она не стала вступать в ЕС сразу, а когда вступила, то четко обозначила свои рамки: никакой политической интеграции. Но экономическая интеграция без политической, как оказалось, утопична. И теперь Великобритании предстоит трансформация собственного менталитета.

Британия — это остров со своим специфическим отношением к этому миру…

Какие прогнозы?

Сторонники Brexit не смогли показать людям самое важное: четкое виденье будущего. Вопрос был простой: мы выходим, что дальше? Ответ же получился примитивный: а дальше будет лучше. Кампания за сохранение членства в ЕС, как мне кажется, была намного более успешной. Учитывая настроения общества Кэмерон и его партнеры не зацикливались на самом ЕС. Они просто взяли и ответили на вопрос, поставленный своим конкурентам: мы выходим, а дальше экономический хаос, нестабильность и неопределенность. Никто не знает наверняка, чем все закончиться. Но плохо будет точно. Таков был их посыл. И это скорее всего сработало. Если сторонников выхода и их противников примерно поровну, то те 9–10%, которые не определились, отошли в лагерь ЕС. Ибо стабильность и определенность прежде всего.

А если Великобритания выйдет из ЕС? Об экономических последствиях уже много писали, но скорее всего они не будут критическими в долгострочной перспективе. Все важное урегулируют новыми соглашениями: дураков нету. А вот политически все намного сложнее. Так как создается прецедент, когда из ЕС впервые выходит государство. Тут и имидж, и восприятие, и толчок для всех европейских националистов. Скорее всего, лидеры ЕС на этот случай готовят сценарий более плотной интеграции союза: Британия как якорь ушла, а теперь начинаем строить настоящие Соединенные штаты Европы (пока все не развалилось). Но удастся ли им такое на фоне беженцев, роста правых и стагнации — это вопрос.

А что с Украиной? Глобально ничего серьезного. Независимо от того, чем это все закончиться, и Европе, и США с их выборами в ближайшее время будет не до нас. А Украине следует готовиться к тому, что она останется наедине. Нет, не с Россией, с собой. А это самое страшное.

Like what you read? Give Денис Длугач a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.