Очень плохая музыка

Каждый день в России и в мире появляются десятки новых музыкальных групп и проектов. При этом уровень материала многих из них оставляет желать лучшего. Вместе с журналом UMM мы послушали тысячи песен сотен групп и объясняем, почему на современном музыкальном олимпе так мало талантов.

очень плохая музыка

Музыка — от танцев с бубном до коммерции

В древности музыка носила чисто прикладной характер и выполняла не художественные задачи: она сопровождала ритуальные пляски у костра и медитации, помогала священнослужителям в их проповедях, благотворно влияла на воинский дух перед битвой.

Постепенно это искусство стало средством зарабатывания денег и инструментом самовыражения. В мире каждый день появляются десятки новых групп и проектов, претендующих на оригинальность. У каждого из них свое объяснение стиля, в котором написаны их работы, у каждого свой смысл и источники вдохновения. Но не каждого из них, увы, хочется слушать.

«Поколение Пепси», которое не понаслышке знает, что такое штаны-варенки и жвачка «Турбо», не было так развращено музыкой, как современное «Поколение смузи»:

В юности наше поколение слушало примерно одно и то же и мы точно знали о вкусах друг друга. Например, я был «киноманом», мои одноклассники — рейверами или рэперами, поклонниками «Алисы», Scooter, Prodigy или Metallica. И этот выбор был очень важен для каждого, потому что он сразу определял нас в разные социальные группы. Сейчас ушли по-настоящему большие артисты. Например, музыкальными героями 1960-х были The Beatles, конца 1980-х — Майкл Джексон, начала 1990-х — Nirvana. Мы видели их и хотели быть на них похожими. Музыкант и продюсер Kito Jempere (Кирилл Сергеев).

Сегодня человек не знает своих героев и теряется от количества музыкальных жанров и поджанров; на его неподготовленную голову сваливаются рекомендации с предложениями послушать «новую работу модного блогера и социофоба», который, помимо писательского дара, неожиданно открыл в себе способность к музыке (талантливый человек талантлив во всем, ага) и сочинил что-нибудь эдакое, с высоким смыслом, не поддающееся стилевой классификации.

И вроде бы все хипстеры, как один, назвали эту песню «челенджем и революционной идеей». Но почему она подозрительна похожа на простенький синтезаторный бит с вкраплением нескольких английских слов (с ужасным акцентом!) на фоне гула мотора работающего трактора?

Модно делать необычную, обязательно концептуальную музыку, которую нужно не просто слушать и наслаждаться ей, а ежеминутно угадывать, что хотел сказать автор. Страдает качество композиции, ее смысл. Но самое страшное, что существуют все предпосылки для того, чтобы такой музыки и дальше становилось больше.

Доступные технологии

Никогда еще прогресс так не помогал плохой музыке стать вездесущей. Как у каждого человека есть возможность найти персонального музыкального идола через соцсети и следить за ним, так и у каждого музыканта есть возможность передать свое творчество далеко за пределы комнаты.

Технологии, о которых раньше нельзя было мечтать, распространены повсеместно и помогают музыкантам в их нелегком деле: борьбе за самовыражение и доступ к слушателям.

Сейчас гораздо проще быть музыкантом, чем раньше. У всех есть компьютер, интернет. Тебе не нужно бежать в навороченную студию. Ты можешь быть сам себе музыкант, сам себе продюсер, и, возможно, ты даже сумеешь выйти на сцену. Дуэт Oh Wonder.

Раньше, чтобы стать артистом, приходилось решать массу вопросов: найти и арендовать студию звукозаписи, выбрать в прокате или купить приличный инструмент (и научиться на нем играть!), обрасти связями, общаясь с опытными людьми для продвижения своего творчества.

Современный же музыкант, назвавшись саундпродюсером, скачивает приложение на свой планшет, оно заменяет ему синтезатор, электрогитару и барабан, создает свой паблик в «ВКонтакте» и выкладывает записи в Soundcloud.

Иногда он на плохом английском поет в микрофон, обрабатывая свой голос для лучшего звучания. Это касается и диджеев новой волны, которые не смогут отыграть сет на виниле, настолько оцифрованными они стали и привыкли, что техника сама во время сводит и вытягивает треки.

Да, технологии это хорошо. Глупо не использовать их сейчас, когда даже обычный чайник в квартире взаимодействует с хозяевами по bluetooth, а холодильник напоминает о нужных покупках. И да, это плохо, когда доступ к слушателям получает только каста избранных, у которой есть связи и деньги. Но это не повод забывать об уроках вокала и изучении нот. Целый пласт современных музыкантов перестал считать свое занятие ремеслом: зачем посещать музыкальные школы, перенимая опыт ученого поколения? Достаточно раз в месяц смотреть обучающие ролики на YouTube.

Полезно вспомнить, как великие The Beatles в начале карьеры ковали свой путь к славе, играя часами напролет для случайных посетителей гамбургского стриптиз-клуба «Индра»:

Мы становились все лучше и набирались уверенности. Иначе и быть не могло, ведь нам приходилось играть вечерами напролет. То, что [посетители стриптиз-клуба] были иностранцами, пришлось весьма кстати. Чтобы достучаться до них, мы должны были стараться изо всех сил, вкладывать в музыку душу и сердце. Джон Леннон, из книги Малкольма Гладуэлла “Гении и Аутсайдеры…” «Они уезжали, ничего собой не представляя, а вернулись в прекрасной форме. Они научились не только выносливости. Им пришлось выучить огромное количество песен — кавер-версии всех произведений, какие только существуют, рок-н-ролльных и даже джазовых. ДоГамбурга они не знали, что такое дисциплина на сцене. Но, вернувшись, они играли в стиле, непохожем ни на какой другой. Это была их собственная находка». Биограф группы The Beatles Филипп Норман, из книги Малкольма Гладуэлла «Гении и Аутсайдеры».

Для чего современному музыканту уметь играть на инструментах, «чувствовать» их, если техника сама подскажет, какую кнопку на планшете нажать для нужного звучания? Тоже самое происходит и в других сферах: много «креативных» фотографов постят в Instagram банки соленых огурцов с красиво наложенными фильтрами и получают молчаливое лайк-одобрение от своих подписчиков. А кнопку «дислайк» до сих пор не выдумали!

Смена задач музыки и самовыражение

Музыка — способ изменить реальность. В СССР рок-музыка помогала людям справиться с лицемерием окружающего мира, была манифестом человеческой свободы. Это пример, когда музыканты творили для людей.

Современная музыка всё больше коммерческая, нацелена на зарабатывание денег. Кроме того, музыканты пытаются самовыразиться, совершенно забывая о слушателе.

Артист думает не о людях, которые песню послушают, а лишь о том, как бы через нее передать какой-то месседж, рассказывающий об авторе, его взглядах на жизнь. В результате получается композиция-загадка, которую сложно интерпретировать, и слушатель спрашивает самого себя «неужели я так глуп, что не разгадал смысл этой песни».

Талант и мода

Диктат моды был всегда — четверть века назад народ в этой стране ненавидел все советское, а теперь в тренде иметь «винтажный» (на самом деле старый) фотоаппарат «Чайка», называть свою компанию «Бюро» и вздыхать о докторской колбасе за два рубля тридцать копеек.

В музыкальной индустрии есть свои модные средства привлечения поклонников, которые могут заменить талант: можно стать фриком и брать поклонников не музыкой, а эпатажем: в Сергее Звереве сначала обращаешь внимание на образ, а не умение петь; группа Kazaky, возможно, круто танцует без огромных каблуков и латексной одежды. Музыканты-конъюктурщики тоже имеют место быть — они улавливают тренд, делая вирусные вещи. Такие персонажи зачастую не лишены таланта. Но плохо, когда молодые музыканты используют эти приемы, заменяя ими хороший вокал и владение инструментом.

Уровень музыкальных критиков

О музыкальных критиках высказывался французский композитор А. Онеггер: «Представим себе некоего идеального критика. Он должен обладать техническими знаниями композитора и иметь глубокую любовь к музыке, к «музыкальным событиям», к «звучащей материи…».

Но, по мнению некоторых музыкантов, таких профессиональных критиков, чьи рецензии должны помогать исполнителям стать лучше, стало слишком мало.

К сожалению, таких профессиональных критиков, какие были раньше, почти не осталось. А я помню, как-то у себя в Иркутске нашел журнал «Музыкальная жизнь» за семьдесят второй год и там рецензию, в которой по косточкам разобрали концерт Генриха Нейгауза. Это же настоящее учебное пособие! Мечтаю, чтобы и меня кто-нибудь разобрал по косточкам. Пианист Денис Мацуев.

В результате рынок и шоу-бизнес диктует толпе поклонников, кого нужно слушать.

В 1996 году мы записали диск… Я повез его в одну известную студию, и мне сказали дословно: «Старик, это классная музыка, мы сами выросли на такой, сейчас задачи другие. Сделай что-нибудь идиотское, простое — нам нужны хиты. А в эту музыку надо вникать, потребуется много денег, чтобы раскрутить ее». Сергей Болотников, лидер группы Воlоband, MR7.ru

И именно рынок портит вкусы аудитории, заставляя ее желать больше новых хитов, которые не имеют ничего общего с хорошей музыкой.

«Люди старше 35 лет были воспитаны на классической музыке и качественной эстраде. У певца тогда просто не могло не быть голоса. Это время дало нам прекрасные группы, талантливых музыкантов. И рок зародился тогда. А следующее поколение уже пичкали группами-однодневками, ничего толком не умеющими. И молодые привыкли к трем аккордам и запоминающимся припевам. Игорь Пленов, музыкант, директор группы «Облачный край», MR7.ru

В России множество талантливых музыкантов новой волны. Они успешно перенимают опыт старших товарищей по профессии, используют новые способы распространения музыки и привлечения аудитории.

Главное, чтобы юные дарования не забывали для кого и зачем творят. Тогда плохих музыкантов будет меньше, а хорошей музыки — больше.