Третий путь: европейский сценарий цифрового правительства

Европа ищет свой путь построения e-governance, пытаясь одновременно сохранить существующие тренды устойчивого развития и придать системе ускорение. Что этому способствует, что препятствует, и какие существуют решения?

На карте мира Европа много лет занимает устойчивое первое место по уровню развития e-governance. Оно достигается благодаря высокому уровню развития инфраструктуры и человеческому капиталу. Однако, на карте готовности к будущим переменам, например, к внедрению искусственного интеллекта в государственное управление, она серьезно отстает от таких стран как США и Китай. Для того, чтобы сократить отставание, Европа начала реализацию стратегии «третьего цифрового пути»[1], суть которой в том, чтобы, сохранив существующие тренды устойчивого развития, запустить вторую волну ускоренных GovTech-перемен.

Частью реализации этой стратегии, стал Парижский саммит, собравший 12 ноября европейское сообщество GovTech. Официальной целью саммита стал поиск того, как новые технологии могут улучшить государственные услуги и демократические практики. Неофициальной — способствовать формированию нового рынка, где Европа может утвердить свое лидерство.

Основное отличие GovTech от традиционного внедрения технологий в государственное управление является активное участие граждан. Предполагается, что именно Европа с ее серьезными демократическими традициями способна решить задачу слияния технологии и социума в управленческой практике.

Интересно, что на саммите дискутировался не столько механизм участия, сколько его измерение. Присутствующие пытались понять в каких показателях описать процесс, который должен реально происходить, а не соответствовать формальным демократическим критериям. Ведь только это позволит использовать главное конкурентное преимущество Европы — человеческий капитал — по максимуму.

Есть, по крайней мере, шесть факторов, способствующих тому, чтобы GovTech развивался в Европе. Часть из них — общие для всего мира, а часть — местные.

1. Уменьшение госбюджетов, вынуждающее правительства стран думать, как можно повысить эффективность экономя.

2. Запрос от населения. Граждане, привыкшие к удобным приложениям частных кампаний, ожидают того же от государства.

3. Снижающиеся цены на технологии. Это позволяет небольшим кампаниям предоставлять услуги, которые не менее надежны, чем услуги крупных корпораций.

4. Готовность бюрократии. Демографические сдвиги внутри государственных администраций приводят к появлению более молодых и технически подкованных чиновников в департаментах. Часто они имеют мотив и способность к реализации цифровых проектов

5. Открылось окно возможностей. В ряде стран, первыми начавших цифровизацию, истекает срок действия долгосрочных контрактов на уже устаревшие системы ИКТ. Поскольку они дорогостоящи и не подлежат серьезной модернизации, то это хорошая возможность поменять модель своей работы

6. Политика ЕС направлена на развитие электронного правительства, поощрение изменений, развитие демократических практик и формирование единого большого рынка

Одновременно, существует, по меньшей мере, пять проблем на пути интеграции технологий в государственные функции.

1. Процедура закупок: долгая и сложная. Согласно исследованию Всемирного Банка, продолжительность платежных циклов в европейских экономиках составляет от 30 до 60 дней, а сложность этого процесса (по данным Boston Consulting Group) является главным барьером для представителей стартапов.

2. Инфраструктура недостаточна. Даже в такой высокоразвитой стране как Германия существуют серьезные проблемы, связанные с устаревшей инфраструктурой и монополизацией рынка.

3. Цифровые навыки государственных служащих ЕС далеки от требуемых. По данным Accenture, 59% государственных агентств в Европе испытывают проблемы найти людей с нужными навыками для поддержки инноваций.[2] Да и в целом, бюрократическая культура, по-прежнему, не поощряет риск и инициативу.

4. Выход Великобритании, которая была мировым лидером GovTech из ЕС, резко ограничивает как ее собственные, так и общеевропейские возможности в конкурентной борьбе с США и Китаем. Резкая активизация действий Франции и Германии в последние два года во многом является вынужденной реакцией на Brexit.

5. Экосистема развития GovTech находится в зачаточном состоянии.

Можно предложить несколько решений, способных справиться с этими проблемами, и дать шанс положительным факторам выполнить свою работу.

1. Финансы. Как правило, главный вопрос реформ — это деньги. В данном случае они есть. На правительственные технологии по всему миру тратится около четырехсот миллиардов долларов США. Однако, большая часть этих трат неэффективна. А значит, все, что нужно сделать, — это перераспределить существующие ресурсы от устаревших IТ-систем в пользу более передовых решений GovTech. Ожидается, что если последний наберет силу, то за несколько лет объем рынка вырастет втрое — до 1,2 трлн. Соответственно, основной вопрос — как сделать так, чтобы заработала система производства этих решений и их внедрения.

2. Закупки. Хороший опыт по устранению барьера закупок имеет Великобритания. В т.ч., он дает понимание того, до какого предела может дойти государство в своем одностороннем движении, и какие перспективы открываются, если экосистема работает в комплексе и все заинтересованные стороны движутся навстречу друг другу.

3. Инфраструктура. Опытом трудного преодоления инфраструктурного отставания могла бы поделиться Германия. Долгие годы она пыталсь оставить этот процесс бизнесу, но в итоге государству пришлось всё взять в свои руки, организовав и создание физических объектов, и регуляцию отношений их будущих пользователей.

4. Экосистема. Это ключ к успеху и это самое сложное. Для того, чтобы сформировать массовое предложение госслужбе со стороны GovTech-сектора, необходимо, чтобы в нее включились все возможные игроки (стартапы, средние и крупные предприятия, некоммерческие организации и др.). Для этого понадобится создать не только техническую инфраструктуру, но и отрегулировать финансовые потоки (венчурное финансирование), ввести изменения в нормативную базу, выстроить систему отношений между всеми заинтересованными сторонами. Но и это еще не всё. Чтобы процесс был управляем и не растянулся на долгое время, потребуется обеспечить опережающее развитие одному или нескольким направлениям стартапов, вытягивающими за собой всех остальных.

5. Культура госслужащих. Если развитие цифровых навыков чиновников — это вопрос планируемого обучения, то изменение их профессиональной культуры — процесс долгий и требующий социальной инженерии. Примерные контуры желаемого результата предложили авторы отчета «GovTech Europe’s next opportunity». Они сделали уникальную работу, синтезировав передовой (британский) правительственный опыт и опыт двух тысяч европейских GovTech-стартапов. По итогам были разработаны рекомендации. Но не только для правительства, а и для тех, кто хотел бы предложить технологии для государственного сектора. Ведь GovTech — это, прежде всего, целенаправленный диалог, а технология — средство для этого.

Ссылки и комментарии

[1] В Financial Times: «There is a ‘third way’ for Europe to navigate the digital world»

[2] Accenture, Accenture Innovation Index 2017, www.accentureinnovation.co.za/#