Кирилл Шамиев — о том, как делать программу по public policy правильно

На нашу колонку про издержки «практического поворота» на политфаке с подробной аналитикой откликнулся PhD-кандидат CEU (и выпускник ВШЭ-СПб). С согласия автора мы приводим текст его поста

Digital Мясо
Jun 17 · 5 min read
Кирилл перед поступлением в магистратуру CEU. Фото с сайта ВШЭ-СПб

Ребята из Digital Мяса написали про «практикоориентированность» бакалавриата в московской ВШЭ. Я с самого начала всей истории думал над этим, но не хотел ничего писать.

Я выпускник магистратуры Школы публичной политики ЦЕУ (School of Public Policy) и сейчас обучаюсь и пишу диссертацию в докторантуре по политологии, но на треке по публичной политике (public policy). В ЦЕУ также есть policy-oriented Center for Media, Data and Society, Shattuck Center on Conflict, Negotiation and Recovery, Center for Policy Studies, а также нон-дигри [non-degree] Global Policy Academy. Всё это колоссально практикооринетированные организации, с которыми я часто взаимодействую в рамках своего нахождения здесь. Это помогает ЦЕУ находиться примерно на 40 месте в мировом рейтинге QS по направлениям Politics и Social Policy & Administration. И я считаю, что аргумент про практическую ориентированность бакалавриата по политологии, в каком виде его сейчас представляют — большая уловка, и выпускник такой программы не сможет стать эффективным работником.

Автор колонки на Digital Мясо затронул часть моих аргументов, которые я бы хотел немного расширить:

1) Если мы хотим практикоориентированность, то она должна быть основана на международном аспекте. Как применять принципы good governance в замечательной Гане или lagging behind муниципалитетах ЦВЕ? Как настроить knowledge sharing and transfer между разными странами и органами власти, а также уровнями управления? Как перенять лучшие практики Казахстана, при этом применив их к уникальным особенностям России? А что сделать с чартерными школами в Луизиане на фоне положительного опыта в штате Вашингтон? Если мы хотим догнать паровоз, нам нельзя игнорировать международное сотрудничество.

2) Практикоориентированность основана на сильнейшем понимании всех теоретических основ существующего госуправления и проведения политических курсов. Нельзя понять new public management без знаний экономики и public choice. Нельзя использовать advocacy coalition framework без осознания того, какую роль играют ценностные установки членов коалиций, институциональных платформ принятия решений, а также открытости/закрытости политических систем. Нельзя осознать теорию veto points без понимания того, какую роль в концентрации власти играют электоральная система и система сдержек и противовесов. Если мы хотим делать специалистов-практиков, то им сначала надо вызубрить теории, начиная, простите, с Макса Вебера, Джона Локка и Макиавелли.

3) Практикоориентированность основана на понимании неизбежности values-driven решений. Откройте любой хороший хендбук по написанию аналитических записок и политическим рекомендациям, в каждом будет упомянуто, что создание политических курсов — это ценностно-обоснованный процесс. Более того, во многих книжках вы увидите безусловную отсылку к демократическому политическому процессу. Моральные ценности, нормы и взгляды невозможно исключить из принятия решений. Чем выше уровень принятия решения, тем больше представляется технократически «одинаковых» альтернатив, но которые нанесут вред и, наоборот, помогут разным группам людей и организаций.

Самый очевидный пример — gun law в США. Одни правы, что запрет на оружие приведёт к снижению смертности, это очевидно. Другие правы, что этот запрет стратегически не приведёт к исправлению причин насилия, поэтому люди будут убивать друг друга ножами и сковородками (как в России), при этом пошатнётся знаменитая американская ценность [права] снести правительство с оружием в руках. Таким образом, если мы хотим создать действительно лучшую школу, то делать вид, что политический процесс может быть полностью «технократичным», нельзя. Политика везде — get used to it.

4) Практикоориентированность основана на понимании, что рынок труда очень конкурентный, и студентам нужно п а х а т ь, чтобы преуспеть. На лучшие вакансии конкурс всегда переходит за сотню людей на 1 место, и университет просто не может обеспечить всех работой. Либо ты крутишься, либо идешь работать в менее конкурентный (иногда менее коррупционный) сектор. Я однажды пил кофе со своими коллегами, которые закончили Колумбийский, SOAS и Кэмбридж, знаете, о чем мы говорили? Ха-ха, про то, как мы все будем работать в МакДональдсе (я буду в баре в Питере, кстати, всегда мечтал). Поэтому сам по себе индикатор трудоустройства выпускников — шаткая штука, зависящая от кучи других переменных.

5) Наконец, evidence-based policymaking. Магическое слово, которое открывает сундуки с золотом. Хотите сделать выпускать крутых практиков? Жестко обучите их всем известным методам сбора и анализа качественных и количественных данных. Начните с составления онлайн-опросов и корреляций, а закончите проведением (квази-)экспериментов, работой с большими данными, искусственным интеллектом, интерпретивизмом (ага) и сбором качественных данных на уровне Ивана Голунова. Если совместить это с мощной теоретической подготовкой, то у вас будут выпускаться универсальные боевые единицы, которым останется только загрузить узкие технологические моменты с помощью стажировок и/или магистратуры. Эти аспекты как раз бывшие или действующие сотрудники практических организаций смогут быстро отшлифовать.

Это как со стрельбой из автомата. Если наизусть знаешь баллистику в разных погодных условиях, ТТХ оружия и патронов и принципы работы механизмов, то научиться метко стрелять — вопрос машинального повторения и хорошего тренера.

Что можно было бы сделать в Вышке, чтобы улучшить практическое направление политологии? По моему мнению, тут может быть несколько моментов.

1) Создайте фонд поддержки стажировок. Не надо отправлять людей в Брюссель, там дорого, но договориться с организациями в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Таджикистане, Украине, Беларуси и странах ЦВЕ вполне себе можно. Более того, в некоторых странах даже очень будут рады видеть выпускников российской Вышки. Дайте студентам денег на перелет и проживание в этих странах на 3–6 месяцев, и это даст колоссальный практический выхлоп (и расширение международного сотрудничества, кстати)!

2) Россия — постоянный член Совета Безопасности ООН. Договоритесь с агентствами ООН об организации стажировок для студентов Вышки в их страновых офисах опять же на пост-социалистической территории. У ООН (и не только) также есть онлайн стажировки, в самый раз подойдёт для ребят в низких строчках рейтинга, пока их более старательные однокурсники будет наслаждаться прекрасным пловом в Ташкенте. Опять же, дайте денег студентам поехать на стажировку, у Вышки они есть.

3) Выступите с инициативой по реформе аналитических заказов в России. Смотрите, Фонтанка писала, как в Питере ежегодно пилят деньги на региональной «аналитике». 300 тысяч рублей за один месяц получил какой-то чувак Роман Серов. ТРИСТА ТЫСЯЧ. 4000 евро. Даже для Европы неплохие деньги. Где эта аналитика? Где красивые PDF файлы? В России успели создать свой секретный региональный Congressional Research Service? Когда был публичный приём заявок? Почему нет удобной формы на сайте ЗакСа? Где методология, биографии авторов? Это все надо снести и построить заново на каждом уровне власти.

И я ещё не начинаю про закон об иностранных агентах, это ладно, решенный вопрос уже.

4) Создайте курс Applied Policy Research для четверокурсников. Разошлите тысячи заявок в органы региональной и муниципальной власти в России, предложите им бесплатно написать аналитические работы по их заказу в обмен на разработку Terms of Reference, а также активное участие в проекте в качестве клиента. Лучшим проектам пусть выпишут благодарности с печатью, а студенты дадут интервью региональными СМИ, какие местные власти крутые и молодцы, и каким им было интересно. Я учился в Питере, помогите Питеру улучшить систему общественного транспорта, разобраться с системой парковок. Муниципальные выборы скоро: помогите повысить эффективность взаимодействия муниципалитетов с городскими властями! Конечно, не все будет получаться, но на то это и образовательный проект, феерические провалы будут.

Уверен, если провести полноценный анализ практик лучших университетов, то можно будет пополнить список чем-то ещё.

Слоган моего факультета «Purpose Beyond Power».

Пока я вижу только желание получить или обслужить power, но искренне надеюсь, что в скором времени появится убедительная и честная purpose.


Редакция может не разделять мнение, выраженное в публикации.

Digital Мясо

Written by

University Dies in Darkness. https://t.me/digitalmy