Пенсия как оправдание государства

Sergey Boyko
Jun 17, 2018 · 6 min read

Пенсионная система — это величайший соблазн и обман со стороны государства. Государство подкупает людей, обещая относительно достойную жизнь в будущем на пенсии, при этом отбирая уже сегодня громадные суммы в виде налогов и страховых взносов. С самого начала возникновения современных пенсионных систем мы имеем дело с ловким политическим манипулированием со стороны государства, когда в обмен на обещание социального обеспечения в нетрудоспособном состоянии, людей — работников и работодателей — обирают сегодня. Тем более, что обещанного многие просто не дождутся.

В 1889 г. при активном участии Отто фон Бисмарка был принят Закон о страховании по инвалидности и возрасту. Он охватывал всех рабочих, а также служащих с годовым доходом до 2 000 рейхсмарок в год и предусматривал выход на пенсию по достижении 70 лет. При этом не делалось различий между мужчинами и женщинами, а также между рабочими и чиновниками. Бисмарк при ведении института государственной пенсии преследовал следующие политические цели: во-первых, воспрепятствовать распространению социалистических идей, а во-вторых, связать граждан патерналистическими узами с государством. Примечательно, что средняя продолжительность жизни в Германии в то время оставляла для мужчин 40,6 года, для женщин — 44 года. Застрахованные лица, как правило, не достигали пенсионного возраста, поэтому получение пенсии по старости было весьма редким исключением.

Отто фон Бисмарк, первый канцлер Германской империи

В целом без разницы, какие системы государственного пенсионного обеспечения существуют — солидарные или накопительные, либо какой-нибудь сложный коктейль из той и другой. Солидарная система предполагает, что государство принуждает работающих сегодня оплачивать пенсии пожилым гарантируя принудить следующие поколения оплачивать уже их пенсию. Таким образом, вместо принципа индивидуальной социальной поддержки в рамках семьи или создания собственного страховочного капитала на старость посредством накоплений, государство внедряет принцип так называемой “солидарной ответственности поколений”. Другими словами, вместо того, чтобы самим заботиться о своем будущем, людей приучали к мысли о том, что государство о них позаботится. Тем самым, государственная пенсионная система, основанная на принципе “солидарной ответственности поколений”, фактически стало важнейшим аргументом, оправдывающим существование государства.

Но пенсионная система, основанная на так называемой “солидарности поколений”, по сути своей является перераспределительной, то есть у кого-то надо взять, чтобы кому-то дать. Такая система эффективно и даже с выгодой для государства функционирует, когда количество работающих существенно превосходит число пенсионеров, а пенсии не очень велики. Но встав на путь подкупа граждан, государство постепенно вынужденно расширять число получателей пенсии и увеличивать саму пенсию. Электоральная демократия, которая в той или иной форме распространилась в течение XIX-XX вв. во всем мире сделало пенсионеров очень влиятельной в политическом плане социальной стратой. Успехи медицины, приведшие к существенному увеличению продолжительности жизни и “демографический переход” в XX веке, когда уровень рождаемости в экономически развитых странах существенно снизился, привели к смене демографического баланса в сторону существенного увеличения доли старших возрастов. Теперь на одного пенсионера приходиться в лучшем случае два работающих, а к 2030 году один работающий должен будет содержать одного пенсионера. Поэтому распределительные пенсионные системы, основанные на принципе солидарности поколений, ведут в настоящее время государства к коллапсу.

И пытаются чиновники косметическими методами оттянуть время наступления смерти распределительных пенсионных систем посредством постепенного увеличения пенсионного возраста и все большего увеличения страховых взносов. Отказаться от взятых обязательств по пенсионному обеспечению означает для современного государства политическую смерть. При этом распределительные государственные пенсионные системы стимулируют индивидуумов к снижению производительности труда — без разницы сколько ты зарабатывал, все равно получишь усредненную пенсию, к иждивенчеству — стремление к раннему выходу на пенсию, созданию малодетных или бездетных семей.

Обязательные государственные накопительные системы принуждают людей — работников и работодателей — накапливать будущие пенсии. Пенсионные накопления затем передаются в государственную управляющую компанию (Шведская модель), либо в частные управляющие компании и негосударственные пенсионные фонды (Чилийская модель) для вложений в разнообразные финансовые рынки. Данные системы более прогрессивные, но их недостаток заключается именно в государственном принуждении к страховым взносам и инфляционных рисках, обусловленных государственным вмешательством в финансовые рынки. Фактически над любыми накоплениями в современных искаженных государствами экономиках висит как дамоклов меч угроза обесценения. Различные смешанные пенсионные системы, сочетающие распределительно-накопительные принципы, представляют собой попытки скрестить между собой ежа с ужом. Опыт показывает, что балансировка подобных пенсионных систем очень сложна. Вместо того чтобы дополнять друг друга, обеспечивая и минимальный уровень замещения доходов после ухода на пенсию, и дифференциацию в зависимости от размеров доходов, смешанные пенсионные системы разделяют общий пирог, обделяя друг друга. В итоге финансовых ресурсов не хватает и для распределения, и для накопления, а издержки на поддержание функционирования подобных систем на порядок выше, чем поддерживать только распределительную или только накопительную.

Собственно в России так и произошло. В 2002 году в первый срок президенства Владимира Путина была проведена первая пенсионная реформа, которая дополнила государственную страховую пенсию основанную на солидарном принципе накопительной частью. Накопительная часть пенсии была ориентирован только на лиц, родившихся после 1967 года и на нее было выделено 6% из 22% взымаемых с каждого работающего гражданина пенсионных страховых взносов. Граждане, родившиеся после 1967 года, получили возможность передавать по наследству, а также право ежегодно менять управляющего своими пенсионные накоплениями между разным управляющим компаниям или пенсионным фондам, в том числе негосударственными. Правда, в бюджете Пенсионного фонда России сразу образовалась дыра в виде изъятых 6% на накопительную часть, которую Правительство вынуждено было закрывать трансфертом из федерального бюджета. Но годы были тучные, поэтому бюджетных денег не считали. Правда со временнем ежегодный транш на покрытие дыры в бюджете ПФР из-за введения накопительной пенсии рос, к этому добавились последствия увелечения пенсии в рамках так называемой валоризация, когда государство переоценило в сторону повышения пенсионные права, приобретенные гражданами на своих работах до 2002 года. В итоге “Крымнаш” 2014 года и трехлетняя рецессия заставила российский финансовый блок в Правительстве РФ сдать в утиль накопительную пенсию. С 2014 года в рамках, так называемой “заморозки”, все 22% отчислений работодателями пенсионных страховых взносов перечисляются на страховую пенсию, а на накопительную пенсию — 0%. В 2017 году государство констатировало, что возобновления отчислений в рамках 6% накопительной пенсии больше не будет.

Отказ в России от накопительной пенсии позволил сбалансировать государственный бюджет, но не позволил решить основную текущую проблему текущей пенсионной системы: за чей счет увеличить пенсию текущим пенсионерам. Есть три способа решения этой задачи. Первый способ, изменить структуру бюджета, т.е. уменьшить расходы на чиновников, на армию и спецслужбы, на поддержание национальной экономики в виде государственных корпораций. Но этот способ чреват подрывом политической базы политического режима Владимира Путина. Второй способ — повысить пенсионные страховые взносы. Однако их величина и так уже запределно высока, что приведет к массовому возрату к практике выдачи зарплаты в конвертах. Третий способ — это повышение пенсионного возраста для текущих работников. И так как здесь власти ожидают наименьшего сопротивления со стороны общества, то премьер-министр Дмитрий Медведев анонсировал повышение пенсионного возраста. Почему власти так считают? Потому что у них уже есть удачный пример с отменой накопительной пенсии.

Какой же либертарианский подход к пенсионному обеспечению.

Существует сложившаяся многовековая рыночная практика индивидуальных и корпоративных пенсионных программ в страховых компаниях и в негосударственных пенсионных фондах. Причем здравомыслящий и осторожный человек может открыть несколько программ как на себя, так и на близких, снижая финансовые риски в случае нетрудоспособности. Переход к золотому стандарту, стопроцентное резервирование и ликвидация государственной монополии на эмиссию платежных средств позволит обуздать инфляцию. Люди не будут бояться обесценения своих накоплений и будут активнее сберегать. Что же делать тем, кто в силу каких-то обстоятельств не смогли накопить необходимые средства и остались без поддержки близких? Социальные услуги им буду оказывать добровольческие сети взаимопомощи, филантропы и благотворители. Либертарианское общество — это гуманистическое общество, в котором люди будут проявлять свой эгоизм и в форме благотворительной поддержке нуждающимся.

Таким образом, либертарианский подход — это изгнание государства из пенсионной системы. Правда сделать это будет очень нелегко, так как патерналистическое ожидания в отношении государства относительно пенсионного обеспечения глубоко укоренились в сознании миллионов людей в большинстве стран мира. Во-первых, на индивидуальном уровне каждый либертарианец должен реализовать собственный финансовый план, который позволит сделать его независимым от государственных подачек. Это может быть открытие собственной индивидуальной пенсионной программы в негосударственном пенсионном фонде или приобрести полис накопительного страхования жизни. Это может быть приобретение недвижимости и сдачи ее в аренду. В современном мире существует много возможностей, но задумываться об этом надо смолоду. Во-вторых, добиваться как минимум уменьшения роли государства, а как максимум полного его вытеснения из системы пенсионного обеспечения. Это и политическая борьба против попыток увеличения пенсионного возраста, страховых взносов и борьба за сокращение страховых взносов. Это всемерная поддержка добровольных пенсионных программ. В-третьих, последовательно разоблачать жульничество государств в системе пенсионного обеспечения и раскрывать глаза широкой общественности на реальное положение дел.

    Sergey Boyko

    Written by

    Понаехавший из Перми. Либертарианец.