#ЗдравствуйФеликс. Может ли пространство быть моральным?

О прорехах в аргументах сторонников сноса памятника Феликсу Дзержинскому в Вышке — колонка Сергея Изотова.

“Мы — группа студентов и выпускников НИУ ВШЭ выступаем с инициативой демонтажа памятника функционеру государственного террора — Феликсу Дзержинскому, который располагается на территории нашего университета и бросает тень на его репутацию”.

С этого начинается обращение авторов акции (или лучше сказать хэштега) #ГудбайФеликс. Читаем дальше:

“Памятник был установлен в 1937 году и достался учебному корпусу Вышки на Шаболовке в наследство от шпульно-катушечной фабрики имени Дзержинского и является объектом большевистской монументальной пропаганды. Мы глубоко убеждены, что ценности нашего университета не могут ни в какой форме примириться с теми трагическими реалиями террора, которые символизирует и оправдывает своим нахождением в учебном корпусе этот памятник”.

Прочитали? Запомнили? А теперь о том, почему Дзержинский все-таки должен остаться.

Строчка из сталинского гимна СССР в вестибюле станции метро Курская Кольцевой линии.

“Памятник является объектом большевистской монументальной пропаганды”.

Здесь само пространство внезапно обрастает моральными ориентирами. Знаете, что еще является объектом большевистской монументальной пропаганды? Московское метро! Давно ли вы перечитывали названия станций? “Площадь Революции”, “Библиотека имени Ленина”, “Марксисткая”, “Площадь Ильича”… Давно ли обращали внимание на интерьер, на архитектурные (подлинно тоталитарные) моменты? В вестибюле “Курской” вообще отлит сталинский вариант советского гимна. Натурально над человеческой головой присутствует вербальный вождь: “Нас вырастил Сталин на верность народу”, ну же, ну, вспоминайте!

Давайте снесем все сталинские высотки на радость МГУ. Давайте уничтожим ВДНХ. Здание Центрального телеграфа — тоже к черту! Давайте разберем Москву вместе с агломерацией по кирпичикам и попробуем слепить что-то новое, соответствующее вашим стандартам. Оглянитесь, друзья, вы окружены “монументальной пропагандой большевиков”. Вот только проблема в том, что пространству как таковому нельзя приписывать этическое измерение. Проблема в том, что пространство не может нести ответственность, оно бессубъектно.

“Ценности нашего университета не могут ни в какой форме примириться с теми трагическими реалиями террора, которые символизирует и оправдывает своим нахождением в учебном корпусе этот памятник”.

Памятник символизирует ровно то, что вы в него вкладываете. Конфликт интерпретаций. Само по себе гипсовое сооружение остается вне этического момента. Да, пространство отражает культурный код, отражает эпоху (или эпохи). Но, простите меня, Феликс Дзержинский — это наша история. Большевизм — это наша история. Повседневность СССР это один из культурных истоков нашей повседневности. Банально потому, что это было. Банально потому, что так жили. Более того, очень странно, что авторы инициативы прибегают к аргументу “ценности университета”.

Ровно таким же образом, несоответствием ценностям: ненавистные авторам #ГудбайФеликс противники Мисс НИУ ВШЭ (чувствуете, как уходит градус патетики?) оправдывали её закрытие.

Памятник Дзержинскому с Лубянской площади сейчас — в парке Музеон.

“Мы не против истории, но место этому памятнику в музее”, — ответят мне.

Нет, место памятника там, где он был построен. Место граффити на той стене, на которой оно было нарисовано. В отрыве от органичной среды памятник лишается всякой минимальной художественной (общекультурной, как угодно) ценности. Зачем перепридумывать пространство, если можно с ним работать?

Обратимся к опыту креативных кластеров: ARTPLAY, Хлебозавод, Красный Октябрь, Арма… История этих зданий идентична истории зданий на Шаболовке. Некоторые построены до революции, некоторые после, но все ассоциируются с торжеством производственных мощностей социализма. Тоталитарное по сути наследие. Теперь там дизайнерские бюро, площадки для рейвов, фотостудии, коворкинги и арт-галереи. Так давайте креативно присвоим себе Феликса, нежно и безболезненно апроприируем его (ему понравится, поверьте), why not? Конкурс проектов устройства дворика, с приоритетным вниманием ко мнению той части вышкинского сообщества, которая регулярно обучается в обсуждаемых зданиях.


Приватизация прошлого даже в проекции на локальный уровень — это шаткий путь. Навязывание однонаправленной моральной перспективы, желание переоборудовать третью полочку слева под собственное видение некоторой ценностной шкалы, — это замечательно, но только до тех пор, пока это не затрагивает несогласных с вами.

“Наша инициатива не является политической акцией, в своих оценках личности Феликса Дзержинского и значении его памятника мы исходим из общечеловеческих нравственных принципов”.

Я думаю, Феликс Дзержинский тоже верил, что руководствуется общечеловеческими принципами.