Собрать по частям китайскую мозаику

Что мы знаем о цифровом Китае? Когда читаешь публикации уважаемых изданий получаешь одну картинку, когда китайские первоисточники — другую, когда аналитику исследовательских институтов — третью. Мы решили собрать все части мозаики.

Цифровой ленинизм

О создаваемой в Китае системе e-governance сравнительно много публикаций. Один из их основных сюжетов — рассказ про тоталитарное государство, устанавливающее контроль над личностью человека с помощью инновационных технологий. Для его идентификации используются образы «Большой брат 2.0», «Цифровой ленинизм» и др.

В качестве одного из примеров нередко приводят «систему социального рейтинга», которую в Китае запустили в 2014 году, а сегодня «пилотируют» в отдельных городах. Планируется, что в 2020 году ее распространят на всю страну, и это значит, что для каждой компании, каждого жителя Китая будут рассчитываться рейтинги. В зависимости от поведения и достижений будут либо начисляться баллы, либо сниматься. Обладателям высокого рейтинга будут предоставляться социальные и экономические льготы, а обладатели низкого рейтинга будут, наоборот, подпадать под административные и экономические санкции. Расчеты будут вестись на основе десятков тысяч показателей, полученных из сотен организаций. Происходить это будет в режиме реального времени, а результаты будут доступны онлайн.

Авторы публикаций выражают обоснованные сомнения в технической работоспособности системы и социальной достоверности применяемых алгоритмов. Выступают за необходимость цифровой конфиденциальности. Опасаются, что государство и искусственный интеллект станут всемогущим регулятором отношений в обществе, и задаются вопросом — станет ли такая узурпация власти эффективной, для каких задач и надолго ли?

Социальная технология как ключ к экономическому развитию

Между тем, прямое изучение «Программы создания системы социального кредита (2014–2020)» показывает, что китайское правительство, своими первоочередными задачами считает экономические, а не политические.

По мере замедления темпов глобализации у страны появилась потребность ускорить развитие внутреннего рынка. Однако, его анализ дал неутешительные выводы: работающей рыночной инфраструктуры нет, мошенничество — повсеместно, уровень доверия между всеми игроками — минимальный, механизмы защиты законных интересов — отсутствуют.

Рассудив, что социальное доверие — это фундамент развития (в т.ч., за счет снижения транзакционных издержек), правительство Китая решило ввести рассчитанный по алгоритмам и верифицированный государством социальный рейтинг абсолютно для всех субъектов китайской экономики. Одновременно ускорив процесс оцифровки всего, что возможно.

Предполагается, что в результате «Программы»: повысится качество государственного управления, вырастет уровень безопасности (из-за роста качества продуктов и лекарств, соблюдения норм труда на производстве, и пр.), упорядочится товаропоток и спадет волна мошенничества (как через платформенные решения, так и кодирование товаров). Возрастет эффективность деятельности правоохранителей и финансового надзора, улучшится управление налогами (в т.ч., льготами), появится доверие к судебной вертикали власти. Начнется диверсифицированное регулирование ценовой политики, снизится уровень коррупции государственных закупок, появится новая система торгов и общественные сервисные платформы. Будет решен вопрос качественного и недорогого строительства (а заодно минимизированы традиционные мошеннические схемы). Организуется транспортная система страны, возрастут объемы электронной коммерции, отрегулируется деятельность экономических подрядчиков. Будет сформирована новая статистическая отчетность. Возникнет надежная социальная защита населения. Новое развитие получат образование, культура, туризм и спорт. Приблизится к ответу вопрос защиты интеллектуальной собственности и создастся экологический мониторинг.

Описание именно этих, а не политических пунктов, составляет основную часть «Программы создания системы социального кредита».

Если смотреть на ситуацию под этим углом, то критикуемое сотрудничество крупных кампаний с властью выглядит уже не как признак тоталитарного государства, а как выгодное всем объединение усилий для запуска ответственного внутреннего рынка.

Оксфордская аналитика и искусственный интеллект

Серьезных аналитических разработок цифрового Китая немного. Одна из них — доклад «Deciphering China’s AI Dream»[1], подготовленный «Future of Humanity Institute, University of Oxford». Он интересен еще и тем, что посвящен разработкам искусственного интеллекта в Китае, и потому говорит не только о настоящем, но и о будущем китайского цифрового эксперимента.

Показательно, что свою работу автор начинает с разговора о четырех мифах, которые есть на Западе в отношении Китая, и которые не выдерживают проверки фактами. Один из них — это миф о том, что «социальные кредиты» появились в рамках Программы в 2014 году. На самом деле, они стали логичным следствием длинного пути, пройденного Китаем. Того пути, на котором некоторые усилия давали результаты только через тридцать лет, а культурные традиции имеют значение.

Также в докладе говорится о том, что

  • в 2020 году китайская ИИ-индустрия будет на уровне большинства развитых стран. В 2025 Китай станет мировым лидером в некоторых сферах искусственного интеллекта, а в 2030 — главным центром инноваций в области искусственного интеллекта.
  • Поскольку мировой рынок ИИ-отраслей растет, то в случае реализации своей стратегии, Китай извлечет из этого максимальную прибыль, ведь его ВВП может увеличиться на 26% к 2030 году[2]
  • для достижения этой цели страна активно вкладывает деньги в развитие ИИ, планируя к 2020 году увеличить в десять раз вклад ИИ в свой ВВП (включая смежные отрасли). Однако, пока нет точного ответа на вопрос — как долго можно будет формировать такой экстенсивный рост
  • хотя в Китае есть опыт быстрого достижения впечатляющих результатов (например, создание суперкомпьютера[3]), для создания аппаратной основы искусственного интеллекта понадобится стране понадобится много времени время — эту задачу планируется решить только к 2030 году
  • скорее всего, это придется делать собственными силами, поскольку сегодня США и Европа защищают свои технологии будущего, в число которых входит и искусственный интеллект. Однако, ранее определенные покупки на западном рынке Китаю, все же, удалось сделать
  • Китай активно зовет к себе на работу зарубежных специалистов, в т.ч., представителей китайской научной диаспоры, численность которой достигает четырехсот тысяч человек по всему миру. В настоящее время уже привлечено полторы тысячи ученых. Это отличные специалисты, но пока не «лучших из лучших», приезд которых сдерживается из-за того, что научная культура Китая сфокусирована на быстрых результатах, возможности местных китайских сетей для развития ограниченны, а вопрос получения достойного образования детьми этих ученых не решен
  • главным ресурсом развития искусственного интеллекта в Китае сегодня являются большие данные. Благодаря тотальной цифровизации, объединяющей воедино экономические и социальные показатели, их объем возрастет на порядки. Согласно докладу CCID Consulting, в 2030 году Китай будет обладать 30% всех мировых данных. Ряд китайских корпораций считают это своим главным конкурентным преимуществом. Однако, все может измениться, если появятся новые алгоритмы, с меньшей потребностью в заранее подготовленных данных.
  • для совершенствования алгоритмов обработки данных Китай ведет обширную исследовательскую программу, но все еще отстает от США и Великобритании в фундаментальных исследованиях[4]. И одна из причин этого — более зрелая коммерческая ИИ-экосистема, прежде всего, в США, что, как минимум, значит большее количество специалистов, прошедших через все проектные циклы
  • китайское правительство старается развивать коммерческие ИИ-экосистемы. Например, в ноябре 2017 MoST[5] определил четыре компании для лидерства в развитии национальных инновационных ИИ-платформ. Одновременно китайское правительство начинает играть всё большую роль в финансировании венчурных проектов, сделав колоссальный рывок за последние два года
  • основную конкуренцию Китаю сегодня составляют: США (лидер в области ИИ), Япония (страна роботов), Великобритания (лидер этических стандартов в роботехнике и искусственном интеллекте), Европейский Союз (реализует самую перспективную исследовательскую программу). В отношении каждой из этих стран реализуется своя стратегия. В частности, к 2030 году Китай, располагая огромными данными, планирует справиться с британским лидерством, предложив миру свои законы, правила и этические нормы ИИ, а также систему оценки и контроля безопасности ИИ
  • конкуренция Китая и США также проявляется в военной сфере. Однако, насколько можно судить по китайским источникам, основные разработки этой страны пока ведутся в рамках оборонительной доктрины, призванной компенсировать возросшую активность США в Тихом океане
  • Китай имеет все предпосылки для того, чтобы получить колоссальные экономические выгоды от развития искусственного интеллекта. Однако, социальные последствия этого также будет огромны. Например, отчёт McKinsey Global Institute допускает, что в будущем 51% рабочих активностей в стране будет автоматизировано. Это приведет к резкому росту безработицы, «цифрового неравенства» и множеству других разрывов в китайском обществе.
  • Поэтому Китай активно развивает электронное государство, способное максимально эффективно ответить на эти вызовы. Для этого планируется интегрировать ИИ в широкий спектр государственных услуг. В первую очередь, в юридические, медицину и общественную безопасность.

Послесловие

Судя по всему, в Китае идет масштабный процесс системной цифровизации, охватывающей экономические, социальные, и даже политические процессы, управление которыми планируется отдать искусственному интеллекту. Основная цель данного этапа — внутреннее развитие для обретения устойчивости (и тут все средства хороши). Основная цель следующего — стать одним из тех немногих, кто будет определять повестку развития нового цифрового мира.

Сноски

[1] Неполный русский перевод можно найти по ссылке https://medium.com/@constantinealenrobson/расшифровка-китайской-ai-мечты-b4541fb97801

[2] https://www.pwc.com/gx/en/issues/analytics/assets/pwc-ai-analysis-sizing-the-prize-report.pdf

[3] Китай превзошёл США по количеству суперкомпьютеров (167 против 164), а китайский суперкомпьютер Sunway TaihuLight, использующий разработанные в стране процессоры, стал самым быстрым в мире в июне 2016

[4] McKinsey Global Institute(a). Artificial Intelligence: Implications for China. April 2017. Discussion Paper Presented at the 2017 China Development Forum

[5] Ministry of Science and Technology of the People’s Republic of China