ЭМОЦИОНАЛЫ

(Пришла мысля, что к любым постам, посвященному Эмоциональному Авторитету следует ставить печать: «Проверено временем». Пост написан месяц назад, публикуется только сейчас).

Конечно, я задумывалась. На тему, а какие люди больше окружают меня. Какие типы и с какими авторитетами.

Семья моя — именно та ее часть, которая играет наиболее активную часть в моей жизни — сплошные «мангены», кроме папеньки-Генератора. Ни одного Проектора. Ни одного Манифестора.

Друзья? Много Генераторов, но больше сакральных. Если МанГены — то тех больше можно приравнять к «приятелям». Думаю, ничего удивительного; Манифестирующие Генераторы по отношению ко мне проявляют поверхностность, они лишь касаются моей траектории и летят по свои делам дальше, не более. Сакралы более точечны; они очень редко, но, как говориться, метко обращаются ко мне. И уходят, да. И мало реагируют на дальнейшие «инициации» с моей стороны, пока их не припрет. Раньше я грустила по этому поводу, но сейчас понимаю, что это наоборот хороший знак; и мне — покой, и они при деле. Озадачатся чем-нибудь — обязательно придут к Оле на чай, не иначе.

Много Манифесторов. Возможно, мне так КАЖЕТСЯ, так как я не могу не замечать их влияние каждого по отдельности на меня. А так, в принципе, их не много. Эти ребята обычно охотятся за моими мозгами; приходят, очень красиво слушают, успокаиваются и уходят умиротворенными. На большее не претендуют. Взамен от них получаю нечто энергетически-устойчивое, уверенное такое.

Проекторов немного. С этими ребятами весело в том плане, что они часто играют роли, им не предназначенные. Они мало влияют на меня в целом; в лучшем случае являются представителем «дружественной цивилизации», и часто мы обмениваемся наблюдениями с разных точек зрения, но с похожим механизмом того же зрения. В худшем случае ребятки эти раздражают, и тогда я стараюсь с ними не пересекаться, так как можно нарваться на Мангена в квадрате или на Манифестора в кубе. Это все карикатуры на энергетические типы.

С типами все просто. Ничего удивительного.

Удивительно другое. Меня окружают в основном ЭМОЦИОНАЛЫ. Возможно, в этом виновата какая-то статистика. Ну, не знаю. Но тенденция в моей жизни такова, что я действительно сталкиваюсь именно с ними. Я их не выбираю. Именно сталкиваюсь. Начиная с рождения. Вся семья — эмоционалы, кроме папы (тот сакральный, но, блин, настолько обусловленный эмоциями моей маменьки, что шкалит его не по-детски). Сейчас те контакты, которые у меня происходят, случаются именно с эмоциональными людьми. Так получается, что я с ними не живу (хотя скоро ожидается приезд маман… охо-хо…), и мне удается пребывать в относительном спокойствии, плюс с Антоном «подфартило» как надо; у него такой же тип и стратегия, что и у меня, поэтому рядом с ним я чувствую себя максимально собой, как это вообще возможно для меня при наличии рядом другого тела. В этом, казалось бы, счастливом стечении обстоятельств для ментального Проектора, кроется большая проблема. С самого детства я обусловлена эмоциями своей семейки, и с одной стороны аура Антона спасает меня и сохраняет, а с другой стороны я частенько скучаю по тем же эмоциям, и это выливается у меня в странное отношение к тому же Антону. Меня часто раздражает и его спокойствие, и его рассудительность, и его ровность, и в ней я не нахожу ничего нового для себя. Все равно, что есть морковь на пару: очень полезно, но безвкусно. Но, стоит появиться снова эмоционалам рядом со мной, через какое-то время я сбегаю от них к тому же Антону, прячусь под кровлю его уравновешенности.

И я задаю вопрос. Почему эмоционалы? Почему я редко встречаю «селезеночников», почему крайне редко — самопроецируемых проекторов, почему сакралов мало?

Я пока предполагаю невнятный намек на ответ. Полагаю, что мне они даются для «обучения», так же — как и я им. «Тренируйся, вон… на эмоционалах». Возможно, схема коммуникации между эмоционалом и таким абстрактным существом как я, с такой несколько отстраненной формой восприятия мира, одна из самых непростых. Уж слишком разное восприятие. Я понимаю, чем я привлекаю их. Конечно же, той самой абстрактностью восприятия, своим умением абстрагироваться от внешнего, умением отстраняться. Это то самое, о чем они внутренне мечтают, и чего не достигнут никогда. Я же, в свою очередь, скучаю по этой «вкусности», которую те же эмоции дают жизни, и эти люди дарят мне ощущение драйва, лихачества.

Я цепляюсь за них. Они цепляются за меня. Вместе мы можем пережить всю гамму жизни, но в отдельности…. Важно понять обеим сторонам, что если в этом взаимодействии что-то приобретается на время — эмоционалы приобретают мое спокойствие и рассудительность, а я — «вкусность», яркость, — то в раздельности это все моментально исчезает, и каждый остается при своем. И, да, конечно! То, что привлекает, то и является яблоком раздора. Сколько раз я слышала от родительницы своей неприятные размышления о моей судьбе, мол, ну, куда же ты, такая слабенькая и хиленькая, по жизни пойдешь? Часто, воздавая Господу благодарности за то, что он ей послал такую хорошую послушную дочь, она тут же, спустя время, может задумчиво предполагать, что все мои проблемы только от того, что я слишком вдумчивая, правильная и не стремящаяся к ярким экспериментам. Она сомневается во мне, не веря в мое «спокойствие», так как сама проецирует на меня себя же. И меня раздражает не столько ее неверие в меня, как то, что она может — ТОЛЬКО МОЖЕТ! — оказаться права, так как попади я под обуславливание «вкусного» эмоционала — пиши-пропало. В омут с головой.

В то же время ни для кого не секрет в нашей семье, что чуть что, все по отдельности приходят ко мне с мольбой: «Ну, ты же умный человек! Скажи ей!» — (это больше папина песня, когда он уже не может вынести ее). Или часто можно услышать такое: «Я хочу с тобой посоветоваться». В общем, когда эмоционалу нужна та самая отстраненность в ситуации, «трезвый взгляд на вещи», он идет к кому? Прааавильно. К тому, у кого этой трезвости с избытком. Трезвости ума, ясно дело.

И знаете, что самое интересное? Часто, очень часто, выражая свою «трезвость», они ею не удовлетворяются!

Раньше меня это злило. И сильно обижало. Но сейчас я понимаю, и мне от этого намного легче. Ведь раньше я наивно думала, что обращаются действительно ко мне как к арбитру их внутреннего судилища. Хрен! Они обращаются к моей голове только затем, чтобы она ПОДТВЕРДИЛА их НАСТОЯЩЕЕ текущее состояние. Подходят ко мне в момент «черной» фазы, надеясь на то, что на их излияния и выламывания локтей я справедливо скажу: да, так и есть, мир говно и он ужасен! Это сущая объективная правда! А я вот не говорю. Не говорю! Потому что в тот же самый момент я нахожусь в своем обычном восприятии легкой снисходительной грусти. Я говорю: ну, дружище, загнул ты слегка; да, мир — отстой, но есть вещи приятные весьма, да и времени особо нет страдать, много задач.

Конечно, в такой момент я получаю классного пинка. Меня описывают со стороны как черствого, бесчувственного человека, что, обижает, конечно, чего уж греха таить.

С положительными ситуациями точно такая же песня: ко мне подходит окрыленный эмоционал, взрывает хлопушку с конфетти, и радостно восклицает: смотри, как прекрасно! Смотри, какой смешной момент! Классно же! Ну, почему ты не реагируешь? Да потому, что не реагирую. Ромашки-цветочки-мимимим-ляляля — это все чудесно, конечно, но не стоят того, чтобы я вбухивала в это кучу энергии, особенно если я не вижу в этом глубины и смысла, а только милую поверхность. Маменька, как мне кажется, тайно обижена на меня за то, что я давно перестала ее поддерживать в просмотрах мелодраматических комедий, и вообще — любого кино, БЬЮЩЕГО на эмоции, но не выражающего их.

Может показаться, что это игра в одни ворота. Мол, все эти эмоционалы вокруг меня только и носятся со своими фазами, как куры-несушки, а я при этом всегда держу покерфейс. Аха. Как бы не так.

Естественно, я обуславливаюсь. Даже когда не хочу. Все равно, даже если я буду умом и горлом транслировать всю свою абстрактную сущность, я не смогу избежать того, что мною овладеют чужие эмоции. Я начну их переживать в полной гамме. Разница в том, что у меня при этом будет еще голова, которая будет мне сигнализировать: кэп, у нас тут какая-то херня в трюме, что делать, кэп? И часто происходит так, что это не просто херня, а такая не хилая пробоина, через которую вливаются тонны эмоций, и тело «тяжелеет» от такого внезапного давления. Я в буквальном смысле начинаю тонуть в эмоциях, уже даже не чужих, но как бы своих. И как в фильме: где затопило каюту, и чувак уже держит своим теменным потолок, пытаясь из последних сил вытягивать оставшийся воздух. Я недавно поняла такую вещь, что выражение «башню сносит!» — это как раз про меня, когда рядом — эмоционал. И еще я недавно нашла четкое звуковое описание, когда меня перекрывают чужие-свои эмоции. Внутри как будто: ЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЫЫЫЫ!!!! И неважно — хорошие эмоции или плохие. Все равно — ЗЗЗЗЗЫЫЫЫЫЫЫ!!!!! Дребезжание и лязг, конкретный такой ультразвук.

Мне-то это зачем, спрашиваю я себя? Понятно дело! Эмоции — это как специи в еде. С ними она вкуснее, приятнее, и трапеза превращается в какой-то изысканный процесс, заполненный (как будто бы) смыслом. Я вот не люблю специи. Вернее, я к ним настороженна очень. Когда мне говорят: это же карри! Или — это же мексиканская кухня! Мне это ничего не говорит, кроме того, что для меня рис ярко-желтого цвета не вселяет доверия как продукт, а от паприки бывает изжога. Но стоит мне попробовать — звезды сойдутся — и все, за уши не оттащишь. И я всегда буду есть это продукт. Но и он мне может надоесть. От приторности. От назойливости. От яркости. И захочется кусок нормального вареного мяса. Или простой огурец с грядки. И вот так я обречена прыгать по жизни: то огурцы — не огурцы, и хочется что-нибудь «эдакого», то «не могу я уже ее, проклятую, есть!» — это про красную икру, если помните.

В общем, мне кажется, эмоционалы здесь для того, чтобы «поперчить-посолить» нашу жизнь как надо, так, чтобы она казалась прекрасной.

Другой вопрос: как бы не поверить в то, что «перченое-соленое» — это и есть основа рациона. Другими словами, эмоционалы, как мне кажется, верят в то, что их «специи» — это есть основа «еды», то есть эмоции — основа жизни. И они это транслируют всем вокруг. И я, как наиболее обуславливаемый тип, подтверждаю это; да, в момент, когда я переживаю все то, что они мне передают, я ТОЖЕ верю — да я живу ими! — в эти эмоции. У меня уже хватает ума понимать, что это не совсем нормальное мое состояние, но в такие моменты я очень сильно расстраиваюсь только потому, что вынуждена вместе с эмоционалом, который рядом, проживать это и ЖДАТЬ, когда меня отпустит. Я начинаю тосковать по своему родному восприятию. Сознательность моей головы учится принимать эмоциональные вещи, и понимать, что не все то золото, что траляля. Относительность по отношению к эмоциям спасает меня в момент, когда я сталкиваюсь с «низом» эмоционала. Я уже владею некоторыми лайфхаками как уберечься от «негатива». И, кажется, на этом можно закрыть тему. А нет….Вместе с относительностью эмоционального негатива, приходиться, — с легкой грустью — констатировать относительность и позитива. Это открытие слегка разочаровало меня. Надо быть честными до конца, а не так, что негативу — нет, а позитивчик проживаем с лихвой и на всю катушку. Мне самой-то не очень хочется это принимать; единственная отдушина была– покувыркаться в радужных фонтанах эмоционалов, а тут — воно как; и это — не это…. Все по-честному надо: коли нет правды в негативе, так и нет правды в позитиве.

Я вижу, что не зря, наверное, мне даются эти люди, как и я — им. Мы учимся друг у друга. Я учусь наслаждаться через них жизнью, как от самого изысканного блюда на свете, приправленного очень сложными штуками. Но так же учусь не впадать в обжорство, учусь тому, что если все это чрезмерно принимать, то будет нехорошо. Через них учусь понимать, что нет истины в эмоциях, но в них есть правда.

А они? Чему учатся они? Ровности, рассудительности, спокойствия ума? Им нужен этот ресурс, как возможность спастись от шквала. Наверное, этому … И в то же время учатся тому, что и эти вещи ума не в состоянии убить эмоциональность. Рассудительность-то, может, и появится, но эмоции не исчезнут, нет… Через таких как я, эмоционалы понимают, что есть в мире иные системы человеческого восприятия, которые функционируют без эмоций, а, значит, они, эмоции, не жизненно необходимы, они не решают насущные вещи, не определяют настоящую реальность. То же самое, как я понимаю, что есть в мире людей системы, в которых отсутствует ум, и с этим тоже можно как-то жить, при этом жить куда интереснее, что ли, вкуснее.

Я так же поняла, что я похожа с эмоционалами только в том, что мне, как и им, нужно ожидать некой ясности в вопросах восприятия ситуации. Но качество этого ожидания очень разное. У эмоционалов ключевым аспектом является фазовость. Это ожидание разделено на пиковые моменты, и оно, видимо, в какой-то мере конечно, так как проходят фазы, и время наступления ясности как будто приближается. Но у меня не так, нет. Я никогда не могу заранее сказать, когда примерно закончится мое ожидание ясности. И в этом проблема, в этом моя неудобность для других. В моем режиме ожидания отсутствует эмоциональная составляющая; это больше похоже на продолжительный сбор информации о ситуации. Я больше ожидаю не того, что пройдут мои эмоции, а «нового» разворота ситуации, чтобы включить его в то немногое, что я собрала о ней до того. Нет в моем ожидании эмоций, но есть больше абстрактного наблюдательства, чисто исследовательского, непредвзятого, любопытства в большей мере, чем нетерпения. По мере разворачивания жизни как цельного явления, я могу где-то загрустить, где-то порадоваться, но всегда я не совсем желаю это «искренне», как это делают эмоционалы, а с легкой долей сомнения в настоящих моих чувствах. Я знаю, что все зависит от того нового, что придет на смену настоящему. И я не знаю, будет ли это конечной главой перед Ясностью, или это будет очередной этап наблюдения.

Еще я поняла, что сложно очень коммуницировать с эмоционалами именно из-за такого разного механизма ожидания Ясности. То, что оба ожидают — в этом, может быть, плюс… Но все-таки качество ожидания дает много неудобств в общении.

В одном из своих видео Джек размышлял на тему Внутренних авторитетов. Мол, нет никакого «центра» внутри тела, который «принимает решение»(от этого момента у меня, к слову, поползли мои прекрасные брови к потолку; а что, кто-то действительно считает, что есть некий «орган» или «устройство» , которое формирует полностью решение за человека? Серьезно?), что есть совокупность центров, которые между собой работают, и то самое «решение» — это как бы совместная «работа» всех «центров», а окончательный вердикт «озвучивается» через центр Авторитета. Как-то так, вроде. И вот, размышляя о эмоционалах ( Джек тоже эмоционал, хехе, какое совпадение))), я вдруг пришла к такой простой аналогии. Прекрасная, на мой взгляд.

Моя семья. Я, отец и мама. Ум, Сакрал и Эмоция. Что происходит? Когда надо принять решение для всей семьи, вибрируют все. Отец начинает проживать свой механизм внедрения в ситуацию и поиска решений. Процесс у него этот очень некомфортный, и он часто тормошит им нас с мамой. Потом я вот начинаю вступать в режим ожидания; наблюдаю за ситуацией, осознаю переходы, смыслы, прочее….И бывает, что и я, и отец уже что-то «решили», вернее, определяем в себе какое-то устойчивое отношение к ситуации, в то время когда маменька наша еще проживает свои фазы… И как бы мы с отцом не были скорые на «принятие решения», все равно — ВСЕ РАВНО! — все зависит от эмоционального состояния матери. Она пока непроэмоционирует, пока не будут отыграны все семейные скандалы — ничего не решится. НИЧЕГО. И в этом плане маман наша — это тот самый ВНУТРЕННИЙ АВТОРИТЕТ НАШЕЙ СЕМЬИ. Все центры ее — я и отец — работаем как надо, но последнее слово — за матерью. Даже если отец стукнет по столу кулаком, это не сработает. Маменька будет сопротивляться до последнего, пока не завершится ее эмоциональная фаза. Или наоборот: она может быстрее всех, якобы, прийти к «ясности», но я и отец будем до последнего сражаться за свою правду.

Семья — хорошая аналогия для тела с центрами и внутренним авторитетом. Центры — это члены семьи. А центр внутреннего авторитета — это не глава семьи, нет! Это просто такой член семьи, за которым — последнее слово. У него все спрашивают окончательного решения, уже после того, как все основные моменты пережиты, обговорены, продуманы.

Как-то так. Такие вот наблюдения об ЭМОЦИОНАЛАХ.