Фёдор Углов: “Человеку мало века!”

Занесен в книгу рекордов Гиннесса как самый старый оперирующий хирург в мировой истории. Родился 5 октября 1904г.

“Беречь сердце” нельзя

Клинике Медицинского университета им. Павлова Фёдор Григорьевич отдал более полувека своей жизни. Он не только всю жизнь оперировал, но еще и выхаживал каждого своего больного.

Был такой случай. Когда Углову было 98 лет, к нему пришла отчаявшаяся женщина и рассказала о своем горе. У ее матери — рак желудка, никто не берется оперировать. Опухоль слишком большая, плюс целый букет других заболеваний, да и больной уже почти восемьдесят лет. Пациентка надеялась только на Углова. Оказывается, пятьдесят пять лет назад Фёдор Григорьевич удалял ей аппендикс. А через несколько лет ее отец попал в страшную аварию на заводе: ему уже собирались ампутировать ногу, но Углов сделал четыре операции и ногу пациенту сохранил. И вот, вспомнив эти истории, хирург взялся за операцию восьмидесятилетней и, как все считали, безнадежной больной. И спас ей жизнь!

Пациенты платят ему благодарностью. Письма от больных приходили и с фронта, и в мирные дни — со всех концов страны и мира. Однажды он был на международном конгрессе в Индии. И там его попросили сделать операцию на сердце мальчику, которого не могли спасти даже самые лучшие местные врачи. Операция прошла блестяще. Через восемь лет Углов снова приехал в Индию. На одной из конференций к нему бросился высокий красивый парень и крепко сжал академика в объятиях. Оказалось, это тот самый когда-то умиравший мальчик, которому русский хирург спас жизнь.

Есть миф, что врачу не стоит “рвать душу” из-за каждого больного, — говорит Фёдор Григорьевич. — Считаю, что “беречь сердце” хирургу нельзя! От этого пострадают пациенты. Я к больным отношусь, как к своим родным.

Своих родных он, кстати, оперировал тоже сам — мать, брата и сестру, хотя это и не принято среди хирургов.

Академик вязал носки

ОН учился всю жизнь. Родился в глухой деревне в тысяче километров от Иркутска в рабочей семье. Но сумел закончить Саратовский университет, работал в глубинке сельским врачом. А потом поступил в аспирантуру в Ленинграде. Углов всегда тренировал голову и руки: часами не выходил из анатомички, практиковался на трупах, вязал узлы на носках. Однажды его тренировки увидела знакомая и ахнула: “Надо же — академик, а сам носки штопает!” Он оперировал в военном госпитале на финской войне. А потом — в холоде и голоде блокадного Ленинграда.

Уже в зрелом возрасте он выучил английский язык, чтобы знакомиться с новейшими достижениями мировой медицины. Неустанно писал научные труды и подвигал к этому своих коллег. Более полувека был бессменным редактором журнала “Вестник хирургии”.

На счету Углова более 10 тысяч операций, многие из которых он сделал впервые в истории советской и мировой медицины. Свою последнюю операцию академик провел почти в сто лет.

Недавно он тяжело болел — пережил инсульт.

- Как только немного пошел на поправку, утром стал одеваться: пора на работу. А ночью в бреду просил: “Заносите раненых!”, — рассказывает его жена Эмилия Викторовна.

Помогает вера Богу

ФЁДОР Углов считает, что жить долго и счастливо может каждый.

Главное условие долгой жизни — трудиться. Не ради славы, не ради денег. Ради людей, их здоровья и счастья. Я никогда никому не завидовал, не стремился кого-то обогнать. Хирургу надо переносить тяжелые физические нагрузки. После операции порой теряешь чуть ли не килограмм веса. Поэтому всегда занимался спортом, каждый день обливался холодной водой. И еще. Всегда был умерен в еде, не курил и не пил. И двадцать восемь лет возглавляю Всесоюзное общество трезвости.

В семье академика не только дни рождения, но даже и свадьбы проходят без вина.

А зачем пить? Нам и так весело! — улыбается Федор Григорьевич. — Мы вместе готовим стол. Жена печет отличные пироги. Выставляем всякие варенья и соления со своего огорода. Лепим пельмени из говядины пополам со свининой. А зимой я добавляю туда чистого снежку.

А еще Федор Григорьевич — известный писатель. Читатели многих стран мира знают его книги: “Человек среди людей”, “Сердце хирурга”, “Человеку мало века” и другие. Недавно они вместе с Эмилией Викторовной закончили продолжение книги “Сердце хирурга”, и вскоре должно выйти в свет дополненное издание.

Помогает ему в жизни и вера Богу. Но это не религиозный фанатизм напоказ, как это принято сейчас у многих популярных людей, которых священники иронически называют “подсвечниками”. Это тихая глубинная вера в справедливость, добро, душевную щедрость. Его книги получили благословение священников, он встречался с Митрополитом, говорил о земном, о том, как помогать людям. Его вера мирно уживается с самой передовой наукой, они идут рядом, обогащая друг друга.

Я никому не навязываю свои взгляды, ведь храм — в душе.

А еще Углов считает, что долголетие ему дарит семья. У него четверо детей, восемь внуков, девять правнуков. Младшему сыну Григорию — тридцать семь лет, а младшему внуку Ванечке — три годика. А старший внук Михаил Сильников уже сам академик!

Советы Федора Углова: КАК ДОЖИТЬ ДО 100 ЛЕТ

  • Не садись в транспорт, когда можно пройтись пешком.
  • Выходи из-за стола чуточку голодный и знай меру в интимной жизни.
  • Никогда ни пей и не кури!
  • Учись и работай всю жизнь. Делай людям только добро и не желай зла.

Из всех своих рекомендаций Федор Углов вывел 12 правил, для долгожителей.

Люби Родину, и защищай её. Безродные долго не живут.

Люби работу. И физическую тоже.

Умей владеть собой. Не падай духом ни при каких обстоятельствах.

Никогда ни пей и не кури, иначе бесполезны будут все остальные рекомендации.

Люби свою семью. Умей отвечать за неё.

Сохрани свой нормальный вес. Не переедай!

Будь осторожен на дороге. Сегодня это одно из самых опасных для жизни мест.

Не бойся вовремя пойти к врачу.

Избавь своих детей от разрушающей здоровье музыки.

Режим труда и отдыха заложен в самой основе работы своего тела. Люби свое тело, щади его.

Индивидуальное бессмертие недостижимо, но продолжительность жизни во многом зависит от самого человека.

Делай добро. Зло, к сожалению, само получится.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.