Торжество некомпетентности

Пробела на Пелевина не хватило, что лишний раз подчёркивает — это давно уже не имя и фамилия, а явление. Сегодня викторпелевин.

Выбрать заголовок было сложнее всего. «Кто угодно, только не Мещанинова!» — тоже рабочий вариант. А ещё благодарность Косте Мильчину, который аккуратно вырезал из моего текста про центральный НОС фразу: «Хоронили новую словесность, порвали два баяна». Спасибо! Теперь я её тут могу использовать, вот для какого НОСа моя розочка сомнительных шутеечек цвела.

Как вы уже догадались, я тут отчитываюсь про нижегородский НОС, ВОЛГА/НОС, Нижний НОС или как там его только не обзови. Вряд ли многие из вас осилят смотреть двухчасовую трансляцию на ютубчике.

Сразу скажу про книги из шорт-листа, которые я все прочитала. Ничего не имею против первых четырёх кандидатов. Зиник и Лейдерман совсем не моё и не понравились, но я понимаю, за что им можно дать премию Новой словесности. Мещанинова и Степанова — идеально с моей точки зрения вписываются в премию, и я бы орала от счастья, если бы кто-то из них выиграл. Архангельский и Пелевин — два выстрела мимо. Архангельский ностальгически описал восьмидесятые, не придумав ничего нового ни по форме, ни по содержанию. Пелевин — ну вы сами понимаете. Он великолепен и свеж года для тысяча девятьсот девяносто девятого. iPhuck — неплохая вариация его же текстов начала нулевых, но новой словесностью он может показаться только тому, кто в современной русской литературе больше никого и не читал, а Пелевина вообще видит первый раз.

Так, позицию я обозначила, теперь погнали про премию.

Началась она сразу постиронично. Хорошо поставленными голосами, как у директора средней школы, нам прочитали речь с таким же примерно посылом, как обычно директора и делают. Общие слова, какая хорошая премия, как здорово, что все мы здесь сегодня собрались. И как только зритель по старой полусоветской привычке вполглаза задремал — БАМС! Достойный ответ рэпчинке на вручении «Большой книги». Откуда-то из задних рядов бодро вымаршировал полиционер (да-да, я догадалась, что он ненастоящий, просто форму надел) и начал красиво петь про наше полицейско-религиозное государство. Пел он Дмитрия Пригова, поэтому аллилуйя мешалась с ментовщинкой, а закончил он на сладостной ноте, что всем нам придётся сесть за свои убеждения. Это всё настроило присутствующих на особую атмосферу.

Вот что бывает, если случайно отвлёкся на премии или опоздал на начало.

Мне было особенно боязно, потому что последний раз полиционера я видела так близко на девичнике два с половиной года назад. Там он тоже сначала сладко пел, потом танцевал и сдирал с себя форму. Его ошибкой стало игривое бросание обмундирования в зал, состоящий сплошь из знойных дам. Форму моментально стырили, и уходить стриптизёру пришлось в штанах и толстовке, которую одолжил охранник. Так что за полиционера я переживала, но он благоразумно раздеваться не стал, и эта часть премии закончилась хорошо.

От лирического отступления к делу. Жюри вышло бодро, но старая гвардия в чатиках телеграма сразу их сдала. Бодро не будет, будет переливание из пустого в порожнее, как на полуфинале. В общем-то, так и было. Все голосовали кто в лес, кто по дрова, совершенно за разных кандидатов и по разным причинам.

Из важного на этом этапе.

1. Председатель жюри Евгений Стрелков заявил, что в Мещаниновой слишком много я, и что он против такого в литературе. Голосовал за Архангельского. Запомните этот момент.

2. Мария Гельфонд сказала, что читать Степанову и Архангельского неинтересно, но Степанова по её критериям подходит под премию НОС. Голосовала за этих двоих. Тоже запомните этот момент.

3. Меценат Дмитрий Володин внёс приятное разнообразие во всю мешанину тем, что он голосовал только за одного кандидата — Витьку Пелевина. Это первая книга Пелевина, которую он прочитал, и новое слово из всех этих шести кандидатов несёт только ВикторОлегыч. Второй голос он никому не отдаст, но этого никого не удивляет. С меценатами часто так случается, что половина активов не доходит в конце концов до потребителей.

Конечно, если ты прочитал только одну книгу Пелевина, то можно и очуметь. Вот бы дяденька выпал в осадок, если бы ему кто-нибудь подсунул Пепперштейна.

4. Артём Филатов тоже зажилил один из голосов, но последствия этого поступка мы узнаем позже.

5. Мария Гончарова, свет моих очей и радость, разумно отдала голоса за Мещанинову и Степанову.

Итог: по два голоса за Архангельского и по два голоса за Степанову. Лёгкое дежавю Большой книги шуршит по рядам, ну да ладно. Пока всё вполне честно.

Устаканиваем этот момент, что есть два лидера. Дальше начинаются дебаты, а параллельно по рядам ходят листочки для голосования, чтобы простые мимокрокодилы могли проголосовать. И вот это, я считаю, первый организационный прошлёп. Дело не в нехватке ручек для голосования (стырил их что ли кто-то все?), это всё мелочи и шуточки. Дело в том, что массовый посетитель премии не слишком компетентен, увы. Не в том смысле, что там пришли какие-то лошки нечитающие. Просто не все книги были одинаково доступны для читателей. Лично я, например, Лейдермана и Мещанинову выгрызала у издателей и друзей из ШКЖ зубами и когтями, а в итоге всё равно пришлось с протянутой рукой идти к членам жюри НОСа, чтобы они поделились пдфочкой. Купить в электронке нельзя, прочитать по подписке нельзя, на бумаге Лейдерман стоит больше тысячи, а Мещанинова крошечным тиражом есть в Нижнем, наверное, только в «Полке» (https://t.me/polka_knig), да и то кончится, если на неё набежит больше двух-трёх желающих.

Словом, я считаю, что такое «народное» голосование не совсем честное, так как акценты смещены. Тем более, что половина гостей в зале — это журналисты, которые читают урывками и просто голосуют за знакомые имена в списке. Кто эти знакомые имена? О! Виктор Олегович! Я его «Чапаева и Пустоту» читал, уматная книжка вообще! Не Степанову же читать, в которой миллион сложных страниц, кто это такая. А Мещанинова? Вон председатель жюри на неё плевался, значит, вообще ерунда какая-то.

На этом этапе доблестная Валя Горшкова (https://t.me/stranitca17) высказалась в защиту Мещаниновой (вот кто учился в ШКЖ и благоразумно настрелял пдфок вовремя), а под моим мужем проплавился пластиковый стул в дебатах про новизну Пелевина. Всё это возымело некоторый эффект. Артём Филатов выжилил обратно заныканный голос и отдал его за Мещанинову. А зрительский голос ушёл за Пелевина, само собой.

В итоге получилось, что по два голоса получили Степанова, Архангельский, Пелевин и Мещанинова. Суперфинал! Не сильно-то список сократили, не правда ли?

Тут и наступил переломный момент. Жюри, продолжая бесконечную шутку, начали голосовать за этих четырёх молодцов, но у каждого было уже не по 2 голоса, а по 1. Я вас просила запомнить слова Марии Гельфонд. Видимо, она самая смекалистая из всех судей и сразу поняла, что дело движется к бесконечности. Поэтому быстренько переобулась и отдала голос не за Степанову, которая заслуживает, а за Архангельского. Так быстрее можно пойти домой. В итоге получилось, что два голоса отданы за Архангельского, два за Мещанинову, один за Пелевина. Степановой внезапно не досталось ничего в суперфинале. Пелевин с трудом выехал на энтузиазме мецената. Это суперсуперфинал.

Моё мнение: в этот момент надо было взять за шкирку мецената и попросить проголосовать его за одного из двух лидеров. Это было бы достаточно честно, тем более, что он всё равно с одним зажиленным голосом изначально сидел. Даже если бы он проголосовал за Архангельского, то было бы правильно. Все бы узнали, что в Нижнем Новгороде сидят старые занудные пни, для которых восьмидесятые годы — это новая свежая волна словесности. А так все узнали, что в Нижнем сидят неадекваты.

Решение же было совершенно неожиданным. Оказалось, что у председателя жюри отрос ещё один голос! Логично предположить, что он может отдать его любимому Архангельскому, за которого и голосовал, но нет, это какой-то другой голос. Его можно отдать только за кого-то другого. Тут и возникает лозунг: «Кто угодно, только не Мещанинова», меценат хитро манипулирует председателем и склоняет его отдать голос Пелевину. Что в итоге? Новый тур балета, теперь финалистов три. Напоминаю, что за Степанову уже ни одного голоса нет. Зато Пелевин в суперсуперсуперфинале.

Казалось бы, что это самый глупый вариант, но он прокатывает. Если вам на этом моменте стало скучно от бесконечных повторений, то это нормально. Всем в зале тоже было совсем не весело.

Вы будете смеяться, но суперсуперсуперфинал не помог. Голоса опять разделились поровну: теперь уже между Пелевиным и Мещаниновой. Чтобы прекратить это бесконечное противостояние, все просто решили, что голоса, конечно, равные, но у некоторых они равнее. В частности, у председателя жюри. А так как в этот раз он голосовал уже за Пелевина, тот и выиграл. И зачем было затевать всю эту байду? Надо было сразу дать председателю сто сорок шесть голосов, чтобы он единолично выбрал. Сам, сам, конечно, сам, никакого влияния меценатов тут нет.

В общем, нижегородский НОС провалился с треском. Если на следующий год тоже наберут в жюри по объявлениям, то смотреть второй раз вальсирования и расшаркивания будет уже смертельно скучно. Гончарова предельно крута, Филатов адекватен, с Гельфонд я не согласна, но позицию могу принять, но всё равно клали с прибором на их мнения, потому что вот так вот всё делается. Достаточно наглядно и прискорбно, а памятная статуэтка, напоминающая чумного доктора, едет в пелевистан.

А чтобы не заканчивать на грустной ноте, вот вам фото котеечки, которая кусала на входе посетителей за шнурки.

Нос не дорос в жюри жюрить.

https://t.me/greenlampbooks