Криптовалюты: какие бывают, почему столько стоят и как это работает. Часть 1

Пять самых дорогостоящих криптовалют на сегодняшний день — это (капитализация указана в первом столбце слева):

Суммарная оценка стоимости их денежной массы при текущих обменных курсах валют на доллар — $46.9 млрд., в то время как суммарная стоимость 830 остальных, чьи показатели отслеживаются на сайте www.coinmarketcap.com, составляет $5,7 млрд. При этом достаточно весомыми валютами как на бирже, так и в плане мировой известности, являются, наверное, только первые три — в основном о них я и буду рассказывать.

Чтобы примерно представлять себе масштабы цифр — вот аналогичные цифры по рублю:

Market Cap — $675,220,000,000

Volume (24h) ~ $56,000,000,000

Рынки реальных валют, конечно, гораздо живее даже если сделать скидку на разницу в объёмах. Даже объёмы международных валютных торгов по перуанскому солю пока в несколько раз больше объёмов торгов биткоина — тем не менее, учитывая разницу в происхождении этих валют, достижения системы Bitcoin поражают.

1) Почему биткоин/Ripple/Ethereum стоит столько (много, мало)? Становится ли сильнее валюта, если она стоит больше (её «капитализация» больше)?

На курс валюты влияют разные факторы, такие как объём спроса на неё (транзакционный — спрос, обусловленный необходимостью купить какой-то товар за конкретную валюту — и инвестиционный) и объём предложения валюты. В случае биткоина с объёмом предложения всё достаточно ясно — на данный момент в обращение» выпущено более 16 млн. биткоинов, к 2100+ году, когда их число достигнет 21 млн. единиц, их «выпуск» прекратится. Количество XRP (валюта Ripple) было задано при создании, и хотя большая часть XRP по-прежнему принадлежит Ripple Labs (временно берущей на себя, таким образом, функции центрального банка), рано или поздно весь объём валюты, как ожидается, окажется на руках у вторичных пользователей. Ежегодно выпускается одно и то же количество Ethers (валюта Ethereum), что со временем приведёт к стабилизации количества активной валюты (в силу потери ключей к кошелькам, смерти владельцев и.т.д.). Кстати говоря, в случае с Bitcoin и XRP в какой-то момент мы неминуемо столкнёмся с уменьшением предложения валюты в силу тех же естественных потерь.

Что касается спроса на валюту, то он, в основном, поддерживается на данный момент с инвестиционной стороны — несмотря на появление многочисленных сервисов по международному переводу через Bitcoin, их оборот пока невелик

Цена на BTC (XRP, ETH), таким образом, зависит, в основном, от настроений спекулянтов на рынке, связанных или не связанных с отдельными событиями (такими, как крах Mt.Gox в результате взлома ,биржи, одно время осуществлявшей до 70% операций по Bitcoin, регуляторные изменения со стороны правительств и центробанков различных стран, в первую очередь Китая — скажем, нынешний рост цены на Bitcoin во многом связан с выходом на этот рынок китайских игроков, обеспокоенных ослаблением национальной валюты, наконец, хищение 11.5 млн. ETH (~$50 M на тот момент) со счетов DAO, венчурного фонда, запущенного на основе сети Ethereum). Кроме того, ввод/вывод даже сравнительно небольшой по масштабам других валютных рынков суммы может кардинальным образом изменить ситуацию.

Влияют ли эти изменения на распространение валюты и делают ли они позиции валюты более сильными?

Сама по себе волатильность биткоина делает более рискованными международные переводы при помощи этой валюты в случае, если в обе стороны приходится проводить обмен на какую-то другую «реальную» валюту (скажем, на доллары или евро), а также некоторые другие финансовые предприятия, основанные на инфраструктуре системы Bitcoin. Также, взрывной рост объёмов транзакций из-за наличия проблем с пропускной способностью сети привёл к росту стоимости транзакции, которая, в среднем, составляет уже от нескольких до нескольких десятков центов. С другой стороны, большая активность на рынках приводит к снижению спредов и уменьшению комиссий посредников, что может облегчить жизнь финансовым стартапам на основе криптовалюты.

Нужно понимать, что оптимистичные настроения инвесторов могут в любой момент смениться не менее сильными пессимистическими настроениями, а оценка проекта или технологии по принципу «в принципе, идея перспективна — я думаю, надо вложить сюда денег, да побольше» уже не раз приводила к печальным последствиям. Как пример можно вспомнить кризис доткомов. С одной стороны, Интернет как технология оправдал-таки все ожидания, возложенные на него. С другой — из поколения компаний, основанных до 2001 года, очень немногие выжили и здравствуют до сих пор — несмотря на общую перспективность направления, большинство идей, опробованных тогда, оказались нежизнеспособными, значительная часть проектов — резко поднявшимся на нарастающей волне мусором, а многие из компаний, переживших кризис, не стали впоследствии лидерами рынка, а просто увяли со временем или заняли какую-нибудь нишу

2) Окажись я ранним инвестором в Bitcoin, я разбогател бы, как большинство тех ребят

Простой пример интересного валютного парадокса. В 2010 году, на заре эры Bitcoin, один человек купил у другого две коробки пиццы Papa John’s за 10,000 BTC (соответственно, ~$17 млн. сейчас). Люди, услышав эту историю, испытывают смешанные чувства по отношению к этому любителю пиццы и думают о том, как повезло бы парню, если бы он этого не сделал. Однако в 2010 году мир Bitcoin был не так уж и велик. Представьте множество людей, обладающих громадными суммами виртуальных денег, чья стоимость… равна нулю. Если в карман себе вы положите 10 разрисованных бумажек, придёте к другу и в шутку купите у него шнурки для ботинок или огрызок от яблока за эти бумажки, а он, в свою очередь, тоже что-нибудь будет на них покупать (всякую ерунду, карандаши, скрепки, что угодно), то вы разыграете в лицах историю развития Bitcoin на начальных этапах. Да, это была интересная идея и со временем Bitcoin как в некоторых отношениях удобный финансовый инструмент стал приводить к появлению новых инфраструктурных проектов, кто-то запустил магазины, принимающие биткоины, кто-то даже удумал получать в них зарплату, и так далее. Однако если бы не было этих людей — человека, продавшего пиццу за 10000 BTC, человека, который в том же году запустил сайт Bitcoin Facet (сайт, раздававший по 5BTC каждому посетителю; этим человеком был Гэвин Андресен, главный разработчик в иерархии Bitcoin на данный момент), и многих других, купивших малоценные предметы за суммы, кажущиеся сейчас громадными, если бы не было энтузиастов, включающих свои компьютеры для того, чтобы “для прикола» намайнить себе ещё криптовалюты (и незримо включавшихся в соревнование, увеличивающее ценность самого приза), не было бы всей этой истории. Кто знает, возможно, окажись среди «первопроходцев» на два-три практичных (или, наоборот, недальновидных?) человека больше, они могли бы пустить круги по воде и привести к остановке всей этой виральной истории. А тогда биткоина бы не было.

И, кстати, такое может случиться в любой момент!

Подобные же рассуждения верны и в отношении крупных держателей Bitcoin. Их, разумеется, бедными людьми не назовёшь, однако нужно понимать — продать свою долю, не ломая рынка (я говорю о действительно крупных держателях — о тех, чьё существование беспокоит community), у них не получится. В этом смысле они не владеют теми деньгами, которые им приписывают журналисты, умножая курс на объём. И единственная возможность для таких людей удерживать цену на Bitcoin до тех пор, пока они остаются крупными держателями — это воздерживаться от больших продаж, не реализуя те объёмы, которыми они владеют. Потому что за Bitcoin’ом самим по себе (про инфраструктуру — отдельная история), как и за любой валютой, не стоит реальная ценность (этим валюта отличается, например, от акций компаний — даже при крупных сделках всегда есть какой-то минимальный порог, ниже которого — можно быть уверенным — цена уж точно не опустится)

3) Так всё-таки перспективны ли инвестиции в Bitcoin, и если да, то до какого уровня?

Как я уже сказал, на данный момент цена на Bitcoin определяется в основном спекуляциями, связанными на этом этапе, в основном, с бесконтрольным поведением массового инвестора. Вэтом смысле Bitcoin как предмет для инвестиций ничем не хуже (и не лучше) других популярных технологий (альтернативная энергия, некоторые виды новых материалов, электромобили, робототехника и др.). Как это ни смешно, равновесная цена на Bitcoin может быть любой — в том числе и нулём. В долгосрочном плане само существование Bitcoin, развитие его инфраструктуры и, в конце концов, определение его места на карте мира зависит от того, насколько большое место займёт эта валюта именно в мире транзакций. И хотя растущие объёмы (и уменьшающийся спрэд), безусловно, усиливают позиции Bitcoin в мире реальных величин, основным вопросом, который стоит задать себе по поводу Bitcoin и других криптовалют, остаётся один:

Какие проблемы именно эта криптовалюта (а также стоящее за ней сообщество, центральная команда разработчиков и сервисы, построенные на её основе — и сосредоточенные, почему-то, на работе исключительно с ней) решает лучше других валют и криптовалют? Что позволит Биткоину, Эфириуму или Рипплу занять по крайней мере нишевое место на рынке? Не присуща ли протоколу данной валюты какая-либо проблема, которая не может быть быстро решена и может серьёзно ударить по её перспективам?

Так, например, одной из давно назревших для решения проблем Bitcoin стало ограничение пропускной способности сети (~4200 транзакций по всему миру за 10 минут — примерное время генерации одного блока в сети; о том, что такое блоки, я расскажу позднее). Это ограничение можно изменить целым рядом способов, однако до сих пор никаких решительных действий в том или ином направлении коммьюнити не сделало. Тем временем, несмотря на относительно стабильный объём транзакций по сети..

…налицо рост общего объёма транзакционных издержек (или премий, с какой стороны посмотреть):

На данный момент средняя «награда» за транзакцию составляет ~0.0008 BTC (это чуть больше 80 рублей по текущему курсу) или (если брать средний размер транзакции) 0,12%. Как вам такой бесплатный биткоин?

Согласно информации с сервиса https://bitcoinfees.21.co/ при назначении награды за обработку транзакции менее 60 satoshi за байт (1 satoshi = 0.00000001 BTC),т.е. ~ 9 рублей за среднюю по размерам транзакцию по нынешнему курсу, вы рискуете никогда уже не увидеть её исполнения, а по транзакции со средней наградой до 36 рублей придётся ждать исполнения несколько часов.

Помешает ли эта проблема, конкуренция других валют с иными подходами, противодействие со стороны государств и недостаток реального применения развитию биткоина? Приблизительные ответы на этот и другие вопросы есть у очень немногих людей в мире — если честно, им, а также тем, кому азарт не даёт спокойно сидеть на месте, я и оставил бы спекуляции на рынках криптовалют.

Как это работает

Расскажу немного о том, как работает Bitcoin.

1) Откуда они брались (и берутся) у первоначальных владельцев?

Деньги внутри системы можно распределять по-разному. Тем не менее для целей развития системы Bitcoin было важно решить две задачи:

1) Создания широкого круга участников системы и предупреждение сосредоточения валюты у одного/немногих владельцев

2) Обеспечение ценности биткоина в глазах пользователей путём искусственного придания ему некоторой ценности

Обе эти задачи были решены через систему эмиссии и передачи прав на новые деньги в системе по методу proof-of-work, состоящей в том, что для получения порции биткоинов компьютер участника системы должен выполнить некоторое количество операций.

2) Что это за операции?

Это криптографические задачи, в которых одной последовательности символов сопоставляется полученная в результате вычислений другая. Причём работает всё немного не так, как с обычными задачами — участнику системы заранее известен не только алгоритм вычислений (один для всех), но и ответ, который ему нужно получить. А ищет он, на самом деле, такие вводные данные, которые бы давали этот ответ — и поиск этот осуществляется при помощи последовательного перебора возможных вариантов. Таким образом, алгоритм, с которым он работает, должен давать непредсказуемое изменение результата при малых изменениях входных данных (иначе можно будет не перебирать отдельные варианты и тем сократить себе работу), и выдавать в качестве результата все комбинации результатов в определённом диапазоне (скажем, от 000 до 999) с равной частотой — тогда система сможет в качестве проверочного ключа к задаче указывать какое-то значение, не дублируя вычислений, ведь заранее понятно, что, скажем, число 021 как решение будет встречаться (при обозначенной выше системе) примерно каждый тысячный раз.

Придумать алгоритм, удовлетворяющий этим и некоторым другим (необходимым для работы системы) условиям нелегко. К счастью для Satoshi Nakamoto (человека или группы людей, придумавшей Биткоин и какое-то время находившейся во главе проекта), такой класс алгоритмов уже давно существовал — именно такими свойствами обладали многие криптографические алгоритмы, используемые в сфере компьютерной безопасности.

Предположим, мы заявим, что алгоритм в нашей системе — это умножение некоторого числа на 2, а в итоге участнику системы нужно получить какое-то число. Этот алгоритм для наших целей не подойдёт — на получение результата уйдёт столько же времени, сколько и на проверку.

Используемый в Bitcoin механизм шифрования (достаточно сложный, я приведу ниже гораздо более простой пример, который хотя и удовлетворяет вышеперечисленным условиям, по ряду причин не мог быть использован для целей криптовалюты) подобран таким образом, чтобы невозможно было понять, из какой последовательности получилось данное решение иначе как простым перебором чисел. Во всяком случае, для алгоритмов этого семейства удовлетворительного алгоритма для получения вводных данных по ответу ещё не найдено.

В общем, наша задачка могла бы выглядеть примерно так:

Asdfh11415712egE — 021

235sdf73918sdg8s2–523

2389sdfkjlkjl12858s — 192

Справа у нас хеши, результаты осуществления данного нам набора операций с последовательностями слева, которые мы перебираем, при этом каждая операция может быть весьма и весьма трудоёмкой для обычного человека и состоять из сотен или тысяч действий. Задачей может быть, например, нахождение такой последовательности, которая даст после хеширования результат 000. Если условия, о которых я говорил выше, выполнены, то примерно один раз из тысячи, мы будем натыкаться на верную последовательность и получать “приз” — в наш кошелёк будет падать некоторое количество BTC.

Например, в качестве задачи могла бы быть взята следующая:

Найти такое простое число, которое при возведении в квадрат и делении на 1000 давало бы определённый остаток. Скажем, пусть это будет 507 (понятно, что это число от 000 до 999, других остатков от последней операции быть не может).

Иного пути для решения этой задачи, кроме как перебирать все возможные варианты, здесь вроде бы нет. Мы будем снова и снова брать разные простые числа, возводить их в квадрат, вычитать 1000 и смотреть, не получилось ли у нас в результате 507.

Если, однако, решение найдено (что потребует, в среднем, 1000 операций), проверить его можно будет всего одной операцией. Мы можем произвольно увеличивать сложность этого алгоритма (и, заодно, разницу между временем поиска верного ответа и временем его проверки).

Нечто подобное происходит и при процедуре генерации новых биткоинов. Они появляются в сети с определённой, наперёд заданной частотой. Для того, чтобы эта частота сохранялась на практике (а ведь, первоначально решая эта задачу на одном компьютере, вы можете завтра воспользоваться помощью целой сети распределённых вычислений — что же тогда?), реализован определённый алгоритм увеличения сложности.

Чем больше совокупная мощность компьютеров, занимающихся майнингом новых BTС, тем выше ставится сложность для того, чтобы заложенная в алгоритме частота «выпадения» новых биткоинов соблюдалась.

Так, с одной стороны, в сети поддерживается заданная скорость генерации новых BTC, с другой — обеспечивается их распределение пропорционально затраченным ресурсам всех пользователей, с третьей — за счёт того, что задача генерации становилась всё более сложной, а майнинг — всё более затратным мероприятием — был обеспечен естественный толчок для первых держателей к тому, чтобы обменивать биткоин на ценные ресурсы и ненулевое количество различных валют.

3) Как обеспечивается защита от мошенничества со стороны участников системы? Как можно быть уверенным, что они обладают запасами некоторой валюты и не потратят несколько раз одни и те же биткоины?

Грубо говоря, после добычи новая порция биткоинов оказывается «подписанной», а записи об этой транзакции, как и обо всех других транзакциях в сети, вносятся в специальную базу данных, которая хранится на компьютерах всех полновесных участников системы (можно, впрочем, покупать и продавать биткоины и без этого, но хранение и обработка транзакций как раз и поощряются за счёт тех «комиссий», о которых шла речь выше, и которые вы не получите, если не будете полноправным участником системы). При этом, хотя чисто теоретически подделка права собственности в системе Bitcoin возможна, в реальности осуществить такую операцию теперь вряд ли возможно (для этого нужно контролировать одномоментно более 50% всех вычислительных мощностей системы), а верификация транзакций, бесперебойность работы и независимость системы от «центрального аппарата» как раз и обеспечивают распределённым характером системы, т.е. хранением записей обо всей истории совершенных транзакций (с каждым биткоином) сразу на многих/всех серверах сети.

Про то, как работают Ripple и Ethereum, я расскажу в следующий раз ^_^