Дуэль

Картинка от автора

Ах, как детишки быстро растут! Помню, наблюдал за Эдиком во дворе нашем — все пацаны за гаражами курят, а этот мечется туда-сюда, то бутылки пустые собирает, то железки всякие, то на турнике висит. Какой мальчик был хороший! Смотрел на него все время с балкона, когда курить выходил, и наглядеться не мог. Иной раз, своего малого позову да показываю ему на Эдика: “Вон учись, как жить нужно, бестолочь!” — подзатыльник дам и в комнату обратно выгоню, чтоб табаком смолоду не дышал.
Знал я еще тогда, что Эдик в люди выбьется, как в воду глядел! Никто во дворе не выбился никуда, а Эдик выбился! Глаз у меня на это дело наметанный!
Вчера в городском совете сам лично Эдика выдвигал! Говорю депутатам, мол: 
- Эдуард Павлинов! Смотрите, какой красавец! Какой молодец! Не пьет, не курит, матом не ругается! Да бизнесмен еще к тому! Ну, чем вам не мэр?!
Эдик стоит, улыбается, счастливый весь такой, румяный, да вдруг бабка капээрэфовская из зала как вякнет:
- Мэров в городе N не было отродясь! Совет у нас всем управляет! И совет главу выбирает, а не мера какого-то! Иш, выучили словечки! Капиталистические прикормыши!
Ну, мне обидно, ясно дело. Чего она с темы-то съезжает? Я ей такой:
- Варвара Никитишна! Ну, что уж вы к словам цепляетесь?! Вы по существу говорите, нравится вам Эдик, Эдуард Нарцисович, в смысле, или нет? На кой сейчас демагогию-то разводить?
- Не нравится! Не нравится он мне, хоть режьте, не нравится! — бабка аж на визг перешла, — И мужу моему не нравится! Правда, Иван Индустрич?
А муж ее, старичок, рядом сидит, да поддакивает:
- Правда, Варвара Никитишна, не нравится он нам!
Я прямо вспотел! Так и знал, ведь, что коммунисты меня не поддержат! Никогда не поддерживали, и сейчас не поддержат! Им жить осталось полтора понедельника, всем уж за семьдесят, а они, чем гробы колотить, кандидатов своих выдвигать хотят! Ну, ни себе, ни людям!
Бабка, настырная такая, продолжает визжать:
- Чего ваш Нарцисович делать-то может?
Ее в зале поправляют:
- Эдуард Нарцисович!
А она такая:
- Да, хоть, Авраам! Чего он сделал полезного за жизнь свою для города N? Скажи им, Иван Индустрич!
- Ничего, Варвара Никитишна! Ничего полезного он не сделал!
Ну, к такому повороту я был готов. Тут уж, право, мне было что сказать:
- А вы, господа хорошие, много сами полезного сделали? Статейки в газеты? Митинги под флагами красным? Разве это дело? Вы конструктив нам предлагайте, конструктив! А критиковать-то кого угодно можно!
Бабка, прям, опешила, говорит:
- Мы хоть мнение свое имеем и идею, что Ленин нам завещал! А вы, единороссы, сидите только и бюджеты считаете! Кому отвалится сколько, да кабы кого не обидеть! Конструктива захотели? Свой у нас кандидат имеется! Вон сидит, полюбуйтесь! Владимиром звать, Разин — фамилия! Поддерживаем мы его! Правда, Иван Индустрич?
- Поддерживаем, Варвара Никитишна! Хороший парень он у нас!
Их кандидата я тоже с детства знал, заморышем был он гадким. В соседнем районе проживал. Бывало, гуляю с сыном по бульвару, а Володька этот сидит на лавочке с дружками своими, да на гитаре бренчит, что, мол, ключ на границе пополам переломлен! Я сынку — хрясь! — подзатыльник отвешу да прикрикну: “Вон гляди, шпана какая! Смотри, не вздумай с ними повестись!”
Доигрался Володька, допелся. Секретарь теперь он у них, в компартии, а шелупонь, что за водкой ему бегала, сплошь коммунистической стала. 
В общем, как только бабка закончила, Владимир этот сам слово взял. Пафосно так встал и орать на весь зал, как Ленин, начал:
- Товарищи, доколе это продолжаться будет? Нас в зале двадцать четыре человека сидит, а за нас решает все Кардиналов Владислав!
Я чуть на пол не свалился от слов его! Да, как же я решаю? Я же просто предлагаю всегда! Иногда словами предлагаю, иногда делами добрыми, иногда денежкой. А решает-то все совет! Право слово, хотел в тот миг возразить, да дар речи потерял! А Володька продолжает:
- Вы сейчас проголосуете за кандидата в угоду Кардиналову, а свое мнение спрячете подальше! Разве это демократия? Голосовать нужно тайно и анонимно! Только так справедливо будет! Скажите, Иван Индустрич!
- Справедливо, Володь! Только так справедливо!
Ну, тут уж, я собрался с мыслями да говорю нахалу этому:
- Зачем же ты, любезнейший, депутатов оскорбляешь? У нас тут все люди самостоятельные, честные! И к чему твои сложности? Это же надо бюллетени готовить, кабинки, урны. Долго это! Руки поднимать, конечно, не новый метод, дедовский, я бы сказал, но зато быстрый и проверенный!
А он мне так нахально:
- Значит хотите дедовскими методами все решить? Тогда я вызываю Эдика вашего на дуэль!
Не люблю я эту молодежь современную, право дело, вспыльчивые они какие-то, нервные. Ну, как им объяснить, что конструктива нам надо, а не драки? 
Говорю я бестолочи этой:
- Так, зачем же дуэль? Мы люди старые, но цивилизованные. Мы и за твое предложение сейчас проголосуем.
Гаденыш этот перебить меня хотел, да я ему не дал. Недаром, в совете десять лет работаю, все уловки уже знаю! Я голос громче сделал и продолжил:
- Господа, давайте проголосуем! Кто за то, чтобы выборы главы города проводились тайно?
Ползала руки потянули. Многовато, думаю, уточняю:
-Там на задних рядах меня не расслышали, наверное. Повторяю! Голосуем за предложение господина Разина!
Несколько рук опустилось. Стало все в порядке. Не подвели меня коллеги! 
Володька в этот миг вскипел аж весь: “Беспредел!” — кричит: “Да, я управу на всех найду! Да, так нельзя!” Суматоха началась, галдеж! Володя под визги эти схватил за руку Варвару Никитишну, из зала выбежал, а коммунисты все за ними помчались. 
Обрадовался я сразу! В совете только правильные люди остались, верные слуги народа! Теперь и голосовать за главу города стало можно, за Эдичку моего. 
Стоял он все также молча, на депутатов смотрел, улыбался, прям как в детстве, когда я с балкона за ним присматривал. Глядеть любо дорого! 
- Ну, господа, — говорю я, — давайте успокоимся все сейчас и проголосуем трезвым рассудком! Кто поддерживает кандидата моего, Эдуарда Нарцисовича?
Разом руки вверх взметнулись! Не совет, а орлы! 
- Начал я голоса считать и, вдруг, понимаю, что одной руки-то не хватает. Ну, думаю, ладно. Спрашиваю:
- А за Владимира Разина есть кто?
За Володю никого не оказалось.
- А кто воздержался, господа? Одного голоса не хватает.
Тут весь зал переглядываться начал, предателя искать. Вдруг смотрим — а на последнем ряду старичок наш Иван Индустрич головой поник. И не двигается что-то.